Реклама...

    


 
   главная вооружение авиапушки
     МП-6
       
Страна: СССР
Тип: 23-мм авиационная пушка

Толчком к созданию 23-мм систем авиавооружения в СССР послужил недостаточно мощный патрон ШВАК калибра 20х99R. В предвоенные годы были разработаны несколько видов более мощных боеприпасов 20-мм калибра, использовавшихся в экспериментальных системах. Патрон 20х110 мм, под который испытывали опытные системы Дегтярева, Атслега и Березина, 20х114 мм под противотанковые ружья Блюма и Владимирова.

Однако, не смотря на резкую критику слабого патрона ШВАК со стороны руководства НКАП, АУ и армейского руководства СССР во второй половине 30-х годов, побороть лобби любимца Сталина - Б.Г. Шпитального оказалось нереальным. Вплоть до начала войны главный конструктор ОКБ-15 никого не пустил в занятую им нишу 20-мм артсистем.

Отчасти в этой связи в Наркомате вооружений возникла идея не ломиться в закрытую дверь, пытаясь протащить более мощные 20-мм авиапушки, рискуя навлечь ревность Шпитального и, как следствие, неудовольствие Вождя, а сделав ход конем, резко увеличить мощность авиапушки переходом на более крупный калибр. Как показало время, данное решение, хотя и являлось отчасти вынужденной мерой, оказалось стратегически верным.

Внимательно наблюдая за мировыми веяниями в области вооружений, отечественные специалисты не могли не обратить внимания на новейшие разработки иностранных компаний. По пути наращивания калибра своих авиапушек пошли датчане, переработав свой 20-мм автомат Мадсен под калибр 23 мм. Франко-швейцарская фирма Испано-Сюиза также, параллельно своей 20-мм пушке HS-404, разрабатывала 23-мм варианты HS-406 и HS-407. По всей видимости, благодаря последней, и в СССР был выбран для новейшей разработки 23-мм калибр. По одной из версий поводом для национализации в 1937 году французского отделения компании Испано-Сюиза было обвинение главы фирмы Марка Биркье в продаже СССР новейшей 23-мм моторпушки HS-407 в обход запрета продаж на военные разработки.

Являлось ли это правдой или нет, по всей видимости, мы уже не узнаем. Во всяком случае, документальных следов этой сделки до сих пор не найдено и скорее всего все же сделка не состоялась, не смотря на интерес к французским разработкам со стороны советских атташе. Но эти обвинения Биркье странным образом совпадают по времени с выдачей задания Наркоматом вооружений в СССР на проектирование новой 23-мм авиапушки, которое появилось летом 1937 года. Задание на разработку авиационной 23 мм автоматической пушки было выдано московскому ОКБ-16, которое возглавлял Я.Г. Таубин. Параллельно такая же задача была поставлена тульскому ЦКБ-14, в котором 23-мм пушкой занимались на конкурсной основе три группы конструкторов в составе: В. Н. Салищев и В. А. Галкин (проект ТКБ-198); В. И. Силин, Ф. С. Батов и М. В. Сивов (проект ТКБ-199) и третья в составе А. А. Волкова и С. А. Ярцева (проект ТКБ-201).

В этот же период была начата разработка нового 23-мм патрона для пушки. Надо сказать, что если у иностранных производителей использовались патроны относительно умеренной мощности - у датской Мадсен - 23х106, у французской Испано - 23x122, то разработчики тульского патронного завода превзошли их, родив в начале 1938 года чудовищно мощный патрон, известный ныне как 23х152B, по дульной энергии более чем в полтора раза превосходивший зарубежные аналоги.

Причина, заставившая советских оружейников создать такой мощный боеприпас, неясна. Для авиационного вооружения такая энергия снаряда умеренной массы явно была излишней, особенно на момент конца 30-х годов. Впоследствии при разработках авиапушек под этот патрон разработчики столкнулись с многочисленными проблемами чрезмерной отдачи пушек, воздействующей на конструкцию самолетов, куда эти пушки были установлены. Возможно тут сыграла роль советская мания того времени делать все больше, сильнее, тяжелее, мощнее, чем у проклятых капиталистов, а возможно планировалось унифицировать в перспективе этот патрон для применения в зенитных автоматах. Однако, дело было сделано и, как показали будущие события, не смотря на массу трудностей в начале, патрон 23х152B оказался весьма удачным, ему суждена была долгая жизнь в самых разных системах артиллерийского вооружения.

