главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Кто сбил Пауэрса?
             
         n Владимир Самсонов  



В истории отечественных войск ПВО было немало славных и бесславных страниц: от фронтовых таранов в небе над Москвой до посадки пресловутого Руста на Красную площадь. Одна из таких противоречивых страниц - уничтожение 1 мая 1960 года над Свердловском самолета-шпиона, пилотируемого американцем Френсисом Гарри Пауэрсом. Писалось об этом событии много, но каждым автором по-разному. Кроме того, существовала цензура, которая стояла нередко не столько на страже военной и государственной тайны, сколько на охране амбиций и престижа иных высокопоставленных лиц.  

В 1996 году газета "Труд" опубликовала рассказ бывшего летчика-истребителя Игоря Ментюкова, утверждающего, что Пауэрса сбил именно он. Точку в споре о том, кто и как "завалил" американский самолет-разведчик, мы надеемся поставить воспоминаниями подполковника в отставке Владимира Самсонова - непосредственного участника тех событий. Я очевидец и участник события, о котором хочу рассказать. Прежде чем взяться за перо, внимательно прочитал десятки статей, интервью, воспоминаний на эту тему. На мой взгляд, едва ли не каждая из публикаций грешит определенной заданностью, неточностями, а то и домыслами, желанием авторов подчеркнуть собственную значимость. Вот, например, и газета "Труд" опубликовала недавно воспоминания пилота истребителя Су-9 Игоря Ментюкова под претенциозным заголовком "Американского шпиона Пауэрса сбил я".  

Когда эту публикацию я показал своим бывшим сослуживцам, высококлассным летчикам-истребителям, служившим в разное время в Уральской зоне ПВО и в совершенстве знающим многие типы самолетов, в том числе и Су-9, они только иронически усмехнулись. И действительно, любой мало-мальски опытный специалист заметит в воспоминаниях Ментюкова целый ряд неточностей, если не сказать - ошибок. Во-первых, газовая струя от двигателей Су-9 вообще не очень сильная, а на высоте 20 километров, где воздух чрезвычайно разрежен, она тем более слаба и, конечно же, вопреки воспоминаниям летчика, никакого вреда У-2 принести не могла.  

Во-вторых, Ментюков говорит о каких-то маневрах на такой высоте. Они просто невозможны, тем более что высота для Су-9 была предельная. Единственное, с чем можно согласиться, так это то, что Пауэрс, увидев самолет Ментюкова, мог занервничать, изменить курс и потому зайти в зону поражения ракетчиков. Хотя в то время зенитные ракетные дивизионы создавали над Свердловском и его окрестностями сплошную зону поражения, и Пауэрс поэтому был бы сбит в любом случае.  

В воспоминаниях Ментюкова немало и других спорных и бездоказательных моментов, на которых просто нет смысла останавливаться. Однако, учитывая факт появления подобной статьи в центральной пресса, а также просьбу совета ветеранов ПВО Урала, я решил подробно рассказать все, что знаю об уничтожении самолета, пилотируемого Пауэрсом.  

СПРАВКА  
Подполковник Самсонов Владимир Николаевич прослужил в войсках ПВО тридцать два года. Из них два - в период Великой Отечественной войны. На Урале с 1946 года, причем последние двадцать пять лет службы - в управлении зенитных ракетных войск штаба Свердловской армии ПВО. В числе первых уральцев освоил зенитный комплекс С-75, за что награжден медалью "За боевые заслуги". Много времени провел на полигонах, обучая подчиненных практике ракетных пусков. В день уничтожения самолета-разведчика У-2 находился в составе боевого расчета КП армии ПВО, а через день сопровождал государственную комиссию, расследовавшую эти события. Имеет благодарность советского правительства за участие в уничтожении самолета, пилотируемого Пауэрсом. "1 мая 1960 года во время парада на Красной площади Никита Сергеевич Хрущев нервничал. То и дело к нему подходил военный. После очередного доклада Хрущев вдруг сдернул с головы шляпу и широко улыбнулся. Настроение у него поднялось", - так напишет в своих воспоминаниях зять главы Советского государства Аджубей.
 

