главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   B-52 над Вьетнамом
             
         n Михаил Никольский  


Весной 1965 г. ситуация во Вьетнама стала, по мнению ряда американских экспертов, критической. Первая косточка знаменитой в то время "теории домино" была готова рухнуть. "Теория домино" гласила, что присоединение к "социалистическому" миру Вьетнама вызовет аналогичные процессы в соседних странах: Лаосе, Камбодже, а в конечном итоге вся Юго-Восточная Азия будет потеряна для "свободного мира". Понятно, такой вариант развития событий, защитников "истинной свободы" не устраивал. Дабы стабилизировать ситуацию во Вьетнаме понадобилась большая дубина -авиация Стратегического авиационного командования ВВС США.

Решение об использовании В-52 принималось трудно. Собственно идея послать в Индокитай "Стратофортрессы" возникла еще весной 1964 г., тогда были отработаны подкрыльевые пилоны для подвески фугасных бомб, проведена серия испытательных полетов, один из которых завершился на Гуаме. Конец дискуссиям положила неспособность самолетов тактической авиации разрушать районы дислокации отрядов Вьет Конга. Лагеря партизан располагались в джунглях и их координаты были известны лишь приблизительно, то есть требовалось, не поражать лагерь, а уничтожать кусок леса вместе лагерем - проводить площадное бомбометание. Идеальным средством для такой цели представлялся В-52, который за один заход мог накрыть бомбами пару квадратных километров местности. Один бомбардировщик заменял 20 "Фантомов".

Для базирования бомбовозов В-52 была выбрана база САК Андерсен, расположенная на острове Гуам. Расположенный в 4000 км от Сайгона аэродром Андерсен оказался ближайшей к Вьетнаму базой, с которой могли действовать В-52, к тому же это была база именно САК, с 1954 г. там размещалась 3-я дивизия стратегической авиации.

В мае 1965 г. два авиакрыла B-52F прибыли на Гуам. Авиакрыло САК в те годы включало одну бомбардировочную эскадрилью (15 самолетов В-52) и одну эскадрилью заправщиков (15 танкеров), плюс подразделения аэродромного обеспечения. В Андерсен перебросили только боевые эскадрильи 7-го бомбардировочного авиакрыла с авиабазы Кэрсуелл, шт. Техас, и 320-го бомбардировочного авиакрыла с авиабазы Мазер, шт. Калифорния. Заправщики и наземный персонал этих двух авиакрыльев остались в Штатах. Для аэродромного обслуживания "крепостей" на Гуаме было образовано так называемое "4133-е стратегическое крыло". Аэродромное крыло находилось в Андерсене на постоянной основе (хотя личный состав периодически обновлялся), в то время' как эскадрильи бомбардировщиков - на ротационной. В 1965 г. на Гуаме побывали шесть эскадрилий САК - экипажи 7-го и 320-го авиакрыльев сменили "стратеги" из 454-го и 22-го, на место которых, в свою очередь, прибыли самолеты 91-го 306 авиакрыльев. На первых порах американцы меняли эскадрильи "скопом", однако такая практика имела существенный недостаток - новичкам требовалось время, чтобы освоиться с практикой противопартизанских действий и районом полетов, а учить их было некому - "старики" в это время уже пили джин с тоником в Штатах. Поэтому пришлось замену эскадрилий осуществлять поэтапно - на Гуам прибывали отдельные бомбардировщики, менявшие машины, экипажи которых уже "отработали" свое. Обычно командировка на войну для летного состава длилась семнадцать недель. За восемь лет применения В-52 над Индокитаем в боевых действиях приняли участие практически все бомбардировочные экипажи САК ВВС США, причем некоторые экипажи умудрялись побывать здесь по пять, а то и по восемь раз и совершить по несколько сотен боевых вылетов (один из экипажей летал на сброс бомб более 400 раз).

План использования стратегической авиации по тактическим целям в Индокитае получил название операция "Эрк Лайт" - дуговая лампа. Первый боевой вылет в Индокитае (и первый боевой вылет в истории) "Стратокрепости" совершили 18 июня 1965 г. Бомбежке подвергся лагерь бойцов Вьет Конга Бет-Кат, расположенный в 40 км от Сайгона. В налете приняло участие 29 самолетов, на цель вышло 27, бомбы сбросили 26 (у одного самолета не раскрылись створки бомболюка).

В июне экипажи В-52 совершили один-единственный боевой вылет, в июле - уже пять, а до конца года - более 800 боевых вылетов, сбросив над джунглями Южного Вьетнама свыше 130 000 т бомб. В налетах принимали участие от одного до тридцати самолетов. В каждом боевом вылете один В-52 нес двадцать семь 500- или 750-фунтовых бомбы (227 кг или 340 кг). Расчетливые янки из секретариата министра обороны Роберта Макнама-ры подсчитали - в среднем один боевой вылет В-52 обходился казне в 30 000 долларов.

