главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   МиГ-23 против F-15 и F-16
             
         n Данные сайта ВВС России  


 

В июне 1982 года началось очередное вооруженное столкновение на Ближнем Востоке. Израильские и сирийские войска вели боевые действия на территории третьего государства - Ливана. Как и молниеносная война 1967 года, конфликт продолжался всего шесть дней. Обе стороны использовали реактивные самолеты третьего поколения.

После октябрьской войны 1973 года, где МиГ-21 вел противоборство с "Миражем", израильские ВВС пополнились истребителями "завоевания превосходства" F-15 и F-16, а также комплексами ВКП-ДРЛО "Хокай". А в сирийские ВВС, кроме высотного перехватчика МиГ-25, поступили самолеты МиГ-23 в вариантах маловысотного перехватчика (МФ) и истребителя-бомбардировщика (БН), а также самолеты Су-22 (экспортный вариант Су-17).

В конце 1981 года встреча МиГ-23МФ с израильскими F-15 и F-16 стала неизбежной. Следовало подготовить летный состав, переучившийся с самолетов МиГ-21, к боевым действиям. По решению сирийского командования была создана группа специалистов. Мы получили в свое распоряжение самолеты, летчиков отрабатывавших к этому времени групповую слетанность на новом истребителе, бригадный командный пункт с боевым расчетом и неограниченный запас топлива.

Подготовка велась ускоренными темпами. Надо было разработать программный документ - "Курс подготовки к бою", провести наземные занятия с обязательными показами в воздухе. Одним словом, предстояло ответить на главный вопрос: как правильно воевать с конкретным противником. Необходимой летчику увязки техники с тактикой ни в одном нашем пособии не нашлось. "Легкий" F-16 не имел оружия средней дальности, поэтому в способах ведения боя не сильно отличался от известного уже "Миража". Тактика F-15 частично была известна из опыта двух групповых боев с МиГ-21 над Ливаном в 1979 году. Однако там еще не появились признаки "всеракурсности" - атаки с любого направления с применением новых ракет средней дальности.

С разработкой "Курса", казалось бы, больших препятствий не предвиделось: достаточно взять действующий и сделать необходимые поправки. Но тактический раздел ограничивался там атаками одиночной неманеврирующей цели (в заднюю и переднюю полусферы). Предполагалось, очевидно, что противник будет добровольно изображать собой мишень. Но и раньше летчики F-15 стремились маневрировать и действовать в группе.

Обращение к опыту помогло мало: выработанная во Вьетнаме тактика скрытных ракетных атак на догоне в изменившейся обстановке теряла свою практическую ценность. Сравнение боевых возможностей будущих противников показало, что МиГ-23, имевший меньшую тяговооруженность и большую нагрузку на крыло, уступал F-15 в скорости разворота в любой плоскости. Преимуществ в огне (в дальности разрешенного пуска ракет с радиолокационным наведением) тоже не было. Ситуация напоминала начало Великой Отечественной войны, когда наш И-16 боролся с "мессершмиттом". После анализа всех возможных вариантов пришлось остановиться на возмещении качества количеством.

Облет разработанных вариантов разделялся на две "ступени". Первая - освоение элементов всеракурсного боя с "подыгрышем". Вторая ступень - совмещение маневра с огнем - прицеливанием и имитацией пуска ракет. Вспомнилось, что еще Покрышкин и Кожедуб предупреждали: воздушный боец - это пилотажник и стрелок, первого без второго не бывает. Встречную атаку маневрирующей (в ограниченных пределах) цели покорить удалось не всем. Причина в явном различии применения пушек и "тепловых" ракет в ближнем бою и прицельных пусков ракет (с радиолокационным полуактивным наведением) во всеракурсном бою. Хотя в теории, вроде бы, особых неясностей не оставалось.

Летчики закончившие этапы наземного и воздушного обучения овладели несколькими типовыми (оборонительными и наступательными) приемами, а также знали вызывающие их ситуации. Модели уточнялись по шести лучшим результатам. Показавшие их летчики вошли в первую группу выпускников. Тогда и выявились истинные лидеры (в сирийских ВВС к лидерам проявляется особое уважение). Забегая вперед отметим, что они же имели лучшие показатели в реальных боях.

МиГ-23МФ - маловысотный перехватчик и это определяло тактику, основой которой являлась обеспечиваемая другими экипажами встречная атака с малой высоты. Готовивший атаку, получал функции "демонстративного" или "обзорного". В первом случае он, образно говоря, ходил по лезвию бритвы, позволяя захватить себя на сопровождение, но не допуская захода в зону пуска. Учитывалось, что F-15 сопровождал только одну цель, закрепляя на ней узкий луч бортовой РЛС подсвета до момента подрыва ракеты. Это использовал ударный экипаж, на короткое время выходивший из под контроля противника. "Обзорный" же назначался при действиях вне радиолокационного поля своих РЛС. Его обязанностью было - первым обнаружить противника и дать целеуказание ударному, "скрывавшемуся" на малой высоте.