Но вернемся собственно к пушкам. Если о разработках тульского ЦКБ-14 стоит рассказать отдельно, то в московском ОКБ-16 работу по созданию авиапушки. возглавил ведущий конструктор М. Н. Бабурин, в его группу вошли А. Э. Нудельман, А. С.Суранов, В.Л.Таубкин, П. И. Грибков и др. Общее руководство работами осуществлял Я. Г. Таубин.

С весны 1934 года, когда, собственно и было организовано самостоятельное конструкторское ОКБ-16 наркомата вооружений, Таубин являлся его руководителем. Опыта у молодого конструктора-самоучки было немного, зато, как водится у малоопытных людей, самоуверенности хоть отбавляй. В период с 1935 по 1938 годы под руководством Таубина был разработан первый в мире пехотный автоматический гранатомет АГ-ТБ, тема революционная в мировой практике, а потому воспринятая в штыки в СССР. Несмотря на удачную в целом конструкцию и хорошие результаты испытаний, гранатомет Таубина не был принят на вооружение, зато послужил хорошим опытом и отправной точкой для проектирования новой авиапушки.

Именно конструкция автоматического гранатомета легла в основу разрабатываемой авиапушки, получившей внутрифирменное обозначение МП-3, то есть "моторпушка", из чего следовало, что предназначалась она главным образом для установки в развале цилиндров V-образных рядных двигателей.

Гасить существенную отдачу мощного патрона в пушке было не просто, поэтому разработчиками была использована схема автоматики с длинным откатом ствола, что, как следствие, привело к достаточно низкой скорострельности - всего 300 выстрелов в минуту.

Питание патронами осуществлялось из механизированного магазина вместимостью 81 патрон. Магазин представлял собой довольно сложное устройство, в состав которого входили девять реек-обойм, каждая из которых снаряжалась девятью патронами, которые, по мере расходования, заменялись новыми с помощью специального привода.

На том этапе развития системы в пушке Таубина использовался патрон 23х152, отличавшийся от более позднего патрона 23х152В пушки ВЯ отсутствием бурта в основании гильзы, необходимым для крепления патрона в ленте

К сожалению, подробности конструкции пушки МП-3 весьма отрывочны. Но военные, оценив орудие, забраковали недостаточно высокий темп стрельбы, требуя не менее 600 выстр/мин, что привело к последовательным доработкам системы.

Уменьшив ход ствола на пушке МП-3, и фактически придя к схеме короткого отката, удалось поднять темп стрельбы пушки до 500-550 выстр/мин. К августу-сентябрю 1940 года было изготовлено 15 доработанных пушек МП-3.

По свидетельству П.П. Грибкова, в те годы молодого конструктора ОКБ-16, Таубин и Бабурин в сентябре 1940 года побывали на приеме у Сталина, который потребовал поднять темп стрельбы до 600 выстр/мин, считая, что пушка с темпом стрельбы 500 выстр/мин годится лишь для сухопутного применения. На заводе пытались поднять темп стрельбы за счет лучшей отладки. Начальник цеха В.Е. Сиберев предложил ставить более жесткую возвратную пружину, благодаря которой затвор приходил в переднее положение с большей скоростью. Благодаря этому удалось достичь скорострельности 600-610 выстр/мин.

В окончательном виде, получившим обозначение МП-6 (другое обозначение - ПТБ-23 - пушка Таубина-Бабурина), был введен рычажный ускоритель затворного узла для сохранения хода затвора на прежнюю длину и более эффективных гидравлический буфер отката вместо пружинного.

К сожалению, столь высокий темп стрельбы при использовании мощного патрона таил в себе массу проблем, которые никто не мог предвидеть. Такой параметр, как усилие отдачи не фигурировал нигде в технических требованиях на орудие. По всей видимости, ни оружейники, ни авиаконструкторы, до сего момента не сталкиваясь с установкой на самолеты столь мощного оружия, не придавали значения чудовищным силам, которые в момент отдачи воздействуют на конструкцию самолета.

В октябре 1940 года пушка МП-6 проходила наземные полигонные испытания в Ногинске на полигоне НИИ АВ ВВС РККА.