Подробности происшествия в день Первомая станут достоянием широкой общественности во время майской сессии Верховного Совета СССР' советская ракета сбила американский самолет-шпион У-2. Спустя неделю отличившиеся при уничтожении самолета и задержании Гарри Пауэрса будут награждены орденами и медалями. В частности, орденом Красного Знамени - М.Воронов, Н.Шелудько и С.Сафронов. Первые двое - ракетчики. Третий - летчик, награжденный посмертно. О деталях происшедшего на Урале из Указа Президиума Верховного Совета узнать было нельзя. А они таковы,  

По самолету-шпиону было выпущено семь ракет. Первая из них обрубила У-2 хвостовое оперение, после чего тот стал, кувыркаясь, падать с 20-километровой высоты. Пауэрс покинул самолет, перевалившись через борт. Когда неуправляемая машина достигла высоты десять километров, она вошла в зону поражения другого ракетного дивизиона, которым командовал капитан Н.Шелудько. Здесь самолет-шпион настигли еще три ракеты. Остальные три достались истребителю МиГ-19, пилотируемому старшим лейтенантом С.Сафроновым.  

Как же так получилось? Чтобы ответить на сей вопрос, следует сделать небольшой экскурс в историю.  

Конец 50-х годов ознаменовался "великим" сокращением Вооруженных Сил. Остался за бортом знаменитый "миллион двести". Резались на части и шли на металлолом военные корабли, отправлялись под пресс боевые самолеты. Основной упор делали на атомные подводные лодки и стратегические ракеты. Разворачивались и Войска ПВО страны, в которых шла нешуточная борьба за приоритет кому называться основным родом войск - зенитным ракетным частям или истребительной авиации? (В конце концов и те и другие стали именоваться "основными".) Думается, что в силу сложившихся обстоятельств жертвой этой борьбы и стал военный летчик Сафронов.  

А пока вернемся к Пауэрсу. Стартовавший с пакистанской базы Пешавар и срезавший путь над Афганистаном, Гарри Пауэре был обнаружен буквально на первых же метрах советского неба. Летел он на высоте порядка 24 километров, был уверен в своей недосягаемости. И не без оснований. По словам генерал-полковника А.Егоровского, бывшего в ту пору командующим войсками Уральского военного округа, "увы, мы такого "потолка" в то время еще не достигли".  

В районе Арала, на траверзе космодрома Байконур, поднявшиеся в воздух наши истребители оказались где-то далеко внизу и скоро отстали. Справедливости ради скажу, что в Союзе в то время уже были самолеты, способные подняться на "потолок" Пауэрса, но в районе полета нарушителя их не оказалось. Когда У-2 приблизился к Уралу, все военные и гражданские борты в зоне были посажены на ближайшие аэродромы по команде "Ковер!". Войска ПВО проинформировали, что в воздухе своей авиации нет. Таким образом, вся надежда на уничтожение нарушителя возлагалась на зенитные ракеты.  
В Свердловском аэропорту Кольцове в ту пору иногда находились самолеты-истребители МиГ-19. На них совершало учебно-тренировочные полеты авиационное начальство штаба уральской группировки ПВО. Зная, что максимальный потолок МиГ-19 ниже, чем у У-2, командующий группировкой генерал Е.Коршунов не собирался поднимать их на перехват Пауэрса. И тем не менее... Потом эти "миги" вовсю барражировали в зонах поражения своих зенитных ракетных дивизионов. Играя со смертью.  

Впрочем, обо всем по порядку. Командный пункт уральской группировки ПВО в то время состоял как бы из трех частей. В главном зале находились командующий, начальник штаба, а также их замы и помощники. В другом зале, отделенном от основного стеклянной стенкой, базировался командный пункт начальника истребительной авиации генерала Вовка. Кстати, именно начальник Вовка в оперативном отношении маршал авиации Савицкий настоятельно требовал из Москвы, чтобы генерал принял меры по уничтожению самолета-нарушителя только истребителями. От этого, дескать, будет зависеть престиж истребительной авиации как основного рода войск ПВО.  

И наконец, третья часть КП - командный пункт начальника группировки зенитных ракетных войск находился в том же здании, но на другом этаже. Знание этих деталей поможет лучше понять причины отсутствия должного взаимодействия руководителей различных родов войск.  

Когда Пауэрс безнаказанно пролетел над Челябинском и вошел в боевую зону зенитных ракетных частей, прикрывавших Свердловск, о чем доложил офицер наведения, с КП поступила команда - "Уничтожить".  