Наращивание количества самолетов Стратегической авиации на театре военных действий началось в конце 1966 г. Сначала на Гуам перебросили, в дополнение к 30 имевшемся на Гуаме, еще 15 бомбардировщиков, а затем в Таиланде была организована новая база стратегической авиации - У-Тапао. У-Тапао находилась от района боев всего в 700 км. Боевой вылет с базы в Таиланде занимал 3 часа, в то время как с Андерсена - 12 часов, но самое главное - на маршруте с У-Тапао и обратно В-52 уже не требовалась дозаправка в воздухе. Первым в Таиланд прибыли самолеты 4258-го авиакрыла, позднее их сменили бомбардировщики из 37-го крыла САК.

В Таиланде базировались машины более совершенной модификации -B-52D, их "полезная нагрузка" при налетах на вьетнамские объекты достигала 64 500-фунтовых фугасок в бомбоотсеке и 24 таких же бомб, подвешенных на двух подкрыльевых пилонах (по 12 на каждом). При использовании 750-фунтовых бомб общая масса нагрузки существенно снижалась, поскольку они подвешивались только в бомбоотсек, куда влезало не более 45 бомб такого калибра.

На боевое задание самолеты уходили тройками ("cell" - "клетка сот", как окрестили тройки в Стратегической авиации). На протяжении всего полета экипажи "клетки сот" должны были поддерживать визуальный или, в крайнем случае, радиолокационный контакт друг с другом. Дозаправку бомбардировщиков, действовавших с Андерсена, осуществляли танкеры КС-135 из 376-го стратегического авиакрыла, которое базировалось на расположенной на Окинаве авиабазе Кадена. Район дозаправки находился к северу от Филиппин, процесс подхода к заправщику, перекачки топлива и расцепления занимал 20 минут. Процесс заправки усложнялся тем, что происходил в условиях радиомолчания.

Бомбометание выполнялось с горизонтального полета с высота порядка 9 000 -12 000 м (чаще всего сброс бомб производился с высоты 11 300 м). "Полезная нагрузка" одного бомбовоза образовывала на земле прямоугольник "лунного ландшафта" размерами 2700x900 м.

Полеты на бомбежку вьетконговцев экипажи В-52 считали не намного более трудными, нежели рутинные трансконтинентальные перелеты. Взлет - дозаправка - выход в район цели - сброс бомб - возвращение. "Наш главный враг - непогода", - заметил как-то командир одного B-52F. Еще одним "врагом" стала физическая усталость экипажей: вылет продолжался 12 часов, еще пять часов занимала подготовка к вылету - инструктажи, поверка систем бомбардировщика. С июня 1965 г. по ноябрь 1972 г. ни один В-52 не был сбит, но в катастрофах САК потеряли в Индокитае восемь "крепостей". Интересно, что первые потери САК понесло в первом же боевом вылете: 18 июня 1965 г. при выполнении дозаправки над Южно-Китайским морем столкнулись два В-52. Дважды в 1967 г. самолеты сталкивались в воздухе, первый раз "поцеловались" B-52D из 22-го авиакрыла, тогда погиб командир 3-й дивизии САК; второй - В-52 из 454-го авиакрыла "наехал" на КС-135 в ходе маневрирования перед дозаправкой.

Стратегические бомбардировщики специализировались на площадном бомбометании районов предполагаемого нахождения партизан, однако их привлекали к налетам на тропу Хо Ши Мина и даже для непосредственной авиационной поддержки сухопутных войск. В конце 1965 г. В-52 дважды оказывали помощь пехоте в ходе проводимых армией Южного Вьетнама и американцами операций "Силвер Байонет" и "Харвсет Мун". Эффект превзошел все ожидания и, начиная с июля 1966 г. почти половина вылетов производилась по заявкам полевых командиров, а на Гуаме поставили на дежурство "звено быстрого реагирования". Результаты подобной работы очень высоко оценил командующий американскими войсками во Вьетнаме генерал Уэстморленд. В июне он специально прибыл на Гуам, чтобы выразить свою благодарность экипажам В-52. В своем выступлении перед личным составом базы Андерсен Уэстморленд отметил: "Пленные считают В-52 самым страшным оружием, используемым против них". По словам генерала, из-за того, что бомбометание производилось с больших высот, противник узнавал о присутствии В-52 лишь когда вокруг начинали падать бомбы.