Стрельбы же в воздухе из пушки МП-6 на полигоне НИП АВ ВВС начались 31 ноября и продолжались по 10 декабря. На каких самолетах они проводились, в отчете не сказано, известно, что один из прототипов пушки устанавливался на купленный в Германии истребитель Bf-110С, также планировалась установка пушек на двух бомбардировщиках СБ ╧ 7/290 и 15/266. Было отмечено, что темп стрельбы пушки составил 581-627 выстрелов в минуту, а начальная скорость снаряда - 872,9 м/с.

Тем временем в начале 1940 г в ЦКБ-14 были готовы 23-мм пушки конструкции Салищева и Галкина (ТКБ-198) и Волкова и Ярцева (ТКБ-201). При том же темпе стрельбы конкуренты были несколько легче, чем МП-6. Магазинное питание пушки Таубина также не выглядело выигрышно по сравнению с ленточным у конкурентов. Мало того, что такая схема была менее технологична, имела высокий процент дорогой механической обработки, она еще требовала при установке на самолет дополнительного места. Емкость магазина также считалась недостаточной. Магазин на 150 патронов (25 обойм по 6 патронов) Таубиным был заявлен, но так и не разработан. Что очень важно - установка МП-6 в крыле требовала прикрытия её специальным обтекателем, ухудшающим аэродинамику. Обойтись без него было нельзя, т.к. опустошённая обойма, выходящая из пушки, попадала в воздушный поток и, изгибаясь, заклинивалась, что приводило к остановке стрельбы. Ленточное питание пушки Волкова и Ярцева позволяло обеспечить существенно меньшее поперечное сечение пушечной установки (ленты могли укладываться в крыльях на расстояние 1-1,5 м от пушки), штампованные звенья ленты стоили существенно дешевле обойм. Оценка веса пушек МП-6 и ВЯ показала, что с учётом механизмов перезарядки вес МП-6 (56 кг) был всего на 6,8 кг меньше, чем у ВЯ (62,8 кг), но у пушки ВЯ он мог быть без особых затруднений уменьшен до 52 кг. Однако если по массогабаритным характеристикам МП-6 и ВЯ были соизмеримы, то по безотказности и живучести преимущество находилось на стороне ВЯ (0,05% задержек и 0,1% поломок, по сравнению с 0,21% и 0,62% у МП-6). Пушка ВЯ, конечно, тоже имела недостатки. Поскольку она имела газоотводную автоматику, отдача гасилась откатом всего орудия, что требовало подвижного лафета и гибкого рукава - патронопровода.

Однако, Таубин был "вхож" к Сталину в отличие от неизвестных никому конструкторов ЦКБ-14, что на первых порах сыграло свою роль в пользу пушки МП-6.

Цикл испытаний МП-6 ещё не был завершён (она не прошла стрельбу на живучесть в объеме 10 000 выстр.), их результаты по ряду пунктов внушали тревогу, когда постановлением ╧423сс Комитета обороны от 16 ноября 1940 г. её приняли на вооружение ВВС РККА.

И главной проблемой пушки была, как уже упоминалось выше, чудовищная отдача. Впрочем, отдача вполне соответствовала калибру и мощности пушки, но не укладывалась в технические условия, предложенные самим Таубиным в процессе разработки, что естественно, вызвало сопротивление авиаконструкторов. Когда подошли результаты испытаний конкурирующих проектов ЦКБ-14, выяснилось, что отдача и их проектов значительно превосходит требуемою.

