Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   U-2 над Китаем 
             
         n Анатолий Демин, Геннадий Серов  



О бесславном завершении 1 мая 1960 г. в районе Свердловска полета американского самолета-шпиона U-2, пилотируемого Ф.Г.Пауэрсом, широко известно. Также достаточно хорошо освещен и разведывательный полет майора Р.Андерсона над территорией Кубы 27 октября 1962 г. Уничтожение этого самолета советскими ракетчиками стало кульминацией Карибского кризиса и едва не развязало третью мировую войну. Между тем мало кто знает, что лидерами по числу сбитых U-2 и по сей день являются зенитчики Народно-освободительной армии Китая (НОАК). В середине 60-х годов они уничтожили пять самолетов-шпионов U-2, став, таким образом, "асами" по терминологии истребителей. Кроме того, им принадлежит пальма первенства и в первом в мире успешном боевом применении зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) С-75 по реальной цели - самолету-разведчику RB-57D. Это произошло 7 октября 1959 г. в небе над Пекином, более чем на полгода раньше, чем советские войска ПВО "приземлили" Г.Пауэрса.

После образования 1 октября 1949 г. Китайской Народной Республики проигравший гражданскую войну в Китае режим Гоминьдана во главе со своим лидером Чан Кайши обосновался на о.Тайвань, откуда его самолеты регулярно атаковали южные провинции Китая. Воздушная война над Тайваньским проливом с переменным успехом шла все 50-е годы, но возрастание боевой мощи ВВС НОАК постепенно привело к тому, что бомбо-штурмовые удары потихоньку сошли на нет, и на первый план вышли разведывательные полеты, сначала дневные, потом ночные, а затем и высотные.

В составе ВВС Гоминьдана в 40-е -50-е годы постоянно числилась одна разведывательная эскадрилья. Ее образовали 1 марта 1945 г. в Чжунине (провинция Сычуань). В июне того же года первая группа обучившихся в США китайских летчиков на 14 разведчиках F-5E (вариант истребителя Р-38 "Лайтнинг") через Индию вернулась в Китай. В начале июля 1945 г. они начали участвовать в боевых действиях и успели совершить несколько боевых вылетов в войне с Японией.

После окончания Второй мировой войны 12-я эскадрилья проводила аэрофотосъемку многих стратегически важных районов Китая. В марте 1946 г. их сначала перебазировали на учебный полигон в Нанкине, а затем в Пекине расквартировали группу для контроля за действиями войск КПК на северо-востоке в районе Мукдена. В Нанкине эскадрилья получила из США новые F-5G, а затем разведчики F-10 (разведывательный вариант бомбардировщика В-25). На разведэскадрилью также возложили и боевое охранение спецсамолета зам. главнокомандующего ВВС Гоминьдана.

Самолеты F-5 12-й раэ перелетели на авиабазу Таоюань на о.Тайвань в феврале 1949 г., F-10 прибыли туда в мае. По советским данным, в то время у них насчитывалось 16 F-5 и F-10, регулярно летавших над территорией КНР. Весной 1950 г. чанкайшистским летчикам "досталось на орехи" от советских истребителей. С 8 марта 1950 г. к боевому дежурству в зоне ПВО Шанхая приступили летчики 351-го истребительного авиаполка 106-й дивизии полковника М.Якушина. Первые воздушные бои состоялись 13-14 марта. 13 марта звено Ла-11 ст. лейт. Сидорова обнаружило и сбило F-10, упавший в 50 км юго-восточнее Сюй-чжоу. На следующий день дежурное звено Ла-11 обнаружило южнее аэродрома еще один разведчик F-10. Его сбил ведущий ст. лейт. Душин. Загоревшийся "Митчелл" сел на фюзеляж в 4 км от аэродрома. Кроме одного погибшего, всех остальных членов экипажа взяли в плен. Тайваньские источники подтвердили только уничтожение 14 марта F-10 ╧ 07 из 12-й раэ, летевшего на фотографирование ГЭС в Нанкине.

1 апреля на боевое дежурство заступил 29-й Гиап на МиГ-15. 28 апреля пара МиГов - майор Келейников и лейт. Володкин подбили разведчик F-5 12-й раэ, летевший в сопровождении нескольких "Мустангов" Р-51. В 15-21 группа оказалась в 15 км северо-восточнее Шанхая, где их в районе о.Хэн-ша уже ждали шесть истребителей -две пары МиГ-15 на высоте 6000-7000 м и пара Ла-11 351-го иап на высоте около 700 м, на случай, если противник попытается выйти из боя на малой высоте. Едва увидев "МиГи", "Мустанги" бросили разведчика. Первым F-5 обнаружил ведомый, боевым разворотом он зашел в хвост разведчику и на дальности около 500 м пушечным огнем "прошил" правую консоль крыла. За ним ведущий атаковал "Лайтнинг" на сближении до 550-300 м. F-5 с дымящимся правым мотором левым полупереворотом вышел из боя и на малой высоте ушел на базу. "Лавочкины" добить его не сумели, потеряв на фоне воды и дымки. Как выяснилось после захвата войсками НОАК острова Чжоушань, на одном из соседних островов нашли разбитый "Лайтнинг", он почти долетел до своего аэродрома и упал, не дотянув несколько сотен метров до полосы. Тайваньцы подробностей не сообщают.

1 июля 1954 г. в Таоюане после очередной реорганизации ВВС Гоминьдана создали 6-ю разведывательную авиагруппу. В ее составе образовали 4-ю раэ, летчиков на авиабазе Цзяи переучили с В-25 на RF-51 "Мустанг", которые к этому моменту давно уже устарели и в реальных полетах на разведку не использовались. 1 февраля 1957 г. произошло очередное переформирование, в составе раэ создали два звена, одно - на RF-86F, второе - на RB-57A. 18 февраля 1958 г. летчик Чжао Гуанхуа на RB-57A борт. ╧ 5642 летал фотографировать территорию континента, и над побережьем в провинции Шаньдун его сбил МиГ-17 ВВС НОАК. Позже чанкайшистам передали высотные разведчики RB-57D, на которых они некоторое время продолжали безнаказанно летать на разведку на большой высоте вне зоны досягаемости китайских истребителей ПВО.

В 1958 г. правительство КНР обратилось в СССР с просьбой оказать техническую помощь по организации противовоздушной обороны столицы Китая Пекина. Приближалась 10-я годовщина образования КНР, и все были уверены, что в тот день чанкайшисты попытаются как-то "отметиться" и сорвать юбилейные торжества.