В конце 1966 г. Южный Вьетнам посетил министр обороны Израиля Моше Даян, его мнение совпало с мнением вьетконговцев: "Наиболее эффективным оружием, которое американцы применяют во Вьетнаме являются тяжелые бомбардировщики, способные действовать в любых погодных условиях и при любой видимости".

Своего пика операции над Южным Вьетнамом достигли в 1968 г., тогда с двух авиабаз действовало около 50 стратегических бомбардировщиков; летом 1969 г. количество В-52 в Андерсене и У-Тапао уменьшилось до 30, но и в 1968 г. и в 1969 г. экипажи САК совершали боевые вылеты ежедневно. По соображениям экономии топлива полеты В-52 с Гуама прекратились в сентябре 1970 г., однако в конце 1971 г. "Стратокрепости" с бомбами вновь начали взлетать с базы Андерсен. Причиной послужила резко возросшая активность Вьет-Конга, а 30 марта 1972 г. в Южном Вьетнаме началось массированное наступление регулярных подразделений сухопутных войск Северного Вьетнама. В отражении этого наступления огромную роль сыграла стратегическая авиация. В налетах принимали участие 55 B-52D, базировавшиеся в Таиланде и пятьдесят "крепостей" с Гуама из 7-го, 22-го, 96-го, 99-го и 306-го бомбардировочных авиакрыльев. Это были последние соединения САК, все еще оснащенные B-52D. Более современные "Стратокрепости" моделей "F" и "G" командование САК держало в готовности на случай нанесения ядерного удара в случае перерастания глобальной холодной войны в войну горячую. Однако очень скоро генералам пришлось перебросить на Гуам сотню B-52G из десяти авиакрыльев.

Бомбардировщики модели "G" не имели подкрыльевых пилонов, из-за чего их бомбовая нагрузка ограничивалась 19 т, в то же время эти машины имели большую емкость топливных баков, что позволило сократить количество дозаправок в воздухе.

Наступление северовьетнамцев имело куда большие последствия для САК, чем просто увеличение количества бомбардировщиков на театре военных действий. В Вашингтоне было принято политическое решение начать массированные бомбардировки ДРВ. Собственно только теперь для экипажей В-52 и началась настоящая война.

Операции "Лейнбэкер" Первые В-52 появились над территорией ДРВ в апреле 1966 г, - два налета были совершены по расположенному у границы с Лаосом горному проходу Магиа, где проходила знаменитая тропа Хо Ши Мина. В последующие годы "крепости" периодически бомбили объекты в демилитаризованной зоне и вблизи границы с Лаосом, но 28 октября 1968 налеты на ДРВ стратегической авиации были временно прекращены.

Удары возобновились весной 1972 г., они получили название операции "Лейнбэкер" ("Linebacker"), всего было проведено две таких операции. В 1972 г. самолеты Стратегической авиации наносили удары по тактическим целям в Северном Вьетнаме, эти налеты известны как операция "Лейнбэкер I" (иногда операцией "Лейнбэкер I" называют вообще все налеты В-52 на территорию ДРВ, совершенные до 1973 г.). Целью операции являлся срыв наступления коммунистов в Южном Вьетнаме. 2 апреля стратегической авиации разрешили наносить удары по целям, расположенной южнее широты 17╟, в последующие дни запретная черта стала быстро сдвигаться на север: 4 апреля - 18╟, 6 апреля - 19╟, а 9 апреля 15 В-52, впервые с 28 октября 1968 г., бомбили объект, расположенный непосредственно на территории ДРВ -железнодорожную станцию и нефтебазу в населенном пункте Винь. Через три дня налету 18 самолетов подвергся аэродром Байтуонг. До середины апреля самолеты бомбили лишь районы ДРВ, вплотную примыкавшие к демилитаризованной зоне. 16 апреля семнадцать "крепостей" впервые появились над Хайфоном - целью налета стала расположенная в этом крупнейшем северо-вьетнамском морском порту нефтебаза. Атака проводилась в светлое время суток, самолеты бомбили с марша, впереди шла пара лидеров, за ней - пять "ячеек сот". Этот налет представлял собой уже "чистую" операцию САК. Авиация тактического командования и ВМС США нанесла удары по позициям средств ПВО, даба расчисть небо над Хайфоном для "крепостей". В свою очередь, тоже впервые, на В-52 на полную катушку работали средства постановки помех. В первом налете на сильно защищенную ПВО цель бомбардировщики потерь не имели, ни один из них даже не был поврежден. К 21 июля стратегическая авиация США произвела 164 налета на объекты, расположенные на территории ДРВ.