Тем не менее, с ноября 1940 г. начался процесс организации серийного производства пушек МП-6. В соответствии с Постановлением КО ╧423сс от 16 ноября 1940 г. оно должно было осуществляться на заводе ╧2 НКВ (г. Ковров), несколько позднее к нему присоединился и завод ╧66 НКВ (г. Тула). Совместное Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) ╧2470-1100сс "О мероприятиях по обеспечению программы Наркомавиапрома на 1941 год" устанавливало объём заказа пушек МП-6 на 1941 г. в количестве 7550 штук с началом выпуска первых серийных образцов на заводе ╧2 с 20 января 1941 г. и на заводе ╧66 с 15 февраля того же года. Но практически одновременно с началом организации серийного производства МП-6 с ней начали происходить нехорошие явления. Пушка принималась на вооружение с магазинным питанием, хотя с самого начала было ясно, что необходим её перевод на ленточное питание. Складывалась странная ситуация: заводы начинают осваивать производство пушки с магазином, а параллельно с этим с середины декабря 1940 ОКБ-16 в авральном порядке дорабатывает пушку под ленту. В этой работе Таубина с одной стороны "подгонял" Нарком вооружения Б. Л. Ванников, с другой - конструктор штурмовика БШ-2 С. В. Ильюшин, нуждающийся в доработке места для пушки в крыле самолета. К 27 декабря 1940 г. штурмовик БШ-2 был готов, но пушки МП-6 с ленточным питанием по-прежнему не было. Тогда Ильюшин принял решение ставить на штурмовик пушку МП-6 с магазином и в этом виде готовить его к государственным испытаниям, назначенным на 10 января 1941 г. МП-6 с ленточным питанием удалось изготовить в первых числах января, буквально накануне испытаний. С 10 по 22 января состоялись сравнительные испытания пушек ВЯ и МП-6 с ленточным питанием на двух БШ-2 и обе пушки прошли их успешно. Но Ильюшин выбрал для штурмовика пушку ВЯ, мотивировав свое решение меньшим значением усилия её отдачи.

С отдачей МП-6 вышла некрасивая история. В середине октября 1940 г. С. В. Ильюшин запросил у Таубина значение усилия отдачи его пушки для его учёта при проектировании штурмовика БШ-2. Тот сообщил усилие в 2200 кгс. И вот в ходе испытаний выясняется, что пушка МП-6 имеет значительно более сильную отдачу, чем изначально предполагалось. Проведенные в ЦАГИ исследования показали её значение около 5000-5200 кг, т.е. более чем в 2 раза больше, чем заявлено Таубиным. Ильюшина такая отдача не устроила, он стал отказываться от МП-6, ссылаясь на сильные вибрации крыла самолета во время стрельбы и возможность его разрушения. Таубин отвечал Ильюшину результатами испытания пушки на Ме-110, прошедших без повреждений самолета, доработал гидротормоз, уменьшив усилие отдачи до 3500-3800 кг, но всё равно Ильюшин пушку Таубина брать не хотел. Временное решение проблемы нашлось быстро - 17 января вышел приказ НКАП ╧147 "О вооружении самолёта Ил-2", определивший: на серийные штурмовики должны устанавливаться менее мощные, но надёжные 20-мм пушки ШВАК.

Позднее, в 1943 г., когда Таубина уже не было в живых и шла Великая Отечественная война, на НИИ АВ ВВС КА было установлено, что отдача ВЯ тоже превышает "заветные" 2200 кг и составляет около 4000 кг. При этом Ил-2 успешно провоевал с пушками ВЯ всю войну, без каких либо нареканий со стороны лётчиков на отдачу. Можно предположить, что Ильюшин знал о приемлемости отдачи пушки МП-6 при её использовании в крыльевой установке. Основания для таких заключений у него были - жалоб у летчиков БШ-2 на большую отдачу МП-6, а также нарушений конструкций самолета в ходе неоднократных лётных испытаний не отмечалось. Но видя, как тяжело идет отработка МП-6, Ильюшин предугадал её печальную судьбу. И, чтобы не ставить срок запуска Ил-2 в серию в зависимость от пушки МП-6, он нашёл благовидный предлог отказаться от неё. История с отдачей МП-6, ставшая известной, в высоких сферах выглядела так, что Таубин обманул авиаконструкторов и поставил под угрозу срыва запуск в серию новых боевых самолетов и даже безопасность их эксплуатации. Одного этого было достаточно для строгого разбирательства с трудно прогнозируемыми последствиями. Но этот вольный или невольный "прокол" Я. Г. Таубина был далеко не последним.