Пауэрс в это время находился в зоне ракетного дивизиона, которым командовал, точнее исполнял обязанности командира, майор М.Воронов.

СПРАВКА  
Майор Михаил Воронов был начальником штаба зенитного ракетного дивизиона, базирующегося неподалеку от деревни Косулино. Он уже готовился к увольнению в запас, и документы его находились в Москве. Забегая вперед, добавим, что лишь после ликвидации самолета Пауэрса и вручения ордена Воронов был-таки оставлен в кадрах Вооруженных Сил. Решение на уничтожение Пауэрса было несколько затянуто, и когда офицер наведения утопил кнопку пуска первого канала, тот уже оказался в зоне запрета и ракета не стартовала с этого канала. Короче говоря, подчиненным Воронова удалось пустить ракету, когда Пауэрс уже стал удаляться. Она настигла самолет вдогон, обрубив хвостовое оперение. К слову замечу, что это был первый настоящий боевой пуск в истории советских зенитных ракетных войск.  

Расположенный позади пилота мощный двигатель принял на себя основной конус осколков и спас летчика от неминуемой гибели. На экранах наведения на месте встречи отметок от цели и ракеты образовалось облако светящихся брызг, потом все исчезло. Экраны стали светиться ровным зеленоватым светом. - Встреча! Разрыв! - доложил офицер наведения старший лейтенант Э.Фельдблюм.  

Однако утверждать с полной определенностью, что цель прекратила свое существование, никто не отважился. Это сейчас любой оператор станции наведения ракет точно скажет: уничтожена цель или нет. Тогда же возникли сомнения: а если нарушитель применил помехи и под их прикрытием резко снизился и ушел из юны поражения?  

В это время из другого ракетного дивизиона, которым командовал майор В.Шугаев, поступил доклад: - Есть цель! Вижу пару в зоне поражения! Что делать? Откуда взялась эта "пара"?! В воздухе авиации нашей быть не должно. А из Москвы категоричный приказ: нарушителя уничтожить во что бы то ни стало!  

Боевыми действиями расчета на командном пункте зенитных ракетных войск ПВО руководил в тот день полковник И.Певный - опытный артиллерист-ракетчик. Здесь же находились, так сказать, для контроля первый заместитель командующего группировкой генерал Солодовников и член Военного совета генерал Чубаров. Когда с ракетной "точки" Шугаева поступил доклад о появлении в зоне поражения пары истребителей, полковник Певный определил: "Свои!" - В воздухе своих самолетов нет, - .Возразил ему Солодовников. - В воздухе свои самолеты! - настаивал полковник, отложив микрофон командной связи в сторону. - Уничтожить! - дал команду Соловников. - Это наши истребители! - Певный вышел из-за пульта управления.  

Тогда генерал Солодовников сам взял микрофон и поставил задачу командиру зенитного полка, который в свою очередь приказал Шугаеву: - Цель уничтожить!  

С ракетной "точки", опалив землю огнем, взмыла в небо ракета. За ней вторая, потом третья... Ведущий пары "мигов" капитан Айвазян, летевший впереди, заметил пуск ракет сземли, мгновенно сориентировался, сделал противоракетный маневр и ушел в пике на малую высоту. Следовавший за ним старший лейтенант Сафронов не успел...  

В последующем донесении "наверх" командующий группировкой генерал Коршунов начисто отрицал свою причастность к подъему истребителей на перехват Пауэрса. Взлететь же они могли только по команде двух человек: Коршунова и Вовка. Не знаю, поставил ли главком ПВО страны маршал Советского Союза Бирюзов в известность Хрущева об этом донесении. Скорее всего, нет.  

СПРАВКА  
Генерал Коршунов еще много лет командовал ПВО Урала. Его первый заместитель генерал Солодовников после описываемых событий досрочно был отправлен "на заслуженный отдых". Начальника же истребительной авиации уральской группировки генерал-майора авиации Вовка вскоре перевели с повышением на другую должность и присвоили воинское звание генерал-лейтенанта авиации.  

В моих заметках есть упоминание о том, что зону Челябинска Пауэре прошел безнаказанно. Как могло случиться, что на боевом дежурстве стояли зенитные "ракетные дивизионы и одному из них была даже дана команда на уничтожение самолета-шпиона, а последнему все же удалось ускользнуть?  