К концу лета американцам и войскам марионеточного правительства в Сайгоне удалось овладеть ситуацией в Южном Вьетнаме, начались даже переговоры о перемирии с Хо Ши Мином. В качестве жеста доброй воли налеты В-52 на цели, расположенные севернее 20-й параллели прекратились, но бомбежки районов, расположенных между демилитаризованной зоной и 20-й параллелью продолжались. В ходе одного из таких налетов, 22 ноября, В-52D впервые получил прямое попадание ракеты комплекса С-75. Американцы не предполагали наличия таких средств ПВО вблизи демилитаризованной зоны. ЗРК вьетнамцы перебросили туда скрытно. Вообще виртуозность маскировки и гибкость использования ракетных комплексов вьетнамцами доставляли массу неприятностей американским летчикам. Экипаж крепости сумел дотянуть подбитый самолет до территории Таиланда, после чего выбросился на парашютах. В том же налете еще два B-52D получили повреждения осколками от близких разрывов ракет. Теперь уже никто из пилотов САК не смог бы заявить: "Наш главный враг - непогода"...

Наиболее известной операцией за всю боевую карьеру В-52 стали налеты по "программе" "Лейнбэйкер П" -бомбежки района Ханоя и Хайфона. Принято считать, что жестокими бомбежками Никсон хотел усадить коммунистов за стол переговоров и сделать их более сговорчивыми, чтобы позволить американцам "сохранить лицо" при выводе своих войск из Индокитая; процесс "вьетнамизации" войны к этому времени уже набрал полные обороты, американцы уходили из Южного Вьетнаме. Однако, эта точка зрения стала доминирующей уже после окончания войны. Тогда же один из американских генералов так "скромно" обозначил цель операции "Лейнбэйкер П": "Мы забомбим их [северо-вьетнамцев] в каменный век!" Забегая вперед, можно сказать, что с "каменным веком" янки несколько погорячились.

Бомбардировочная кампания тщательно планировалась - выбирались цели налетов, рассчитывалось потребное количество ударных самолетов и самолетов обеспечения. Американцы сделали реверанс в стороны истребительной авиации ДРВ - налеты предстояло совершать в темное время суток. Ночью исключались действия дневных перехватчиков МиГ-17 и МиГ-19 (последние - китайского производства), и сильно осложнялась работа летчиков МиГ-21П/ПФ, на которых стояли отнюдь не самые могучие РЛС.

По данным американской разведки район Ханоя-Хайфона прикрывали 152 ЗРК С-75 и порядка 700 зенитных орудий. По причине большой высоты полета, зенитки для экипажей В-52 опасности не представляли никакой, но они вполне могли помешать тактическим самолетам вывести из строя РЛС наведения ЗРК и истребителей-перехватчиков. Впрочем, командование САК надеялась не столько на то, что ударная авиация нарушит работу систему правления ПВО, сколько на совершенство бортовых средств РЭБ бомбардировщиков. Один из участников операции "Лейнбэкер II" высказался следующем образом: "Все будет зависеть от того, насколько наши "черные ящики" лучше их "черных ящиков".

В ночь на 18 декабря с Андерсона и У-Тапао в воздух поднялась настоящая армада - больше сотни В-52. На маршруте их обеспечивали примерно столько же заправщиков КС-135. Количества самолетов, принимавших участие в налете, вызывает прямые ассоциации с налетами союзников на Третий Рейх, качество же машин и их бомбовая нагрузка просто несоизмеримы с тем, что имели USAF в годы второй мировой. Действиями авиации руководил сам командующий 8-й воздушной армией генерал-лейтенант Джеральд Джонсон. Еще одна ассоциация со второй мировой войной - Джонсон начинал свою карьеру в качестве летчика-истребителя на Р-47 в составе той же 8-й воздушной армии.

Первыми вечером 18 декабря взлетели самолеты с Гуама; двадцать девять троек В-52 поднялись в небо всего за 30 минут. Через несколько часов с У-Тапао взлетело еще 42 бомбардировщика В-52. Объектами удара стали аэродромы авиации ДРВ в районе Ханоя. Зимний муссон нагнал в район цели плотные облака. На фоне облачности особенно красиво смотрелись факелы работающих двигателей зенитных ракет Экипажи В-52 насчитали более 100 пусков, причем один самолет обстреливали сразу два-три комплекса. В этом случае резко снижались возможности РЭБ по подавлению радиоканалов управления ракетами. В первую ночь ракету "получил" только B-52G с Гуама; экипаж повел поврежденную машину в направлении У-Тапао и выбросился на парашютах над территорией Таиланда. С другой стороны, американцы записали на свой счет один МиГ-21. Его якобы сбил воздушный стрелок сержант Сэм Тернер.