Недостаточная мощь огня заставляла поддерживать атаку и третьим самолетом ("резервным"). Он вводился в боевой порядок после оценки сложившейся воздушной обстановки. Учитывалось, что у F-15 также есть резерв, но он остается глубоко "в тылу" и подтягивается к очагу боя по указанию ВКП "Хокай".

Третий этап подготовки воспроизводил обстановку будущего боя. За свободно действующего противника играли наши советники-инструкторы, детально изучившие самолет F-15 и его "повадки". Они же оценивали полеты обучаемых после совместного дешифрирования фотопленки. Закончить третий этап подготовки помешало начало войны.

В какой обстановке разворачивались реальные бои? Сигналом тревоги служил выход израильских комплексов ВКП ДРЛО к берегам Ливана над нейтральными водами. Вместе с ними в неподвижный эшелон сил обеспечения включались постановщики помех Боинг-707. Непосредственное прикрытие безоружных тяжелых самолетов осуществляли пара или звено F-15. Все они располагались в диапазоне средних высот и наблюдались сирийскими РЛС.

Далее на траверз Бейрута выдвигался подвижный заслон - обычно два звена истребителей F-15 и F-16. Зоны дежурства располагались ближе к берегу, но на безопасном удалении от рубежа огня зенитных средств. Формирование боевой обстановки завершалось выходом к наземным целям ударного эшелона, составными элементами которого были звенья "Фантомов", построенных в колонну. Впереди - группа прорыва ПВО, за ней - носители высокоточного управляемого оружия и, наконец, бомбардировщики с неуправляемыми боеприпасами. Израильские самолеты следовали морем на высоте примерно 2.000 м., поэтому они не обнаруживались сирийскими РЛС в диапазоне высот до 3.000 м из-за горного хребта.

Перехватчики МиГ-23 должны были прорываться к израильским бомбардировщикам и воспрещать их удар. Но во всех разработанных вариантах прорыва выпадал важный тактический элемент - скрытность. После взлета, едва поднявшись на высоту 100 м, самолеты МиГ-23 "засвечивались" израильскими ВКП "Хокай". Чтобы не раскрывать противнику свой численный состав тройка (пара) МиГ-23 смыкалась вплотную и наблюдалась на экране РЛС как одна метка. На расчетном рубеже происходило размыкание, причем ударный самолет снижался почти вертикально (этот маневр не отслеживался РЛС противника). Далее в действие вводился один из отработанных вариантов. Плановые "ходы" должны были завершаться встречной ракетной атакой "ударного" экипажа снизу. Если атака срывалась, то группе рекомендовалось возвращаться на свою территорию.

Эскадрилья истребителей МиГ-23МФ за шесть дней ливанской войны совершила 52 самолето-вылета, провела семь воздушных боев. Сирийское командование подтвердило факт уничтожения 6 израильских самолетов, свои потери - также шесть самолетов (два летчика погибли). Причем три МиГа были сбиты в ходе прикрытия объектов в Ливане способом дежурства в воздухе. Размещенные в долине Бекаа зенитные ракетные комплексы, окруженные горами, имели ограниченную зону радиолокационного обнаружения, что и должны были возместить воздушные патрули. Простиравшаяся под ними "слепая" область в обзоре наземных РЛС скрывала атаковавших снизу израильских истребителей. Времени предпринять оборонительный маневр не было.

Причиной потери еще трех самолетов МиГ-23 было затягивание их в ближний маневренный бой после первой встречной атаки. Противник в этой ситуации подтягивал по указанию ВКП горячий резерв. Также израильтяне в очередной раз отошли от устоявшихся шаблонов. После обнаружения сирийских МиГ-23 ВКП "Хокай" наводил на них первыми не "дальнобойные" F-15, а легкие истребители F-16 с оружием малой дальности. Звено F-16 по парам, вытягивавшимся в колонну, снижалось на малую высоту, затем первая пара расходилась на одиночки, которые окружали МиГ-23 с двух сторон, угрожая атакой с задней полусферы (прием "сэндвич"). Для МиГ-23 оставались невыгодные варианты: выйти из боя и вернуться на свою территорию или вступить в ближний бой с противником, превосходящим в маневренности. В случае же продолжения полета в район нанесения удара израильскими бомбардировщиками нависала явная угроза атаки в лоб истребителями F-15 с применением ракет средней дальности.

В ливанской войне приоритетным показателем, влиявшим на результаты боев, оказалось качество (в отличие от Вьетнама, где важнейшую роль играло количество). Ввод в бой МиГ-23 осуществлялся осторожно, после тщательной оценки воздушной обстановки и выявления благоприятных условий. В меньшей степени исполнителей сдерживали факторы "техника" и "оружие", в большей - информационный голод. Без воздушных командных пунктов, с устаревшими средствами боевого управления руководить новыми самолетами во всеракурсном бою было трудно. Вслепую, за пределами своего радиолокационного поля (но в пределах радиолокационного поля противника), предыдущим поколениям МиГов воевать еще не приходилось. Участники событий воочию убедились в следующем: можно иметь самолет, оружие, летчика, но не иметь данных о противнике, изготовившемся к бою. Тогда все заложенные в боевой комплекс возможности остаются нереализованными.






Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100