Когда Пауэрс подлетал к Челябинску, ракетная застава перешла на готовность номер один. Станция обнаружения своевременно засекла нарушителя, выдала целеуказания на станцию наведения ракет. Офицер наведения лейтенант Бондарев начал поиск. На одном из экранов наведения появилась отметка от самолета-нарушителя. Другой почему-то оставался чистым. Снова и снова проводился поиск, и все безрезультатно. Стали искать причину.  

А в это время на одном из ракетных комплексов оператор, вместо того чтобы после включения аппаратуры контролировать ее работу, уселся на пороге кабины и наблюдал за стартовыми расчетами, приводившими боевые ракеты в исходное положение. То, что за его спиной на одном из пультов не светилась сигнальная лампочка, он, естественно, не видел. Неисправность была пустяковой, заметь ее оператор своевременно. Когда же в кабину прибежали техники и заменили перегоревший предохранитель блока питания, было уже поздно - Пауэрс прошел зону и был недосягаем. И, конечно, если бы свердловчане не преградили путь нарушителю, этому факту была бы дана должная оценка. А так, после победных реляций, все, как говорится, спустили на тормозах. И еще об одной детали. В официальных донесениях об уничтожении Пауэрса фигурирует цифра - семь. То есть по нарушителю (а на самом деле, как мы знаем, не только по нему) было выпущено семь ракет. В действительности ракет было израсходовано восемь. Восьмую пустил по своему истребителю Су-9 дивизион соседней зенитной ракетной части.  

Су-9, как справедливо отмечает в своих воспоминаниях пилотировавший его капитан Ментюков, поднял в воздух генерал Вовк по соответствующей команде авиационных начальников из Москвы, не доложив командующему группировкой генералу Коршунову и не известив ракетчиков.  

Барражируя в небе над Свердловском, Ментюков случайно пересек границу зоны поражения одного из ракетных дивизионов части, которой командовал полковник Ф.Савинов. Был обстрелян. Счастье Ментюкова в том, что он сразу же вышел из зоны и ракета не настигла его, уйдя на самоликвидацию.  

Стоит, наверное, рассказать и о том, как было определено, кто и сколько ракет выпустил. И по кому. Для этого была довольно веская причина. Дело в том, что командир зенитной ракетной части полковник Савинов, обстреляв свой Су-9, был убежден, что именно его дивизион сбил Пауэрса. Он попросту не знал тогда, что кроме нарушителя в небе были свои истребители. Требовалось документально подтвердить, как обстояла ситуация. На крупномасштабной карте района мы нанесли точки дислокации ракетных дивизионов, Затем обозначили места падения остатков ракет. Потом красными линиями отметили курсы полета своих истребителей. Когда карту показали Савинову, он признал ошибку.  

Вскоре после работы в Свердловске комиссии из Москвы у нас в штабе зенитных ракетных войск состоялось партийное собрание. Присутствовал на нем и член Военного совета генерал Чубаров, впоследствии ставший заместителем члена Военного совета Войск ПВО страны. Собрание проходило бурно, и уже в самом начале его ракетчики задали Чуба-рову несколько вопросов. Вот некоторые из них: почему, вопреки запрету, в боевых зонах летали свои истребители? Почему главный виновник гибели летчика Сафронова генерал Вовк ушел на повышение? Почему полковнику Савинову, чей дивизион обстрелял свой же истребитель, присвоили генеральское звание? Почему обошли поощрением полковника Певного - начальника штаба ЗРВ, который правильно определил, что в воздухе находятся свои истребители, и отказался дать команду на их обстрел? - В конце я обязательно отвечу на все ваши вопросы, - пообещал нам генерал Чубаров. Но минут через десять ушел с собрания, сославшись на телефонный звонок из Москвы. На следующий день до всех офицеров штаба довели распоряжение генерала: "Запретить критику приказов и распоряжений командования!" И, наконец, последнее. Для тех, кто сомневается в изложенных фактах - в архиве ПВО хранятся материалы детального расследования событий 1 мая 1960 года, проведенного государственной комиссией. Основные выводы этого расследования полностью подтверждают мой рассказ.  








Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100