Исчезновение вьетнамского истребителя с экранов РЛС после пулеметной очереди Тернера наблюдали члены экипажей двух других "крепостей" тройки. В свою очередь вьетнамцы заявили об уничтожении трех бомбардировщиков.

В ночь с 18 на 19 декабря 93 "Стратокрепости" бомбили железнодорожные станции и объекты энергетики в районе Ханоя. На этот раз летный состав зафиксировал 150 пусков ракет. По американским данным В-52 потерь не имели, представители ДРВ сообщили о двух сбитых в эту ночь бомбардировщиках.

Около сотни "стратегов" появилось над районом Ханоя-Хайфона и на следующую ночь. Самолеты шли по тем же маршрутам, что и в первые два налета. Силы ПВО не преминули этим воспользоваться - экипажи бомбардировщиков отметили уже более 200 пусков ракет, отмечались случаи одновременного пуска по одному самолету 10-15 ракет. Надежда американского летчика на то что "наши "черные ящики" переиграют их "черные ящики" не сбылась. Даже по данным ВВС США в эту ночь шесть В-52 было сбито, а еще шесть получили повреждения. Интересно, что вьетнамцы записали на свой счет всего четыре самолета. Большинство самолетов было сбито или получило повреждения при бомбометании и при развороте на обратный курс. Американцы наконец признали достаточно очевидный факт - оборудование РЭБ одного самолета не обеспечивает 100% неуязвимость от ракет комплекса С-75, особенно когда воздушная цель обстреливается одновременно несколькими комплексами. Времени на доработку бортового оборудования самолетов, естественно, не было. Тогда кто-то предложил попробовать заставить работать средства РЭБ трех самолетов "ячейки сот" в едином комплексе. Другим путем решения проблемы снижения потерь стал отказ от "парадных" кильватерных колонн троек, теперь "ячейкам" предстояло идти к цели своим маршрутом.

Две последующих за разгромом ночи B-52G с Гуама не летали, на них в спешке проводили минимально возможные доработки аппаратуры РЭБ. В ночь с 21 на 22 декабря ДРВ бомбили 30 В-52D, базировавшиеся в У-Тапао, два самолета на базу не вернулись (по вьетнамским данным - три). Очередной налет "Стратокрепости" из Таиланда наносили уже не с привычного для экипажей западного направления, а с востока. Прежде чем лечь на маршруты, ведущие к объектам удара, В-52 пересекли Вьетнам и развернулись почти на 180 град, над Тонкинском заливом. Экипажи отметили только 40 пусков ракет, все самолеты вернулись в У-Тапао (по вьетнамским данным было сбито три бомбардировщика). Объектом налета в ночь с 23 на 24 декабря, а также - в последующую, являлся железнодорожный узел Лангданьг. Согласно данным ВВС США потерь в ночь с 24 на 25 не имелось, а активность вьетнамских ракетчиков оказалась чрезвычайно низкой - зафиксировано всего семь пусков; вьетнамцы считают, что им в эту ночь удалось "достать" один В-52.

Следующие два дня стратегическая авиация над Вьетнамом не летала - американцы отмечали католическое Рождество. Зато вечером 26 декабря с Гуама поднялась армада из 78 бомберов, чуть позже 42 В-52 взлетели с авиабазы У-Тапао - второй по количеству стратегических бомбардировщиков налет за всю операцию "Лейнбэкер П". В эту ночь была опробована новая тактика - семь волн по пять-шесть троек в каждой шли к целям по различным маршрутам и на разных высотах. Бомбардировкам подверглось десять объектов, расположенных в окрестностях Ханоя: узлы связи, нефтебазы, трансформаторные подстанции. Планом налета предусматривалось практически одновременное нанесение ударов всеми самолетами - на бомбометание всех самолетов отводилось 15 минут. Самое удивительное, что этот сложный план, предполагающий координацию действий во времени и пространстве почти полутора сотен огромных воздушных кораблей, взлетевших с трех аэродромов (восемь десятков В-52 плюс несколько десятков КС-135 с авиабазы Кадена) удалось выполнить почти в точности - вне временных рамок над целью появилось лишь одна тройка бомбардировщиков.

По-видимому, к этому времени, американцы уже смирились с потерей В-52 неуязвимости - две сбитых "крепости" и один брошенный экипажем над Таиландом поврежденный бомбардировщик оцениваются как минимальные потери, а сам налет признан "очень успешным". Вьетнам заявил о восьми сбитых в эту ночь В-52 - это наибольшее количество Боингов, уничтоженных средствами ПВО за одну ночь, по вьетнамской версии, естественно. Налету В-52 предшествовал массированный удар самолетов тактической авиации по известным позициям ЗРК и радиолокационным станциям обзора воздушного пространства.