Возня вокруг усилия отдачи МП-6 продолжалась ещё какое-то время и закончилась "громко". Пушка МП-6 должна была устанавливаться на истребителе ЛаГГ-3, и в течение 1940 г. ОКБ-16 совместно с авиационными и моторными КБ решало вопрос об её установке в моторном отсеке самолета. К весне 1941 г. выяснилось, что из-за значительной отдачи МП-6 в месте её соединения с двигателем М-105П образуются трещины, и пушку можно использовать только при условии усиления его картера. Налицо был срыв задачи по вооружению пушками современных истребителей! В то время это оценивалось как явное вредительство. И тогда нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин, спасая положение, пошёл на самоуправство - разрешил изготовление моторов М-105П с усиленным картером, не согласовав этот шаг с Правительством, Совнаркомом и ЦК ВКП(б). Но когда информация о самоуправстве Шахурина дошла до И. В. Сталина, нетерпимо относившегося к нарушениям регламента, последовало незамедлительное наказание. Постановлением СНК и ЦК ВКП(б) от 4 марта 1941 г. А. И. Шахурин был обвинён в несогласованном утяжелении мотора М-105 в целях его приспособления к пушке Таубина и предупреждён, что в дальнейшем за подобные действия последует более строгое взыскание. Но "жертва", принесённая Шахуриным, оказалась напрасной - 12 апреля в ходе очередных испытаний ЛаГГ-3 с усиленным картером мотора и МП-6 - крепление пушки снова было сорвано отдачей┘

В ходе этих испытаний МП-6 из первой серийной партии завода ╧66 показала себя крайне ненадёжной - задержки возникали в среднем одна на 15 выстрелов (у пушки ШВАК - одна задержка на 220 выстр.), часто случались поломки. Испытывавшиеся одновременно с МП-6 на том же истребителе пушки ВЯ и СГ тоже вели себя "не ах" - возникло немало задержек, поломок и даже несколько случаев выстрела при незапертом канале ствола, но положение этих пушек, по сравнению с таубинской, не вызывало особой тревоги. Ведь они были опытными, а МП-6 являлась СЕРИЙНОЙ! Кроме вышеупомянутых Ил-2 и ЛаГГ-3 под установку этой пушки проектировались целый ряд самолетов - истребитель Пашинина ИП-21, Микояна ИП-201 и ДИС-200, Таирова Та-3.

В конце марта 1941 г. начались новые сравнительные испытания пушек ВЯ и МП-6 с ленточным питанием на серийных штурмовиках Ил-2. Они шли с перерывами на доработку установок и пушек до начала мая, за это время пушка МП-6 была "вылизана" конструкторами ОКБ-16 и показала удовлетворительные результаты по безотказности, не уступив пушке ВЯ. Но Государственная комиссия рекомендовала к серийному производству всё же пушку ВЯ. Такое решение появилось не на пустом месте - к марту 1941 г. руководству НКВ стало окончательно ясно - освоение производства МП-6 идёт плохо. К 20-м числам января заводы ╧2 и ╧66 практически завершили разработку технологии, калибров, инструмента, оснастки и приспособлений под её производство, а завод ╧66 даже частично переоснастил цеха новой оснасткой и выпустил первые 5 пушек. По плану до конца 1941 г. предстояло выпустить 12 600 пушек МП-6 - почти в 6 раз больше, чем ШВАК, и она должна была стать основной пушкой новых боевых самолетов. Заводы начали производство МП-6, но их качество было низким. На заводских испытаниях в Туле и Коврове часто случались поломки и, что критично, массовые случаи выстрелов при незапертом канале ствола. Директора, объясняя аварии, ссылались на конструктивное несовершенство механизма противоотскока, что понятно - объяснить их только неточным изготовлением одного и того же узла сразу на двух заводах не получалось. Таубин же считал причиной аварий заводской брак. Что бы там ни было причиной, выпустить серию пригодных для поставки на авиазаводы пушек не получалось. И в этой обстановке, когда не удаётся добиться выпуска работоспособных пушек, Таубин готовит новый вариант МП-6 с ленточным питанием, что означает для заводов в ближайшей перспективе ломку с трудом организуемого производства пушек с магазинным питанием! Но надежда заставить работать МП-6, в которую было вложено столько сил и средств, ещё сохранялась. В начале мая 1941 г. на совещании у секретаря ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкова в резкой форме обсуждался вопрос о возможности доработки ранее выпущенных пушек МП-6 в отношении надёжности. В итоге МП-6 сняли с серийного производства и работу над ней прекратили. Этот провал в работе ОКБ-16 и лично Я. Г. Таубина мог и не повлечь для него трагических последствий - прецеденты подобного неудачного хода разработок вооружения имелись. Беда была в том, что этот провал стал не единственным, произошедшим в описываемый (и довольно узкий - всего три месяца) промежуток времени.