Еще в 1957 г. в СССР в соответствии с подписанными 15 октября межправительственными соглашениями начались работы по созданию в Китае Научно-испытательного полигона реактивного вооружения НОАК. Согласно распоряжению СМ СССР ╧ 3417рс от 16.11.57 и директиве Генерального Штаба от 4.12.57 ВВС стали оказывать помощь китайцам. На Центральный Проектный институт ВВС и ПВО возложили проектирование авиационного комплекса этого полигона. В январе-апреле 1958 г. группа специалистов ВВС во главе с подполковником А.Г. Гудковым на территории КНР произвела выбор площадок под строительство авиационного комплекса объекта 0029. В апреле 1958 г. место строительства утвердило командование НОАК, а в мае 1958 г. - советские специалисты. В августе-сентябре 1958 г. в Китай командировали группу из девяти специалистов ЦПИ ВВС и ГНИИ-6 для оказания технической помощи в проектировании. Рабочие чертежи на авиационный комплекс разработали и выдали на строительство с 20 ноября по 12 декабря 1958 г., а строительство аэродрома началось уже 15 ноября. Китайская сторона установила срок окончания первой очереди строительства -1 июня 1959 г., а введение в эксплуатацию всего авиационного комплекса запланировали к 10-летию КНР - 1 октября 1959 г.

При выборе места строительства полигона и разработке проектной документации предусмотривалась возможность развития полигона для испытаний перспективных систем класса "воздух-воздух", в частности ракет с головками самонаведения (ГСН), разработанных в КНР на базе остатков американской ракеты "Сайдуиндер", а также ракетных систем классов "воздух-земля" и "воздух-корабль", принимая во внимание запланированное на ближайшие годы лицензионное производство в КНР самолетов Ту-16.

Кроме авиационного комплекса сооружений полигона предусматривалось строительство стартовых и технических позиций для баллистических и зенитных ракет. Согласно директиве по Главному Штабу ВВС от 30 мая 1959 г., подписанной генерал-лейтенантом Н.П.Каманиным, советские военные специалисты должны были оказывать помощь КНР по строительству и оснащению комплексного полигона для испытаний образцов реактивного вооружения, в том числе участвовать в обучении личного состава полигона и в проведении пусков:

  • - управляемыми реактивными снарядами К-5М;
  • - управляемыми реактивными снарядами "Сопка";
  • - зенитными управляемыми ракетами ЗРК С-75;
  • - баллистическими ракетами Р-2;
  • Авиационный комплекс полигона включал:
  • - оборудованный системой посадки СП-50/56 аэродром для самолетов с полетным весом до 200 т,
  • - техническую позицию для подготовки и испытаний ракет класса "воздух-воздух" (К-5М), а также самолетов-мишеней (Ла-17, Ил-28) и самолетов-целей (Ту-16, Ту-95);
  • - трассу стрельб ракетами класса "воздух-воздух", оборудованную измерительными средствами (кинотеодолитами, РЛС) и аппаратурой управления самолетами-мишенями (станция МРВ-2).

По проекту полигон должен был быть оборудован РЛС П-30, станцией МРВ-2, пятью кинотеодолитами КТ-50 и двумя КСТ-60, пятью РЛС "Амур", двумя комплектами телеметрических станций РТС-6, одним комплектом аппаратуры системы единого времени и средствами связи.

Характерно, что китайцы заказали в СССР очень ограниченное количество самолетов-мишеней (всего 10 беспилотных мишеней на базе МиГ-15бис, 20 мишеней типа Ла-17 и 3 парашютных уголковых отражателя типа ПМ), рассчитывая в дальнейшем наладить собственное производство самолетов-мишеней в КНР. Китайцы также подняли вопрос о возможности переоборудования вылетавших ресурс истребителей Ла-11 под мишень.

В конце 1958 - начале 1959 гг. командование НОАК обратилось с просьбой ускорить отправку в Китай группы советских специалистов для оказания помощи в монтаже и наладке спецоборудования полигона и в дальнейшем для обучения китайских специалистов эксплуатации и обороне полигона и методике испытаний реактивного оружия. Кроме того, возникла дополнительная просьба направить в КНР специалистов для обучения применению самолетов-мишеней Ла-17 с самолета Ту-4НМ.

Первый в СССР мобильный ЗРК С-75 (вариант "Двина") с ракетами В-750 (1Д) был принят на вооружение в СССР в ноябре 1957 г. и в следующем году в обстановке строжайшей секретности в КНР отправили пять комплексов в сопровождении технического дивизиона. Вечером 23 ноября 1958 г. на грузовой станции Маньчжурия китайцы встречали первый поезд с советскими зенитными ракетами. Технику принимал командир 1-го ракетного батальона ВВС КНР Чжан Цзяньхуа, с ним группа из 21 человека, на передаче присутствовал представитель МО СССР генерал-лейтенант Буженский (М.Б. Буженинов - по-китайски "Бу-женьсыди").

Всего в 1958-1960 гг. Китай получил от СССР пять ЗРК С-75 "Двина" и 62 ракеты В-750. 30 ноября 1958 г. в ВВС Пекинского и Нанкинского военных округов создали еще по одному зе-нитно-ракетному батальону. 26 декабря ВВС Пекинского военного округа в уезде Дасинсянь развернули еще один батальон. 18 января 1959 г. в Сюйчжоу (пров. Цзянсу, Нанкинский военный округ) развернули пятый зенитный батальон.

К 21 декабря 1958 г. весь командный состав 1-го и 2-го батальонов сосредоточили в Чансиньдяне (район Пекина). К их обучению приступили советские специалисты. Командовать 2-м батальоном назначили командира зенитно-артиллерийского полка 100-мм орудий Юэ Чжэньхуа. Любопытно, что командный состав в новый батальон пришел с полковых должностей с понижением. С 26 по 30 декабря 1958 г. во 2-й батальон из 45 различных частей перевели 196 человек. Их разместили в Гаомидяне неподалеку от известного аэродрома Наньюань под Пекином. Здесь образовали "особую секретную зону" с жесточайшим режимом секретности, поскольку в ангарах находились советские ракеты. Эту часть в китайских документах стали именовать под ╧ "543".

Для обучения китайских зенитчиков в КНР командировали группу из 16 специалистов. Старшим назначили подполковника П.Н.Шеломовского, в СССР руководившего испытаниями авиационной ракеты К-5М и тренировочными стрельбами ракетами класса "воздух-воздух" РС-2у ОКБ П.Д.Грушина. Его зачислили в аппарат старшего военного советника по ВВС НОАК КНР и на него возложили ответственность за весь комплекс вопросов создания авиационной части полигона и последующей подготовки кадров НОАК КНР и эксплуатации средств полигона. В его группу включили специалистов, главным образом, по самолетам-мишеням, они также участвовали и в тренировочных стрельбах ракетами РС-2у.

20 февраля 1959 г. Генеральный Штаб директивой Главному штабу ВВС сообщил, что командование НОАК просит ускорить отправку в КНР специмущества для проведения тренировочных стрельб. Последовало указание перегнать самолет-носитель мишеней Ту-4НМ на аэродром Угун в 75 км западнее Сианя, ускорить подготовку и высылку литературы и учебных пособий по Ту-4НМ, а также командировать в Китай специалистов по обучению экипажа Ту-4НМ и станций МРВ-2 и СОН-4РР мишени Ла-17.

С обучением китайцев возникало немало трудностей. Пока 2-й ракетный батальон КНР формировали и размещали в Гаомидяне, 1-й китайский зенитно-ракетный батальон в Чансиньдяне начал учиться у советских специалистов. По соглашению 1-й советский батальон ПВО должен был обучить 1-й китайский по следующей системе: каждый учит своего китайского напарника по должности. Затем китайцы предложили, чтобы как можно большее количество их людей прошло курс обучения у советских специалистов, поэтому командный состав 2-го и 3-го батальонов будут присутствовать во время обучения. Методика запоминания информации с учетом режима особой секретности (главное - нельзя ничего обсуждать во внеслужебное время, поэтому их даже за ворота части не выпускали) у китайцев была весьма своеобразная: каждый должен был запоминать какую-то часть услышанного и потом они сами уже объединяли информацию. Китайцы потом отмечали, что преподавали советские специалисты очень тщательно и добросовестно с тем, чтобы китайцы побыстрее овладевали техникой и позже написали, что наши специалисты "поразились, с какой быстротой китайцы освоили технику". Спустя 4 месяца состоялся экзамен по теории и по практическим навыкам: "Почти все курсанты получили отличные отметки".

Первые учебные стрельбы 1-й батальон ВВС НОАК провел в апреле 1959 г. в пустынной местности в 40 км к северо-востоку от уезда Чжунвэйсянь в автономном районе Нинся при помощи советских специалистов. 19 апреля в 9 ч 40 мин самолет Ту-4НМ на высоте 8 км подлетел к охраняемому району и в зоне пуска сбросил парашютную мишень с уголковым отражателем. После выхода самолета из зоны пусков ракет в 9 ч 50 мин командир батальона Чжан Цзяньхуа скомандовал "пуск" и оператор нажал на кнопку. Первой же ракетой мишень была поражена, "ее обломки упали на землю, все были очень довольны". Китайцы утверждают, что после этих успешных стрельб все советские военные специалисты вернулись на родину.

Однако архивные документы свидетельствуют, что 16 мая 1959 г. Маршал артиллерии Н.Яковлев сообщил Главкому ВВС К.А.Вершинину, что командование НОАК обратилось с просьбой оказать техническую помощь в подготовке и проведении учебно-боевых стрельб ракетами системы СА-75 по переданным ими самолетам-мишеням Ла-17. Одновременно он отметил, что "так как мишень Ла-17 дорабатывалась применительно к нуждам ВС, в настоящее время нет данных о возможности ее использования для обслуживания стрельб системы СА-75." Он также просил дать указание начальнику ГНИИ-6 ВВС выделить 4-5 мишеней Ла-17 и провести в июне 1959 г. 2-3 облета станции СА-75 этими мишенями и 2 боевых стрельбы комплексами СА-75. Одновременно в КНР также выявилась необходимость доработки ТЛМ варианта ракеты К-5М с использованием аппаратуры БР-6.

Среди группы командированных в КНР военных специалистов находился полковник В.Д.Слюсар, вспоминавший, что они прибыли в Пекин в середине июня 1959 г.: "Китайцы выразили пожелание провести учебно-боевые стрельбы по радиоуправляемым мишеням. Стрельбы в пустыне Гоби прошли успешно, все пять расчетов поразили цели".

Но по китайским источникам все было далеко не так безоблачно. До 10-й годовщины образования КНР оставалось менее полугода, и три зенитно-ракетных дивизиона получили приказ к юбилею заступить на боевое дежурство. 1 мая 1959 г. 2-й и 3-й батальоны срочно перебазировали в Чансиньдянь на обучение и тренировки. Китайцы пишут, что инструкторами стали китайские специалисты, прошедшие стажировку в советских ПВО. В Чансиньдяне казарм не хватало, жили в палатках в полевых условиях. После трехмесячной напряженной учебы в августе 1959 г. батальоны направили в провинцию Ганьсу в Гэбитань в уезде Динисиньсянь на учебные стрельбы. В этот раз в качестве мишеней выступали беспилотные Ла-17, запускаемые с Ту-4. Китайские историки утверждают, что "советских специалистов не было, все делали сами китайцы".

Командованию НОАК поступило сообщение, что один батальон успешно поразил мишени, а другой "потерпел неудачу". После того как ракета была запущена, она не пошла по направлению к мишени, а развернулась на 180╟ и пошла в район Гэбитань в 40 км от места пуска. Там она взорвалась, создав огромную воронку: "Все смеялись и говорили, что по ошибке запустили ракету класса "земля-земля". Но командный состав 2-го батальона прямо чуть не плакал, и в течение нескольких месяцев они скрупулезно разбирались в причинах неудач". По мнению китайцев, причиной стал заводской брак: при сборке и монтаже что-то напутали с проводами в блоке управления разверткой и сканированием. Поэтому срочно вызванные на рекламацию советские специалисты были вынуждены признать вину завода. Хотя стрельбы были неудачными, но главное, по мнению китайцев, было сделано - обнаружили и устранили заводской дефект. В противном случае в ближайшем реальном пуске 7 октября по самолету-нарушителю ракета не только бы не поразила самолет, но могла, развернувшись на 180╟, долететь до Пекина и упасть на жилые районы.

К 5 сентября 1959 г. все пять ЗРК разместили следующим образом: 1-й батальон - в Цзаолине на востоке уезда Дасинсянь, 2-й батальон - на аэродроме Чжанцзявань в уезде Тунсянь, 3-й батальон - в Хуайшулине в Фэн-тайюй, 4-й - на аэродроме Шахэ в Чан-пине, 5-й - в Хэнаньцуне в уезде Шу-ньисянь. Все пять ракетных установок заступили на боевое дежурство, и по воспоминаниям В.Д.Слюсара, в 20-х числах сентября командующий ВВС и ПВО НОАК генерал Чен Цзюн доложил министру обороны и правительству КНР о готовности зенитной ракетной группировки ПВО к выполнению боевых задач по противовоздушной обороне Пекина.

Информацию о пролете высотных разведчиков получали от роты РЛС, размещенной в провинции Фуцзянь на юго-востоке Китая. Работы у них хватало. Только с января по март 1959 г. самолеты RB-57D ВВС Тайваня десять раз нарушали воздушное пространство КНР, проводя "стратегическую разведку вдоль и поперек континента". Их деятельность распространялась на 13 провинций и городов, таких как Фуцзянь, Чжэцзян, Шанхай, Цзянси, Гуандун, Хунань, Хубэй, Аньхой, Гуйч-жоу, Сычуань и Шаньдун и др. За 8-9,5 часов полета RB-57D мог пролететь до 6800 м, с высоты 18 км четырьмя фотоаппаратами производил аэрофотосъемку полосы шириной до 70 км и протяженностью до 4000 км. В июне 1959 г. этот самолет дважды пролетал над Пекином и не был перехвачен.

В 1959 г. ВВС КНР поднимались на перехват разведчика 109 раз (группами), совершили 202 самолето-вылета. Советские МиГ-19 и китайские J-5 (аналог МиГ-17) в полете 106 раз обнаруживали цели, но из-за недостаточной высоты сбить нарушителя не могли. Действительно, RB-57D летал, как правило, на высотах не менее 20000 м, а потолок МиГ-19 не превышал 17900 м.

Кроме RB-57D, в разведэскадрилье ВВС Гоминьдана в январе 1959 г. создали звено на RF-100A. Но, по мнению руководства Тайваньских ВВС, летные характеристики этого самолета не соответствовали требованиям к фоторазведчику, поэтому они не летали на реальное фотографирование. Затем часть летчиков пересадили на RF-84F. В конце октября 1959 г. они получили новые разведчики RF-101A, на которых летали на тактическую разведку континента до конца 1968 г. За этот период перехватчики ВВС НОАК уничтожили три самолета, из трех летчиков один погиб, два попали в плен.

1 октября 1959 г., в 10-ю годовщину образования КНР, на позициях в нескольких десятках километров от площади Тяньаньмэнь, где проходили юбилейные торжества, все зенитчики с напряженным ожиданием следили за воздушной обстановкой. Но с 1 по 4 октября пролетов вражеских самолетов не отмечалось. Китайские источники утверждают, что поэтому 5 октября зенитчики перешли на боевое дежурство уменьшенным расчетом. В субботу 6 октября многих военнослужащих отпустили в увольнение, а основную нагрузку по боевому дежурству нес командир 2-го батальона Юэ Чжэньхуа.

Полковник В.Д.Слюсар вспоминал, что 5 октября около 6:00 по местному времени с аэродрома на Тайване поднялся разведчик и вскоре пересек береговую черту в провинции Фуцзянь. Его курс лежал к Нанкину. На высоте 20-21 км, недосягаемой для МиГов-19, более десятка которых беспомощно кружили в воздухе, сопровождая его до реки Янцзы, далее он направился в сторону Пекина, но в 500-600 км от столицы развернулся и ушел в сторону Тайваня. Китайские историки об этом полете не вспоминают.

7 октября, по воспоминаниям В.Д.Слюсара, RB-57D взлетел с Тайваня примерно в то же время. Китайцы пишут, что их РЛС обнаружила цель в небе над морем в 50 км от Тайбэя в 9:41. В 10:03 с РЛС сообщили, что вражеский самолет в провинции Чжэцзян над местечком Вэйлин пересек береговую черту на высоте 18000 км. Над Нанкином он поднялся на высоту 19500 м, затем пролетел Цзинань и приблизился к Пекину. В 11-15 он был на удалении 700 км от столицы. Перехватчики ВВС НОАК КНР поднялись в воздух, но вражеский самолет достать не могли.

5-й зенитно-ракетный батальон первым объявил боевую тревогу. Когда самолет был уже на расстоянии 480 км, все системы ЗРК по рекомендации В.Д.Слюсара привели в полную боевую готовность. В 11-30 удаление составило 380 км, высота 19000 км, скорость 750 км/ч. Здесь целесообразно предоставить слово самому полковнику В.Д.Слюсару:

"Станция разведки обнаружила цель на удалении 320 км от города. О сложившейся ситуации командующий ВВС и ПВО, утверждавший мои... (рекомендации) , доложил министру обороны Китая маршалу Линь Бяо. Тот отдал распоряжение: "Если есть полная ∙ гарантия уничтожения самолета противника, огонь открыть, если нет - не открывать." Руководство ВВС и ПВО ждало моего решения... Мое состояние было таким, что в двух словах не опишешь: мне предложили взять ответственность на себя. Но все же решился: "Доложите министру обороны, что уверенность есть". И Линь Бяо дал "добро" на открытие огня...

Станция наведения ракет обнаружила цель на дальности 115 км и высоте 20300 м. Нарушитель шел с набором высоты. На дальности 41 км стартовала первая ракета, на дальности 40 км -вторая. 39 - третья.

40-45 секунд, пока ракеты шли к цели, на командном пункте царило предельное напряжение. Наконец его разрядили доклады командира ЗРК, следовавшие один за другим с интервалом 2-3 секунды : "Первая - подрыв", "Вторая - подрыв", "Третья - подрыв". Все с облегчением вздохнули, но праздновать победу было еще рано: требовалось убедиться, что цель действительно поражена. Запросили доклад командира пятого дивизиона о высоте цели. Он доложил: "Высота 18 километров... 15... 10... 5... 3... Цели не вижу". Сомнений не было. Нарушитель был сбит".

К этому следует добавить, что по китайским источникам команду на уничтожение нарушителя получил 2-й зенитно-ракетный батальон, размещенный на аэродроме в уезде Тунсянь неподалеку от Пекина. Прежде чем в 11:50 последовала команда включить : станцию наведения ракет, с КП предусмотрительно отдали приказ всем перехватчикам приземлиться. RB-57D взяли на ручное сопровождение на дальности 100 км, с 70 км перешли на автосопровождение. Командир батальона приказал пустить три ракеты с интервалом в 6 с, когда удаление до цели сократится до 28 км, в тот момент до нее было еще 60 км. Команда "Пуск" прозвучала в 12:04.

Какой по счету ракетой был поражен разведчик, так и не установили. Его обломки упали на юго-востоке уезда Тунсянь. Приехав- на место падения, выяснили, что летчик ВВС Тайваня Ван Инцинь выпрыгнул с парашютом, но часть строп была перерезана, возможно, осколками ракеты. Он упал в 100 м к северо-западу от обломков самолета. Умирающего летчика спасти не удалось. В карманах обнаружили какие-то бумаги и удостоверение пилота ВВС Гоминьдана, якобы "аса".

Обломки самолета носом воткнулись в землю, по бортовому ╧ 5643 позже установили, что RB-57D был построен в США в июле 1955 г., а в 1958 г. его передали ВВС Гоминьдана, там он находился в 4-й эскадрилье 6-й авиагруппы 5-го объединенного отряда, размещенного на авиабазе Таоюань. До этого он совершил 15 полетов над континентом. Общий налет планера составил 836 часов.

Нетрудно представить, какое ликование было среди высшего руководства КНР. На место падения началось настоящее паломничество начальства всех рангов, в том числе и первых лиц КНР, среди них были Чжоу Эньлай, Линь Бяо и Джу Дэ. 2-й батальон удостоился коллективной награды "Герой 2-й степени".

Чтобы скрыть наличие в Китае новейшей зенитно-ракетной техники, по согласованию правительств СССР и КНР сначала решили не давать в открытой печати сообщения о сбитом разведчике. Однако средства массовой информации Тайваня вскоре сообщили, что во время тренировочного полета самолет RB-57D потерпел аварию, разбился и затонул в Восточно-Китайском море. В ответ китайское информационное агентство "Синьхуа" распространило следующее заявление: "Пекин, 9 октября. 7 октября в первой полови- ∙ не дня один чанкайшистский самолет-разведчик типа РБ-57Д с провокационными целями вторгся в воздушное пространство и был сбит военно-воздушными силами Народно-освободительной армии Китая". Об использованном типе оружия, естественно, не было никаких комментариев.

Китайские источники утверждают, что сбитый RB-57D стал действенным предупреждением Гоминьдановцам, которые после октября 1959 г. в течение 2 лет и 3 месяцев не вели воздушную разведку над континентом. По-видимому, имелась в виду стратегическая разведка высотными самолетами, поскольку тактическая разведка и нарушения воздушного пространства КНР не прекращались. Только за трое суток 25-27 января 1960 г. самолет P2Y-5 ВВС Гоминьдана трижды совершал полеты над территорией КНР.

Все пролеты осуществлялись на высоте 100-2000 м, т.е. фактически над рельефом холмистой местности с высотами 100-400 м.

По плану взаимодействия китайских и советских средств ПВО эти данные оперативно передавались на КП войск ПВО СССР. Главный военный советник в Китае генерал армии Батов вместе с летно-техническими данными сообщил, что самолет оборудован ракетным вооружением, круговой обзорной РЛС или станцией защиты задней полусферы. По его мнению, пролеты самолета P2Y-5 над территорией КНР производились с целью разведки радиотехнических средств ПВО, а также для сбрасывания пропагандистских листовок и различных предметов потребления (детские игрушки, одежда, продукты и т.п.).

Средства ПВО КНР по самолетам-нарушителям действовали следующим образом:

  • в первом случае взлетели 10 МиГ-17ПФ ВВС Шэньянского военного округа. В районе Дагушан самолет обстреляла зенитная артиллерия;
  • во втором случае на перехват поднялись три МиГ-17ПФ авиации ВМС, восемь МиГ-17ПФ и один Ту-4 с радиолокационным прицелом для перехвата низколетящих целей (все - из ВВС Пекинского военного округа). В районе Танцинхэ нарушителя обстреляли пять батарей мелкокалиберной зенитной артиллерии (ЗА). В районе Цзинаня самолет был освещен прожекторами;
  • в третьем случае в воздух поднялись пять МиГ-17ПФ и 1 МиГ-17П ВВС Шэньянского военного округа.

Но все вылеты истребителей на перехват целей и ведение огня МЗА оказались безрезультатны. В первом и третьем случаях с задней полусферы на дистанцию до 3 км сумели навести только два перехватчика с захватом цели в прицел, но вследствие маневра самолета-нарушителя китайские летчики теряли его, не успев открыть огня...

По заключению генерала Батова, основными причинами безрезультатных действий средств ПВО КНР являлись:

  • слабая подготовка боевых расчетов КП всех звеньев и командования ВВС военных округов;
  • низкая боевая готовность и боеспособность летчиков-перехватчиков, частей ЗА и радиотехнических войск (РТВ);
  • ограниченное количество подготовленных летчиков-перехватчиков (в ВВС Шэньянского военного округа их было всего пять), которые умеют пользоваться прицелом РП-5 на малых высотах;
  • недостаточное количество РЛС для работы на малых высотах...;
  • безответственность командиров ВВС всех степеней за организацию ПВО.

Еще до уничтожения U-2 в Шанжао китайские военные предположили, что на самолете есть новое радиоэлектронное оборудование. Изучение сбитого шпиона могло предоставить доказательства. И действительно, при осмотре обломков и сличении аппаратуры с предыдущим самолетом обнаружили небольшой блок размером примерно в пачку сигарет. Позже выяснилось, что это детектор облучения РЛС, выдающий световой и звуковой сигнал двух типов - при удалении свыше 60 км от источника и менее 60 км, то есть когда наступала повышенная опасность.

Китайцы новую систему называли почему-то "двенадцатой системой" и в ответ стали модифицировать свое оборудование и изобретать методы радиоэлектронного противодействия. Свое оборудование они назвали "системой .противодействия ╧ 1".

8 мая 1964 г. 2-й зенитный батальон передислоцировали во Внутреннюю Монголию. 7 июля, ровно через месяц после получения наград за сбитый 1 ноября 1963 г. U-2, они подтвердили свое звание "героев", сбив еще одного нарушителя. В тот день тайваньцы решили провести разведывательную операцию масштабно - двумя высотными разведчиками, с одновременным отвлекающим маневром.

В 8-19 из Тайваня на северо-восток вылетел первый U-2, в 8-34 он вторгся на континент в районе Шанхая, позднее его обозначили как "северный" U-2. В 9-03 на юго-востоке от Гуанчжоу обнаружили второй U-2, его затем называли "южным". В 9-44 он вторгся на континент, а в 10-53 появилось новое сообщение, что, вероятно, в 11-10 над континентом появится RF-101. Как правило, самолеты RF-101 ВВС Тайваня совершали тактическую разведку КНР на высотах 100-150 м со сверхзвуковой скоростью.

Бывшему командиру 2-го батальона Юэ Чжэньхуа пришлось решать более сложную тактическую задачу. Формально "Герой ВВС" уже получил новую высокую должность зам. комдива и начальника штаба, но сдать батальон своему преемнику и убыть к новому месту службы не успел. В предыдущем удачном пуске для уничтожения единственного U-2 задействовали четыре батальона, а в этот раз в воздухе находились три разнотипных самолета, им противостоял всего один ЗРК с четырьмя ракетами. В мировой практике подобная ситуация еще не встречалась. Но комбат рассчитывал на накопленный опыт личного состава и новую "систему противодействия ╧ 1". В 11-33 первый U-2 появился в районе Синчэ-на, второй - в районе Шанжао. Одновременно получили информацию о RF-101.

По расчетам, тактический разведчик должен был появиться на позициях батальона первым, его решили и сбивать первым. На RF-101 "выделили" три ракеты, а последнюю, четвертую -для U-2. Но в 11-40, когда RF-101 уже ожидали в зоне пуска, его еще не наблюдали, оба U-2 тоже были еще далеко. В 12-05 "северный" U-2 оказался на удалении 110 км от позиций ЗРК, затем внезапно он изменил курс и полетел в сторону позиций батальона, но вскоре вновь изменил курс и удалился. В 12-08 с РЛС сообщили пеленг новой цели - 200╟, удаление - 108 км, это был RF-101. Вновь решили его уничтожать первым. Но самолет пролетел над морем вдоль побережья и развернулся курсом на Тайвань. В 12-15 "северный" U-2 из Лунтяня вышел за береговую .черту и направился в обратный путь, а "южный" U-2 находился в 160 км от батальона. Тут на КП батальона снова поступила информация, что RF-101 опять полетел в их сторону. Новые расчеты показали, что "южный" U-2 и RF-101 в зоне пуска могут появиться одновременно. Молниеносно приняли решение - первым стрелять по U-2 и объявили готовность ╧ 1. Но спустя две минуты "южный" U-2 из Шантоу направился в сторону моря, а RF-101 вновь не долетел до них.

Оперативный анализ ситуации показал, что стратегически важные объекты находятся в Фучжоу и Чжан-чжоу, над которыми разведчики еще не летали, поэтому "готовность ╧ 1" не отменяли. В 12-25 "южный" U-2 к югу от Шаньтоу и Наньао над морем сделал разворот, пересек береговую черту и полетел на Чжэнчжоу. Его напряженно ожидали, расстояние постепенно сокращалось. В 12-36 он оказался на удалении 32,5 км. Зенитчики включили излучение станции наведения и через несколько секунд на удалении 32 км пустили ракеты. Позже установили, что от включения излучения до команды "пуск" прошло всего 3 секунды. По цели выпустили три ракеты, от которых самолет, несмотря на наличие систем обнаружения излучения и постановки помех, уйти уже не смог. Обломки U-2 нашли в деревне Хунбань-цунь в 7 км к юго-востоку от Чжан-чжоу. Летчик сидел мертвым в кабине.

Сразу возник вопрос, почему он не прыгал с парашютом? Позже выяснили, что катапульта не была снаряжена. Почему это произошло - заводской дефект, или же кто-то специально привел ее в негодность, осталось неустановленным. Документов у тайваньского летчика с собой не было, а по надписи на обручальном кольце "Е Цюин" ранее сбитый Е Чанли узнал имя жены известного летчика - их "аса ╧ 1" Ли Наньпина. Еще в 1957 г. он на RF-84F летал на разведку над Шанхаем. Там его подбили перехватчики, но Ли Наньпин остался жив и на поврежденном самолете сумел вернуться на базу. Сразу после этого полета получил повышение и стал командиром 4-й разведэскадрильи 6-й авиагруппы. В феврале 1963 г. он вместе с Е Чанли переучился в США на U-2. После возвращения на Тайвань Ли Наньпин 12 раз благополучно летал над территорией КНР. Его 4 раза лично принимал Чан Кайши, вручая ему награды и присваивая звание героя.

Основной причиной успеха посчитали удачное применение "системы противодействия ╧ 1", но не забыли и бойцов - 309 человек во 2-м батальоне получили награды. В итоге они стали непревзойденными рекордсменами в Китае, сбив в общей сложности пять самолетов - RB-57D, три U-2 и позже еще один беспилотный самолет.

Гоминьдановцы, чтобы не подвергать летчиков риску, установили новую спецсистему постановки помех и начали летать ночью, по-видимому полагая, что зенитчики в КНР наводят ракеты чуть ли не визуально. В свою очередь ракетчики установили на РЛС дополнительное оборудование, фильтрующее помехи.

16 октября 1964 г. в западном Китае взорвали первую в КНР атомную бомбу. Естественно, что и США, и ВВС Гоминьдана интересовали сведения о результатах испытаний. Вновь на разведку направили U-2. На второй день после взрыва 2-й батальон передислоцировали из Пекина в Ланьчжоу (пров. Ганьсу) для защиты стратегических объектов. 26 ноября в 2-37 U-2 взлетел с Тайваня и взял курс на Ланьчжоу. Когда он вошел в зону ответственности 2-го батальона, зенитчики повторили тактику, успешно сработавшую в случае уничтожения U-2 в Чжанч-жоу, использовав "систему противодействия ╧ 1". На удалении 33,5 км они пустили три ракеты, но, как потом написали китайцы, "что-то не сработало. На экране радара отметка от цели напоминала финиковую косточку, которая меняла очертания. Вражеский самолет изменил высоту, снизился до 3000 м (!?), затем вновь поднялся и по старому курсу ушел назад". Позже стало известно, что на U-2 поставили еще одну систему предупреждения и постановки электронных помех. Ложный сигнал не позволил навести ракеты на цель. Их "система противодействия ╧ 1" оказалась бесполезной.

После этого неудачного пуска китайцы поняли, что необходимо срочно создавать новую систему радиоэлектронного противодействия. 17 ноября 1964 г. во Внутреннюю Монголию прибыл так называемый "геологический отряд". На самом деле это были военнослужащие 1-го зенитно-ракетного батальона, которые должны были установить в районе Баотоу стационарную "систему электронного противодействия ╧ 2". И вскоре она "сработала" - в "засаду" попал очередной разведчик.

10 января 1965 г. из Таоюаня на Тайване на разведку континента взлетел U-2 борт. ╧ 3521. Его пилотировал летчик 35-й аэ 5-го объединенного отряда Чжан Лии. Его задачей была стратегическая фоторазведка, в ноябре 1964 г. на самолет поставили аппаратуру для ИК-съемки. В КНР позже написали, что в этот раз летчик согласился выполнить задание без желания, накануне в середине дня он играл в гольф, когда его вызвал командир и приказал лететь. Это было накануне какого-то праздника, Чжан Лии хотел встретить его с семьей и заранее приготовил подарки. Но за полет полагалось 5000 тайваньских долларов и новые награды. За прежние полеты летчик дважды был удостоен личных наград от Чан Кайши. После гибели на U-2 летчика Чэнь Хуая Верховный правитель Тайваня регулярно лично принимал разведчиков, чтобы их вдохновить. После возвращения из США Чжан Лии тоже был принят Чан Кай-ши и сфотографирован с ним - большая честь для военных.

В 18-00 из Пекина получили сообщение о его пролете. Летчик пересек береговую черту континента в районе острова Шаньдун и позже вспоминал, что его нервы были на пределе, он все время со страхом ожидал взрыва ракеты. Прибытие из США на Тайвань в 35-ю раз пришлось как раз на день гибели U-2 Ли Наньпина. В память о нем американский советник поднял бокал с шампанским и разбил его об пол, изрядно перепугав Чжан Лии, еще не знавшего истинной причины этого поступка. Позже летчики пояснили ему, что советник был очень зол из-за потери трех пилотов в 1962-1964 гг. Чья очередь наступит в 1965 г.? Чжан Лии даже боялся подумать, что следующим может стать он сам. Перед полетом в январе 1965 г. командование сообщило ему, что по свежим разведданным проложен новый курс, и на его пути не будет позиций ЗРК. Когда его U-2 уже находился в небе Внутренней Монголии, он взглянул на часы и определил, что через 15 минут разворот на обратный курс. Успел даже подумать, что если он успешно совершит десять разведполетов над континентом, то сможет получить крупную сумму денег и уйти в отставку с опасной работы. Но он совершал всего лишь четвертый полет. U-2 был достаточно близко от позиций 1-го батальона (точных данных нет), когда как-то странно прозвучал сигнал об облучении РЛС. В кабине Чжан Лии еще толком не понял, что происходит, его прибор предупреждения об излучении станции наведения ракет не сработал, по-видимому, из-за применения китайцами "системы противодействия ╧ 2", и он свою систему помех даже не включал.

Однако в 21-15 комбат Ван Линь скомандовал "Пуск", летчик успел увидеть вспышку от ракеты, но сделать уже ничего не смог, и после взрыва выпрыгнул с парашютом. Когда приземлился в снегу, понял, что ранен, и в течение нескольких часов ползком добирался до жилища. Поисковые команды искали обломки самолета и его самого сразу не обнаружили. Позже летчика нашли местные жители.

Тайваньские газеты 12 января 1965 г. опубликовали сообщение о его гибели. Главнокомандующий ВВС выразил соболезнование его семье, но Чжан Лии выжил, был освобожден из заключения в 1969 г. и работал в Китае. 26 августа 1982 г. ему вместе с Е Чанли дали возможность навестить родственников на Тайване, они выехали в Гонконг, но вернулись ли после в КНР -неизвестно.

На место падения самолета выехала группа технических специалистов ракетных частей и в контейнере под левым крылом обнаружила неизвестный прибор, вероятно, с устройством самоликвидации. Вызванные саперы смогли его обезвредить и разобрать. Так китайцы "раскрыли тайну системы электронного противодействия".

На Тайване на какое-то время опять приостановили разведполеты над континентом, а в тренировочных полетах произошло несколько катастроф. 11 октября 1965 г. U-2C разрушился в воздухе вдали от берегов Тайваня. 17 февраля 1966 г. при посадке в Тайч-жуне потерпел аварию U-2, летчик погиб. 21 июня 1966 г. в окрестностях острова Чуншэндао на U-2 разбился Юй Цинчжан.

8 сентября 1967 г. при фотографировании аэродрома Цзясин в провинции Чжэцзян был сбит пятый по счету U-2, летчик Хуан Жунбэй погиб. Подробностей китайцы не сообщают, известно только, что его уничтожил 14-й батальон, впервые применивший ракеты "Хунци-2" ("Красное Знамя-2") китайского производства с устройством электронного противодействия работе ранее раскрытой бортовой системы.

Так в "поднебесной" происходила известная борьба "брони со снарядом". Тайваньцы (вернее, американцы) все время совершенствовали системы радиоэлектронного противодействия, ВВС КНР - тоже. После этого стратегические разведчики U-2 практически не летали над КНР, по-видимому, поняв, что система ПВО континента достаточно надежна. В апреле 1968 г. на Тайване потерпел катастрофу еще один самолет U-2.

1 ноября 1974 г. "метеорологический разведцентр" Гоминьдана ликвидировали, вместе с ним расформировали 35-ю аэ.

Однако 16 июня 1977 г. 35-я аэ была воссоздана в Тайчжуне и стала называться "Объединенным отрядом ╧ 427". Их вооружили тренировочными самолетами Т-ЗЗА, в состав отряда вошли три ночных подразделения и одно радиоэлектронного противодействия. 9 сентября 1989 г. их перевооружили на штурмовики АТ-3 тайваньского производства, и в течение июля 1992 г. они вошли в состав "Объединенного отряда ╧ 499", дислоцировавшегося в Синьчжу.

Рассказ о действиях ПВО КНР был бы неполным без упоминания о сбитых беспилотных разведчиках. В августе 1964 г., когда началась война во Вьетнаме и США начали совершать массированные налеты на Северный Вьетнам, Хо-Ши-Мин запросил помощи у Мао Цзэдуна для усиления ПВО. Естественно, что свои ЗРК "великий вождь" отдать не мог, и уже 20 августа направил во Вьетнам полк зенитных орудий, переодев китайских солдат во вьетнамскую форму. Ох обозначили как 23-й полк 1-й зенитной дивизии Вьетнама. Их основной задачей являлась противовоздушная оборона населенных пунктов Ляншань и Сун-хуа, железнодорожно-шоссейного моста и железнодорожной станции.

По китайским данным, уже 17 октября в первом бою с палубной авиацией США китайские зенитчики из 27 появившихся над позициями самолетов сбили восемь и подбили один, в плен взяли пять летчиков. И в дальнейшем их действия были результативны, но основной вклад в ПВО страны и здесь внесли советские зенитные комплексы С-75 "Двина", за все время войны уничтожившие, по различным данным, от 1370 до 2500 самолетов США. Основной "головной болью" в те годы являлась доставка ЗРК последних модификаций из СССР в Северный Вьетнам через территорию КНР из-за "слишком дружеских" отношений между нашими странами.

В то же время беспилотные разведчики и тактические боевые самолеты США постоянно вторгались в воздушное пространство КНР. Как правило, беспилотники стартовали с самолетов С-130 "Геркулес", летавших с авиабаз на Тайване, в Южной Корее и Южном Вьетнаме. Вблизи от границы Китая носитель выпускал разведчик ДПЛА и далее управлял им по радио. Полеты проходили над провинциями Юннань, Гуандун, Гуанси, Фуцзянь. Глубина вторжения на континент обычно не превышала 40 км, высота полета -17-21 км. Центральный Военный Совет КНР принял решение их уничтожать.

Беспилотник весом до 3 т обладал сравнительно малой ЭПР и создавал достаточно слабую отметку на экране РЛС, что затрудняло их обнаружение. Малые размеры и большая высота полета значительно усложняли решение боевой задачи. Беспилотные разведчики летали вне зоны действий ЗРК, и первыми с ними начали бороться истребители-перехватчики ВВС НОАК. В октябре-ноябре 1964 г. комэск Сюй Кайтун на J-6 (МиГ-19) трижды пытался сбить беспилотный разведчик, но безуспешно, и каждый раз докладывал: "Он летел передо мной на слишком большой высоте, я выпустил несколько очередей, но не смог его достать."

Лишь 5 ноября 1964 г. (по другим данным - 15 ноября) впервые удалось сбить американский беспилотник. В 11 -53 от стартовал с С-130 в 170 км к востоку от о.Хайнаньдао и вторгся в воздушное пространство КНР у полуострова Лэйчжоу. ДПЛА летел на высоте 17500-17600 м со скоростью 780 км/ч. В 11-58 ему наперехват взлетел Сюй Кайтун на J-6. Его наводили с земли по данным целеуказаний РЛС. Вскоре летчик обнаружил разведчик по инверсному следу в голубом небе справа от себя на высоте около 18000 м и удалении около 50 км. Затем летчик доложил на КП, что потерял цель. Его успокоили и продолжали наводить с земли, приказав довернуть на 12╟ к востоку, после чего пилот снова обнаружил разведчик на удалении около 28 км. Сюй Кайтун буквально по метрам набирал высоту и вскоре достиг своего предельного потолка, полет на такой высоте был очень сложен. Расстояние по высоте постепенно сокращалось до 700, 600, 500 м... Когда оно достигло 400 м, он создал угол атаки около 15╟ и открыл огонь, но в цель не попал, так как на такой высоте его самолет был плохо управляем. Несмотря на малый остаток горючего, он продолжал полет на этой высоте. Внезапно беспилотник стал делать правый разворот, тогда летчик сумел второй раз прицелиться и вновь открыл огонь. С огромным трудом он держался на высоте 17500 м, и разница по высоте составляла около 250 м. Наконец, он сумел еще раз прицелиться и выстрелить в третий раз, лишь тогда поразил беспилотник (по другим данным, летчик настиг разведчика на высоте 16200 м и с дистанции 400 м выпустил три ракеты). Впервые сбив над КНР беспилотный американский разведчик, летчик благополучно вернулся на базу.

Следующий успех пришелся 2 января 1965 г. на долю комэска Чжан Хуайляня из 1-й дивизии ВВС НОАК. Беспилотный разведчик вторгся в провинцию Гуанси в 13-55 и летел, постоянно маневрируя. Китайские РЛС его обнаружили и наводили поднявшиеся на перехват две пары J-6, но те достать его не смогли. Затем взлетела третья пара (ведущий - зам. комполка Чжан Дяньвэнь, ведомый - Чжан Хуайлянь), достаточно быстро набравшая высоту 17 км. Ведущий первым обстрелял разведчика тремя очередями, но не попал. Беспилотник развернулся и полетел курсом на юг, посчитали, что он закончил фотографирование и возвращается на базу. Пара продолжала преследовать разведчика и была достаточно близко от него. С земли им приказали побыстрее набирать высоту, и они Забрались почти на 18000 м. Ведущий Чжан Дяньвэнь приказал ведомому атаковать с близкой дистанции, и на дальности менее 200 м (китайцы утверждали, что их разделяло всего 175 м) Чжан Хуайлянь открыл огонь и сбил разведчика.

3 апреля 1965 г. в Гуанси перехватчики сбили еще один беспилотник. 18 апреля 1965 г. вновь отличился Чжан Хуайлянь, поднявшись на высоту 18200 м. В результате он стал единственным в ВВС НОАК, на счету которого были два сбитых разведчика. Еще одну победу 24 декабря 1965 г. одержал летчик 9-й дивизии. 3 января 1966 г. новый истребитель-перехватчик J-7 3-й дивизии ракетой сбил еще один беспилотник.

После того как беспилотные разведчики стали регулярно уничтожаться, американцы приняли дополнительные меры для их защиты. Основным мероприятием стало увеличение высоты полета. Выше 20 км самолеты ВВС НОАК уже не могли их достать.

Но в 1967 г. Мао Цзэдун лично отдал распоряжение сбивать все самолеты в воздушном пространстве Китая, которые с территории Северного Вьетнама часто залетали в провинцию Гуандун и районы национальных меньшиств Гуанси. Поэтому для их перехвата в районы наиболее вероятного пролета воздушного противника скрытно перебросили 2-й, 3-й и 6-й батальоны ЗРК. Впоследствии каждый из них отличился по разу, сбив по беспилотному разведчику. Начало положил 3-й батальон. Его начальник штаба Синь Чжунчжэн с передовым отрядом произвел рекогносцировку местности и выбрал позицию. Выяснилось практически полное отсутствие транспортной сети для переброски техники. Трудно было найти еще более неподходящую местность - горы, реки, мосты. На протяжении более 200 км было всего 39 деревянных мостов, по грузоподъемности не превышавших 8 т, а вес боевой машины составлял несколько десятков тонн. По воде перебросить тяжелую технику также не было возможности. Но время передислокации по приказу составляло всего 8 дней.

С задачей справились, мобилизовав местное население для земляных работ. Все восемь дней трудились практически без отдыха. 17 сентября 1967 г. в 11-37 поступила информация, что на высоте 19 км со скоростью 750 км/ ч к позициям 3-го батальона приближается беспилотный разведчик. Поступил приказ его уничтожить. В 12-01 он был на удалении 35 км, в 12-02 -27,5 км. По самолету выпустили три ракеты китайского производства "Хун-ци-2". Сначала зенитчики посчитали сбитыми три самолета, но это были лишь взрывы ракет и отметки от них на экране локатора. Обломки беспилотника упали в 18 км к северо-западу от позиций 3-го батальона. Позже с удивлением обнаружили, что самолет оказался малоповрежденным.

30 января 1968 г. вновь отличились перехватчики. Беспилотник летел на разведку аэродрома в провинции Юн-нань и был своевременно обнаружен на экранах РЛС на высоте более 20 км. С земли также был хорошо виден инверсионный след. Зам. комполка Хань Юну и летчик Чжоу Юнчэн взлетели на перехват на новых истребителях (J-7 или J-8 - не ясно). Китайцы отмечают, что у них были новые гермошлемы, и приводят подробности переговоров с наземным пунктом наведения -обсуждения различных трудностей и условий полета и пилотирования. Ведущий Хань сблизился с беспилотником на расстояние менее 200 м и на сближении от 160 до 50 м успел выпустить очередь в 45 снарядов авиационных пушек. Разведчик был сбит. Неясно, зачем ведомый Чжоу на дальности около 120 м тоже открыл огонь, выпустив 13 снарядов и тоже попав в разведчика. Так впервые в КНР новые истребители-перехватчики на высоте более 20 км сбили вражеский самолет.

22 марта 1968 г. отличился 2-й зенитно-ракетный батальон, 28 октября 1969 г. еще одного разведчика сбил 6-╚й батальон. Всего с августа 1964 г. до конца 1969 г. беспилотные самолеты ; вторгались в воздушное пространство КНР 97 раз, из них сбили 20 разведчиков, в том числе 14 - перехватчики, 3 - ракетчики, еще 3 - корабельная ПВО.

Сбитый 6-м зенитно-ракетным батальоном 28 октября 1969 г. американский беспилотник стал последним успехом зенитчиков в 60-е годы - "десятилетие славы" китайских ракетчиков. 9 сбитых разведчиков (RB-57D, пять U-2 и 3 беспилотных) распределились среди зенитчиков следующим образом: второй батальон сбил пять самолетов, остальные - по одному (1-й, 3-й, 6-й и 14-й).

Следующего успеха ракетчикам пришлось ждать почти двадцать лет, а после начала в 1966 г. "великой культурной революции", как пишут сами китайцы, когда "в обществе царил хаос, перехватчики ПВО по-прежнему оставались на боевом посту ". Американские и гоминьдановские самолеты постоянно вели тактическую разведку и совершали налеты на юго-западные границы и прибрежные районы пров. Фуцзянь. 9 и 17 сентября 1966 г. в воздухе над провинцией Гуанси были подбиты два F-105. В 1967 г. зенитная артиллерия во взаимодействии с авиацией ПВО сбила шесть тактических боевых самолетов США. С мая 1966 г. до конца 1971 г. беспилотные самолеты-разведчики США совершили 53 самолето-вылета над воздушным пространством Китая. Было сбито девять самолетов. В 1966-1968 г. гоминьдановские летчики на различных типах самолетов 47 раз летали на разведку территории КНР. 21 апреля 1967 г. и 4 января 1968 г. было подбито по одному RF-101. 13 января 1968 г. сбили один самолет RF-104G. С 1969 г. американские и гоминьдановские самолеты в основном прекратили налеты на континент.

В 1979 г. китайцы "в целях самообороны были вынуждены вести войну с Вьетнамом". С мая 1979 по март 1982 г. вьетнамцы на МиГ-21 совершили более 30 самолето-вылетов для аэрофосъемки и электронной разведки территории КНР. Шесть раз они вторглись в воздушное пространство Китая. Их полеты были внезапны и кратковременны, а после апреля 1982 г, вьетнамцы, хотя и продолжали воздушную разведку, но уже не вторгались в воздушное пространство Китая. Тем не менее 28 марта 1984 г. один МиГ-21 ВВС Вьетнама был подбит китайскими ВВС во время разведки района Пинсян. 5 октября 1987 г. еще один МиГ-21 ВВС Вьетнама летал на разведку над территорией Китая и был сбит ЗРК (тип неизвестен, вероятно, китайский аналог С-75, созданный в середине 70-х годов). Обломки самолета обнаружили в уезде Лунчжоу (пров. Гуанси). Вьетнамский летчик попал в плен, а батальон зенитчиков был награжден.









Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:




             Rambler's Top100 Rambler's Top100