Вероятно, все-таки, что вьетнамские отчеты о событиях, произошедших в ночь с 26 на 27 декабря ближе к истине, поскольку в следующую ночь позиции ЗРК бомбила уже стратегическая авиация. В налете на средства ПВО ДРВ приняло участие 60 В-52. Экипажи зафиксировали пуски 120 ракет. САК не досчиталось двух самолетов. Экипаж B-52D ╧ 56-0599 капитана Джона Д. Майза покинул свою разбитую "крепость" над Лаосом.

На подходе к цели Майз наблюдал разрывы сразу пяти или шести ракет, но это было только начало. Когда самолет лег на боевой курс (объект удара - позиции ракетного дивизиона в окрестностях Ханоя), командир В-52 отметил уже пятнадцать пусков. Через десять секунд после сброса бомб, машина содрогнулась от взрыва, осколки прошили фюзеляж, два из них застряли в левой ноге капитана, правую руку Майз разбил о штурвал; ранение получил и хвостовой стрелок сержант Питер И. Уэлен. Осколки пробили пол прямо под ногами оператора РЛС капитана Билла Норта, в самолете вышла из строя электросистема, погасло освещение кабины.

Машину резко бросило сначала влево, затем вправо, на приборной доске загорелись красные лампочки, сигнализирующие о пожаре двигателей -горели три из восьми моторов, приборы сигнализировали о неполадках в работе четвертого мотора. Из строя вышли сразу четыре правых двигателя. Недостаток тяги сказался сразу же - самолет быстро потерял несколько сот метров высоты. Майз и второй пилот Харт пытались восстановить контроль над взбесившейся "крепостью". Постепенно самолет перешел в горизонтальный полет. Штурман постоянно выдавал командиру курс и удаление от точки сброса бомб. Оценив эту информацию Майз принял решение тянуть до ближайшей таиландской авиабазы Накхонпханом, но, тем не менее, отдал приказ: "Всем подготовиться покинуть самолет".

Раненый капитан с трудом выдерживал курс, ведь вышли из строя все правые движки, машина горела, ее буквально трясло. "Я не первый, кто летит без четырех двигателей одного крыла", - успокаивал себя Майз. Не намного легче приходилось штурману -все пилотажно-навигационное оборудование вышло из строя. Штурману пришлось воспользоваться "дедовским" методом - навигацией по счислению, но даже и этот метод оказался затруднительным - осколки перебили приемник воздушного давления и об истинной скорости самолета оставалось только гадать. Постепенно выявились и другие повреждения - не закрылся бомболюк, одна опора шасси повисла в полувыпущенном положении и не реагировала ни на какие манипуляции органов управления. Одна радость - частично заработала электросистема, в кабине пилотов появился свет, удалось наладить радиосвязь. Теперь на базе знали о тяжелейшем положении, в которое попал Боинг. Немедленно в район предполагаемого пересечения разбитым самолетом таиландско-лаосской границы направился НС-130 поисково-спасательной службы.

Самолет по-прежнему стремился не только уйти с курса, но и побыстрее встретиться с землей - тяги четырех моторов было явно маловато. Майз вел машину "кивками" - пологое пикирование на 500 метров, затем набор 300 метров высоты; потом, опять, пикирование. Высота постепенно терялась. Командир четко представлял себе, что самолет в Накхонпханоме он уже не посадит. Придется прыгать, оставалось "всего-навсего" дотянуть до Таиланда. Как только по расчетам штурмана В-52 оказался над Таиландом, последовала команда прыгать. Майз боролся с "крепостью" целый час, но и здесь не обошлось без приключений. Не сработало катапультное кресло штурмана. "Прыгай", - рычал Майз, он хотел, чтобы Робинсон покинул самолет "вручную" через дыру, в которую минутой раньше улетел оператор РЛС. "Подожди, подожди", - вещал в ответ штурман. Самолет уже окончательно отбился от рук, и Майз не стал ожидать пока Робинсон соберется с духом. Майз установил рекорд, сумев в течении часа управлять израненным бомбардировщик с работающими моторами только одного крыла. Второй рекорд установила поисково-спасательная службы. Такой концентрации самолетов и вертолетов американская ПСС не добивалась за все время войны в Индокитае. Все члены экипажа, включая Робинсона, успешно приземлились, а через пятнадцать минут после касания земли уже находились в вертолетах.

За этот боевой вылет капитан Майз получил крест ВВС - вторую по ранжиру боевую награду США. Он стал единственным летчиком Стратегического авиационного командования, удостоенным креста ВВС за все время вьетнамской войны.

В последующие две ночи состав выделенного для нанесения ударов наряда В-52 не изменился - по тридцать самолетов с У-Тапао и Андерсона. Целями являлись позиции ЗРК, РЛС, железнодорожные станции и склады. Американцы отметили 20 и семь пусков ракет соответственно, по данным ВВС США бомбардировочные авиакрылья потерь не имели, вьетнамские источники сообщают о пяти и двух сбитых В-52.

Постулируемая уже после окончания "грязной" войны цель была достигнута - 30 декабря в Париже возобновились мирные переговоры между США и ДРВ. Операция "Лейнбэкер II" завершилась. В США ее считают едва ли не классической, во Вьетнаме называют "воздушным Дьен Бьен Фу". За время декабрьских налетов САК США потеряло по вьетнамским данным 34 В-52, по американским - 15 (еще четыре машины были оставлены своими экипажами вне пределов Северного Вьетнама, а девять получили повреждения, но были отремонтированы после возвращения на базы), Советская военная энциклопедия издания 1978 г. говорит о 23 сбитых над районом Ханоя и Хайфона стратегических бомбардировщика; американцы, кроме того, не включили в список боевых потерь четыре самолета, которые экипажи покинули из-за полученных повреждений над Таиландом и Лаосом, 27 человек из экипажей этих бомбардировщиков были спасены. В целом же людские потери САК составили 29 убитых, четверо погибло при катастрофе В-52 в У-Тапао (кстати - это тоже "не боевая" потеря, хотя о причине катастрофе догадаться не сложно - повреждения от огня средств ПВО), 33 члена экипажа В-52 попало в плен, после того, как они покинули в небе Вьетнама подбитые машины.

За одиннадцать ночей бомбардировщики В-52 совершили 729 боевых вылетов по 34 целям, сбросив в общей сложности примерно 85 000 бомб суммарной массой примерно 20 000 т. В операции приняли участие примерно треть всех бомбардировщиков САК США. Американские "стратеги" недаром называли "Лейнбэкер II" "одиннадцатидневной войной". Жертвы среди мирного населения оцениваются в 1318 человек убитыми и 1260 ранеными, было повреждено 1600 сооружений, хранилища для нефтепродуктов суммарной емкостью 11,36 млн. л, выведено из строя десять аэродромов и 80% электростанций ДРВ.

Окончание операции "Лейнбэкер II" не стало для экипажей В-52 окончанием вьетнамской войны. Удары наносились по целям, расположенным южнее 20-й параллели. Бомбардировки возобновились уже 4 января нового 1973 года - В-52 атаковали позиции зенитных ракет в окрестностях городка Винь. Новый год принес и новые потери - один самолет из этого налета не вернулся. Последний налет на территорию ДРВ бомбардировщики совершили 28 января 1973 г. за несколько часов до подписания Парижских мирных соглашений.

Противопартизанские действия стратегическая авиация продолжала всю весну и почти все лето 1973 г. - до 15 августа. Бомбежкам подвергались не только объекты, расположенные на территории Южного Вьетнама, но и в Лаосе и Камбодже.

Окончательно стратегические бомбардировщики покинули Индокитай лишь весной 1975 г., когда в США вернулись последние 30 B-52D из Таиланда и 15 B-52D с Гуама.

Первые попытки перехвата истребительной авиацией ВВС ДРВ стратегических бомбардировщиков относятся в 1969 г. В конце марта после специальной подготовки на аэродромы Винь и Аньсон, расположенные недалеко от демилитаризованной зоны было переброшено несколько МиГ-17 и МиГ-21. Самолеты не имели камуфляжной окраски, из-за чего их быстро обнаружили американцы и уничтожили на земле прежде, чем они успели выполнить хотя бы один боевой вылет на перехват В-52. Следующая попытка относится к 1971 г., тогда действия стратегических бомбардировщиков и "ганшипов" АС-130 нарушили снабжение по тропе Хо Ши Мина. Для прикрытия тропы было решено привлечь МиГи. Со второго "захода" летчикам МиГ-21 довелось попытать счастья в небе, правда безуспешно. Ни класс летчиков, ни профессионализм офицеров наведения с земли не позволили в первой половине 1971 г. осуществить успешный перехват. Ситуация с наведением несколько улучшилась после переброски в сентябре в Бадон и Винь РЛС с квалифицированными расчетами. 4 октября МиГ-21 летчик Динь Тон из 921-го истребительного авиаполка примерно в семь часов вечера перехватил пару В-52. Тон не смог воспользоваться командами офицеров наведения, поскольку РЛС успешно подавили "джаммеры" бомбардировщиков. Визуально вьетнамец обнаружил "крепости" слишком поздно, чтобы занять выгодное положение для атаки. Следующая встреча МиГ-21 и В-52 произошла 20 октября. По команде офицеров РЛС с аэродрома Аньсон в 20 ч 46 мин. на МиГ-21 взлетел By Динь Ранг. На удалении 100 км от двух бомбардировщиков, по команде с земли, он сбросил подвесной топливный бак и стал набирать высоту 10 000 м. Когда до Боинга осталось 15 километров летчик включил бортовой радиоприцел РП-21 и врубил форсаж. Пуск ракеты был произведен с дистанции 8 км. Ракета попала в цель, но одной Р-ЗС оказалось маловато, чтобы сбить В-52 - поврежденный самолет приземлился на ближайшем таиландском аэродроме. Динь Ранг сел в Аньсоне в 21 ч 15 мин. Почин был сделан.

Отчаянные попытки достать В-52 продолжались весь 1972 г., теперь в них принимали участие более совершенные МиГ-21МФ. 13 апреля бомбардировщики бомбили аэродром Тхохаунь. Один МиГ попытался взлететь на перехват прямо под бомбами, но неудачно - самолет получил повреждения и летчик катапультировался. 16 апреля в роли В-52 выступили "Фантомы", плотная группа истребителей-бомбардировщиков имитировала налет В-52. Вьетнамцы "купились" на схожую с В-52 отметку на экране РЛС. На перехват взлетели МиГ-21 и попали под внезапную ракетную атаку, результат - один сбитый МиГ-21. После двух неудач был взят тайм-аут. Тщательно изучалась тактика В-52 и отрабатывались приемы перехвата бомберов. К сентябрю 1972 г. большинство летчиков-истребителей ВВС ДРВ считалось способными перехватить заветную цель. Последние случаи боевого соприкосновения МиГ-21 с В-52 произошли в ходе отражения налетов американской авиации во время проведения операции "Лейнбэкер II".

В 18 ч 30 мин 17 декабря экран РЛС, расположенной в Куангбине запестрел от отметок воздушных целей. В штаб ушло донесение - на подходе большое количество В-52, идут курсом на север. В 19 ч 25 мин команду на взлет получил пилот истребителя МиГ-21МФ из 921-го авиаполка Фам Туан. В воздухе он быстро обнаружил противника - чтобы выдерживать строй троек В-52, летали с включенными аэронавигационными огнями. Экипажи бомбардировщиков также засекли присутствие вьетнамского истребителя, В-52 увеличили скорость. В ту ночь Фам Туан так и не сумел атаковать "крепости". Американцы вошли в зоны действия ПВО, один В-52 взорвался прямо по курсу вьетнамского МиГа. Успех пришел в ночь на 27 декабря. Туан взлетел с аэродрома Иенбай, пробил облачность, удачно увернулся от "Фантомов" эскорта и начал набирать высоту. Служба наведения работала безупречно: по команде с земли сброшен топливный бак, форсаж, набор высоты 10 000 м и летчик отчетливо увидел огни бомбардировщиков. "Вижу цель, атакую".Туан всадил две ракеты в крайний в тройке В-52 с дистанции 2 километра, самолет вспыхнул, оставшиеся две "крепости" немедленно сбросили бомбы и легли на обратный курс

За В-52 Фам Таун был удостоен Золотой Звезды Героя Вьетнама, позже он стал первым вьетнамским космонавтом и Героем Советского Союза.

Второй и последний В-52 истребительная авиация ДРВ записала на свой счет в следующую ночь. В 21 ч 41 мин на перехват с аэродрома Камтхай взлетел By Хаун Тхиеу. Над Сонла летчик визуально обнаружил В-52 и вышел в атаку. Ракеты Тхиеу выпустил с чрезмерно близкой дистанции. Взрыв боекомплекта Боинга "похоронил" как экипаж самого В-52 и так и вьетнамца. Тхиеу, как и Тан, служил в 921-м ИАП ВВС ДРВ.

Американцы ни один сбитый В-52 не относят на счет МиГов. Успех Туа-на просто не комментируется, а в случае с Тхиеу утверждается, что самолеты столкнулись в воздухе. С другой стороны, согласно данным САК, воздушные стрелки бомбардировщиков сбили несколько МиГ-21, все в ходе операции "Лейнбэкер II"; три победы отнесены к "вероятным" и две - к достоверным. Остается лишь один вопрос: насколько эффективны 12,7 мм пулеметы против сверхзвукового истребителя? Помнится, еще война в Корее показала почти полную неспособность пулеметных установок В-29 отбиваться от пикирующих МиГ-15.







Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100