Масла в огонь подливала и параллельная работа группы Таубина над 37-мм авиапушкой, и провал работ по 12,7-мм авиационным пулемётом АП-12,7.

Кроме того с 1939 г. Таубин настойчиво предлагал ГАУ разработать 23-мм зенитную установку с пушками МП-3. И добился своего, работа была санкционирована. Однако для зенитных пушек нужны сухопутные лафеты, а опыт их создания у ОКБ-16 отсутствовал. Работа над зенитной установкой шла вяло, другие КБ оказывать помощь в разработке лафета не спешили. Постепенно Таубин забросил зенитную установку, и у начальников из НКВ и ГАУ, которые курировали его работу, появилась дополнительная головная боль - ещё одна не закрытая тема и напрасно истраченные деньги. Потом были еще танковая ПТ-23ТБ, пехотная противотанково-зенитная┘

Все это вместе в конце концов привело руководство ОКБ-16 к печальному финалу. 16 мая 1941 года Яков Григорьевич Таубин был арестован по обвинению в "консервировании недоработанных образцов вооружения и в запуске в валовое производство технически недоработанных систем" и 28 октября того же года расстрелял. В августе 1944 года умер в лагере и его заместитель Михаил Никитич Бабурин.

К моменту ареста Таубина на складах заводов скопилось уже 400 готовых орудий. Пушка МП-6, к тому времени уже доведенная до приемлемой надежности внезапно стала "вредительской" и никому не нужной. В этих условиях воспрянули духом тульские конструкторы, которые постарались в кратчайший срок устранить недостатки пушки ВЯ. Ее срочно стали готовить к запуску в производство на заводе ╧ 66.

Судьба же большинства из выпущенных пушек МП-6 закончилась в качестве зенитных установок. Постановлением ГКО от 11 июля 1941 г. наркому вооружения Д.Ф. Устинову была поставлена задача: "укомплектовать 23-мм пушки МП-6 установками, механизмами перезаряжания и зенитными прицелами и сдать все 400 штук ГАУ КА, в том числе 200 шт. - к 26.8.41 г., и оставшиеся 200 шт. - к 10.9.1941 г.". Какое количество из них было реально введено в строй, остается за кадром. Известно, что конструкцию упрощенной зенитной установки с МП-6 разработал известный отечественный оружейник Н.Ф. Токарев, и что большое число таких установок применялось в период обороны Тулы осенью 1941 г.

Есть, правда сведения, что осенью 1941 года была выпущена небольшая серия истребителей ЛаГГ-3, вооруженных пушками МП-6, которые приняли участие в боях, а некоторые даже дожили до 1943 года┘

К сожалению до настоящего времени не сохранилось ни одного "живого" образца пушки МП-6.


 


 ТТХ:
Модификация МП-6
Калибр, мм

23

Тип автоматики

Короткий откат ствола

Масса тела орудия, кг 42.8
Масса лафета и механизма пневмозарядки, кг 26.4
Масса орудия со снаряженным магазином, кг 120.08
Длина, мм 2310
Длина ствола, мм 1361
Темп стрельбы, выстр/мин 600-610
Начальная скорость снаряда, м/с 870-890
Емкость магазина, патронов 81 патрон
Масса снаряда, г. 184-190
Тип боеприпаса 23х152


 Доп. информация :

 Фотографии:
 Пушка МП-6
 Пушка МП-6
 Пушка МП-6 с ленточной подачей
 Пушка МП-6 с ленточной подачей (вид сзади)
 Моторопушка МП-6 в двигателе М-105
 Моторопушка МП-6 в двигателе М-105П
 Спарка МП-6
 Спаренная установка пушек ПТБ-23 к проекту истребителя ЭОИ
 Экспериментальная лента к пушке МП-6
 Магазин на 60 патронов к МП-6
 Магазин на 81 патрон
 Обойма на 9 патронов к пушке ПТБ-23
 Обойма на 6 патронов к пушке ПТБ-23
 23- мм пушка ПТБ-23 Таубина и Бабурина в версии зенитного автомата АЗП-23 на лафете немецкой Flak-30

 





Список источников:

Евгений Аранов. Стрелковое вооружение СССР
Илы против "Панцеров". 23-мм пушка МП-6
Руслан Чумак. Высшая мера ответственности


Уголок неба. 2017  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама: