Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Трагедия Анголы. 1961-91 гг.
             
         n Михаил Жирохов  


 


Ангола олицетворяет одну из величайших африканских трагедий ХХ века. Страна не выходит из войн с 1961 года - сначала против португальских колонизаторов (которые, выбросив в 1975 году на ринг белое полотенце, стыдливо и поспешно убрались в метрополию), затем друг с другом. Гражданские войны следовали одна за другой. Сравнительно недавно, в начале 90-х годов, в течение двух лет велась получившая более широкое освещение война против южноафриканских "добровольцев", нанятых организацией Executive Outcomes для борьбы со своими прежними союзниками.

Подоплекой всего происходящего- тогда и сейчас - в этом обширном западноафриканском государстве является нефть. Если бы здесь не была сосредоточена пятая часть мирового запаса "черного золота" война здесь никогда бы не привлекла столь пристального внимания мирового сообщества (как это происходит, например, в Судане или Бурунди). С другой стороны Ангола имеет важное стратегическое значение в мировой геополитике, чем не преминули воспользоваться и США и СССР. Немалую роль здесь сыграла и авиация. Но обо всем по порядку.

ПОРТУГАЛЬСКИЙ ЭПИЗОД.  

Ангола была португальской колонией с 1655 года, а с 1955 года стала заморской провинцией. Национально-освободительное движение было основано в 1956 году, но не имело реальной базы до тех пор пока в конце 50-х годов Англия и Франция не стали предоставлять своим колониям независимость. Аугустино Нето в 1956 году основал леворадикальное Movimento de Liertacao de Angola ("Движение за освобождение Анголы") (МПЛА), в 1958 году Ходлен Роберто основал консервативное Uniao das Populacoesde Angola ("Национальный Фронт Анголы") (ФНА). С 1959 года началось вооруженное сопротивление колонизаторам. Тогда же правительство впервые перебросило несколько "Дакот" и "Гарпунов" в Луанду.  

Первая серьезная акция ангольцев произошла 4 февраля 1961 года, когда небольшая группа повстанцев напала на тюрьму, где содержались политзаключенные. Однако колониальным войскам удалось взять контроль над ситуацией. В результате нападавшие потеряли 94 человека убитыми, а еще несколько сот было ранено.

Гораздо больших размеров приобрело восстание 15 марта 1961 года, когда в руки восставших попал город Куитекс к северу от Луанды. Тогда же впервые были убиты 21 европеец и несколько сотен африканцев, сотрудничавших с властями. Армия (а на тот момент в стране находилось всего лишь примерно 3000 солдат и офицеров колониальных войск) не могла эффективно противостоять начавшейся волне террора и плантаторы стали самостоятельно организовывать "летучие отряды", которые устроили (при прямом попустительстве или даже помощи властей) настоящий геноцид африканского населения. По далеко неполным данным за короткий срок погибло 40 тысяч человек.

Сразу после начала столкновений колониальной администрацией были реквизированы гражданские самолеты - ДС- 3 и Beech 18. Вместе с легкими Пайпер "Кэбами" и Остерами из них была образована Formacoes Aereas Voluntarias (FAV) 201 с базой в аэропорту Луанды. Самолеты пытались приспособить для нужд военного командования, однако вскоре их деятельность была признана неэффективной и подразделение расформировано. С весны 1961 года началось наращивание мускулов: сначала сюда были переброшены два батальона регулярной португальской армии, в июне - Esquadra 21, вооруженная истребителями-бомбардировщиками F-84G "Тандерджет". Как уже отмечалось еще ранее (в середине 1960 года) пятерка PV-2 Harpoon была перегнана на гражданский аэродром Луанды, где из них сформировали Esquadra 91. Самолеты были получены еще во времена Второй Мировой и первоначально использовались для противолодочных операций вдоль берегов Португалии и Азорских островов. Однако после окончания войны выжившие были приспособлены для решения антипартизанских задач: все оборонительное вооружение было демонтировано. Теперь в дополнение к бомбам во внутреннем бомболюке, "гарпуны" могли нести как 8 неуправляемых ракет HVAR, так и баки с напалмом. Впоследствии (к 1964 году) количество самолетов этого типа возросло до 16 и кроме Анголы они стали периодически перебрасываться и в Мозамбик.

Получив столь солидное подкрепление, португальские ВВС приступили к активным операциям. Главной задачей было обнаружение групп повстанцев, после чего на их головы сбрасывались кассетные бомбы и баки с напалмом (война в Анголе не привлекла внимание мирового сообщества и колонизаторы здесь использовали все, начиная с гербицидов и заканчивая кассетными бомбами, запрещенными международными соглашениями). Широко стали практиковаться и высадки парашютных тактических десантов. В ответ отряды ФНА перешли к тактике индивидуального террора против небольших изолированных поместий по всей Анголе.

По мере интенсификации боевых действий в колонии увеличивалось и количество авиатехники: вскоре в арсенале ВВС появились легкие Дорнье До-27, вертолеты "Аллуэт" и транспортные "Норатласы". Количество транспортных самолетов было дополнено несколькими ДС-6. Такое насыщение потребовало создания собственного авиационного командования. Основной базой по прежнему оставался аэропорт Луанды, но кроме него самолеты могли базироваться еще на двух небольших площадках - Негага и Энрико де Карвалхо. Для более плотного контакта с сухопутным командованием была образована оперативная группа, куда вошли "Норатласы" 92-й эскадрильи и "Аллуэты" 94-й.

Дальше все развивалось по "накатанному сценарию" - срочно понадобились и легкие штурмовики для непосредственной поддержки наземных войск. Их роль в очередной раз выполнили вездесущие Т-6 "Харвард", отметившиеся практически во всех войнах 50-60-х годов. Португальцам пришлось довольствоваться "секонд - хендом": все оставшиеся у французов после войны в Алжире самолеты этого типа попали в португальские колонии. Кроме того, еще было куплено несколько десятков Т-6G, ранее состоявших на вооружении ВВС ФРГ. Все закупленные аппараты приводились в центральных мастерских ВВС Португалии к единому стандарту: теперь они могли нести 4 пулемета калибра 7.92-мм и неуправляемые ракеты МАТРА. "Харварды" оказались очень эффективными для внезапных ударов по небольшим отрядам повстанцев на марше, однако при атаках хорошо укрепленных лагерей, прикрытых крупнокалиберными ДШК, они несли слишком большие потери. В 1962 году в ситуации произошел перелом: ФНА начало получать помощь как из Китая, так и через Конго от ЦРУ (дело в том, что американцы видели в ФНА противовес марксистской МПЛА). Поставки вооружения сразу сказались на интенсивности боев, которые сконцентрировались в районе горного массива Дембос. О потерях авиации известно немного: так, к 1966 году португальцы потеряли в авариях пять "Тандерджетов". Кроме того, из-за наложенного США эмбарго на поставку вооружений боеготовность авиапарка оставляла желать лучшего. Учитывая промарксистскую ориентацию МПЛА с 1958 года ее начали поддерживать СССР, Куба и Китай. Многие ангольские повстанцы отправились проходить военную подготовку в Болгарии, Чехословакии, Советском Союзе, а также в Алжире. Маршрут доставки оружия и аммуниции из стран социалистического блока поначалу был следующий: грузы поступали морем в Дар - эр - Салам (Танзания), а оттуда грузовиками перебрасывались на базы движения в Замбии (туда же откатывались их отряды после очередного наступления португальцев).  

Тем временем в стране появилась и третья сила: из части членов ФНА Джонас Савимби создал движение Uniao Nacional para a Indepencia Total de Angola (более известное по своей португальской аббревиатуре УНИТА). Части УНИТА базировались и "работали" на юге страны, чем представляли угрозу для стратегически важной железной дороге Бенгуэла, которая связывала Конго и Замбию с внешним миром. К этому моменту португальцы стали применять в войне вертолеты, так как снабжение большинства гарнизонов могло осуществляться исключительно по воздуху (дороги были обильно минированы). С началом крупномасштабных боевых действий на востоке командование организовало еще несколько аэродромов в Гаго Куитино и Куито Куанавале.

9 июня 1967 года в районе Мошико бойцы МПЛА сбили свой первый самолет (До-27), а в течение следующего года на их счет было записано еще несколько "Аллуэтов". "Тандерджеты" из-за своего относительного небольшого радиуса действия и ограниченного количества современных аэродромов применялись исключительно в северных районах колонии. В своей борьбе португальцы были не одиноки: южноафриканцы взяли под контроль месторождения в районе Кассинга и поддерживали вертолетные операции из Намибии, родезийские пилоты летали в составе португальских ВВС. В 1969 году вертолетный парк пополнили более мощные "Пумы". Теперь колонизаторы поменяли тактику - гербицидами выжигался буш вдоль дорог и стратегически важных пунктов, что весьма затрудняло скрытное передвижение партизанских отрядов. Одновременно привлекалось на сторону местное население - создавались так называемые "мирные" деревни, проводилась мощная компания в СМИ. Основной упор был сделан на борьбу с МПЛА: только за 1970-72 годы против марксистов было проведено четыре мощнейших военных операций в районе Мошико. Однако успех был минимальный, так как повстанцы отходили за границу, где "залечивали раны", перевооружались и снова возвращались в Анголу.

Неясность целей сильно подрывала моральный уровень колониальных войск. Все это дополнилось экономическими трудностями, так как небольшая страна не могла долго вести войну сразу на три фронта (полномасштабная партизанская война шла и в других колониях - Мозамбике и Гвинее-Биссау). Потери ВВС Португалии возрастали, но собственно боевых было немного-в основном самолеты и вертолеты бились в авариях и катастрофах. Так, за 1972 года огнем с земли было сбито всего два "Аллуэта". (тут стоит заметить, что лидеры МПЛА представили и свои цифры: так, за 1972 год сбитыми огнем с земли числились пять вертолетов).

Летом 1973 года изношенные "тандерджеты" наконец-то были заменены на шесть В-26, нелегально закупленных в США . однако на тот момент было понятно, что удержать Анголу не удастся: к началу 1974 года МПЛА уже контролировало более 1\3 территории (примерно 500 тыс. кв. км), где проживало около 1 млн. человек).  

После прихода к власти в Лиссабоне леворадикального правительства стало понятно, что африканские колонии вскоре получат независимость. На 1 июля 1975 года официально было назначено провозглашение независимости Анголы. Однако еще до ухода колонизаторов в стране разразилась гражданская война между тремя различными движениями, которая (с перерывами) продолжается до сих пор. Начиная с 11 ноября 1975 года был организован "воздушный мост" для эвакуации белых поселенцев из ставшей независимой страны. Всего в короткий срок попросту бежали, бросая имущество, 300 тысяч человек. "Рабочей лошадкой" стал Боинг 707. Вся более - менее современная авиатехника была либо перегнана в метрополию, либо уничтожена. Новому правительству досталось лишь несколько самолетов и вертолетов в крайне плачевном техническом состоянии.

 

БЕСКОНЕЧНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА.  

В ночь с 10 на 11 ноября 1975 года председатель МПЛА Агостиньо Нето в присутствии многих тысяч ангольцев, а также представителей нескольких стран мира, провозгласил рождение 47- го независимого государства Африки - Народной Республики Ангола. Однако фактически на территории бывшей португальской колонии было образовано еще два государства: Роберто создал свое со столицей в Амбрише, а Савимби - в Уамбо.

Еще в 1969 году Нето заключил соглашение с советским правительством о предоставлении СССР нескольких баз на своей территории, что обеспечило ему громадную безвозмездную военную помощь и фактически решило вопрос о власти. ФНЛА поддерживалась американцами и заирцами, в то время как УНИТА полагалась на южноафриканскую и китайскую поддержку. Советское оружие поступало на авиабазу Майя-Майя в Браззавиле (Конго) и морем отправлялось в Луанду. К марту 1975 года в Анголе уже было примерно 250 кубинцев, а в июле подразделения МПЛА при активной помощи кубинских советников смогли выбить отряды ФНЛА из столицы. Интересно, что большой вклад внесли португальские пилоты, которые на F.27-х авиакомпании Transportes Aereos de Angola (TAAG) выполнили несколько десятков разведывательных полетов.  

США в тот момент в открытую не поддерживали не одну из сторон, однако ЦРУ оказывало помощь ФНЛА. Реально уже в июле американцы смогли организовать первую переброску оружия для повстанцев. Оружие (большинство в своем снятое с вооружения армии США) с складов в Сан Антонио самолетами С-130 перебрасывалось на авиабазу Чарльстон. А уже оттуда громадными С-141 из состава 437 Military Airlift Wing отправлялось в Киншасу (Заир). Тут оружие перегружалось и на грузовиках перебрасывалось в северную Анголу. Каждый вылет С-141 обходился американским налогоплательщикам 80 тысяч долларов. Всего же американцы передали через Мобуту 32 млн. По некоторым неподтвержденным сообщениям оружие также перебрасывалось с американских баз в Германии на борту С-54 и С-118.

Южноафриканцы на этом этапе войны ограничились посылкой воинских подразделений для охраны месторождений в Кассинге и гидроэлектростанций в Калуеге и Руакане. А 11 сентября ввиду тяжелой обстановки для ФНЛА 4-й и 7-й батальон "командос" заирской армии транспортными "Геркулесами" местных ВВС были переброшены в Амбриз. Практически с ходу заирские военнослужащие отметились в захвате Кахито. 24-го сентября в этом районе был сбит правительственный Fiat G.91. Этот штурмовик открыл длинный список потерянных в войне ангольских самолетов.

Победа МПЛА была во многом обеспечена кубинцами, которые прибывали и прибывали в страну: к концу сентября Нето мог положиться на 1500 "советников".  

В декабре 1975 года Кастро направил эскадрилью МиГов (9 МиГ-17Ф и 1 МиГ-15УТИ) на помощь правительственным ВВС Анголы, ведущим активные боевые действия против повстанцев УНИТА. Командиром был назначен майор Жозе Монтес. Зоной ответственности кубинцев определили департамент Кабинда и север страны, в то время как вскоре прибывшие МиГ-21 "работали" на юге и востоке. Заменены "семнадцатые" на МиГ-21 в 1977 году.  

Решение Фиделя Кастро помочь африканцам вызвало настоящий взрыв энтузиазма среди кубинцев. Многие из них тут же начали записываться в интернациональные бригады, которые в спешном порядке перебрасывались в Анголу с целью освобождения африканцев от "белых расистов". (Всего с 1975 по 1988 год в Анголе и других странах Африки побывали 500 тысяч кубинцев, их потери составили 2.5 тысячи человек.)

В такой ситуации американцы решили действовать более решительно и для скорейшей переброски оружия и амуниции из Киншасы создали авиакомпанию. Сюда собрали несколько транспортных самолетов где только можно. Тут были Aztec, Cessna 172, Cessna 180, Turbo Commander, Aloutte III, Mooney, пара F.27. кроме того сюда же передали реквизированную Cessna 310 (самолет закупался для угандийского диктатора Иди Амина, однако был задержан таможенниками и стал собственностью ЦРУ). Кроме того для нужд ФНЛА арендовали F.27 и Viscount (соответственно у компаний Air Congo и Pearl Air). Естественно, что все самолеты пилотировались европейскими наемниками. Периодически также привлекались военно - транспортные ДС-4 и С-130 заирских ВВС. Южноафриканцы тоже более решительно вмешались в борьбу: 21 сентября группа высших офицеров появилась в штабе УНИТА для координации действий. Стоит сказать, что Савимби для представительских целей пользовался арендованным Learjet. Кроме того, в незаконных перебросках оружия из Замбии отмечен по крайней мере один HS 125 британской компании Trader Airways.

Естественно, что вскорости иностранцы столкнулись друг с другом. Так, 7 октября 1975 года четырнадцать южноафриканцев в составе колонны ФНЛА в районе Нортон де Матос погибло в ходе столкновения с кубинскими войсками. Подразделение МПЛА поддерживалось пятью Т-34 и легким разведывательным самолетом.

Этот случай привел к тому, что южноафриканское командование решило значительно расширить свое участие в конфликте на границе. Уже через неделю было создано оперативная команда "Зулу", куда вошли два пехотных батальона (один был полностью укомплектован южноафриканскими военными, а второй под командованием Даниэля Чипенда - ангольцами, подготовленными на территории ЮАР). Вскоре "Геркулесами" в Сильва Порто была переброшена и группа "Фоксбат", при 22 бронеавтомобилях. Участие кадровых военных качественно изменило ход войны на юге: отряды МПЛА стали отступать, сдавая один стратегический пункт за другим. В Мочамедес, например, марксисты эвакуировались португальскими кораблями прямо под огнем южноафриканцев.

Из-за практически полного отсутствия линий коммуникации в стране кубинцы не смогли эффективно парировать возникшую угрозу. Южноафриканские ВВС широко использовались для снабжения наступавших войск. Отмечен также по крайней мере один случай когда пара юаровских "Геркулесов" с закрашенными опознавательными знаками использовалась для переброски оружия из Киншасы (Заир) в Сильва Порто. К второму ноября все того же 1975 года обе колонны соединились возле г. Катенкве.

Одновременно заирские войска начали вторжение в контролируемый МПЛА анклав Кабинда. После захвата "столицы" Лобито для прикрытия агрессии власть здесь была передана Frente de Libertacao de Enclave Cabinda (ФЛЕК). Заирские же войска продолжали наступление, стараясь занять как можно больше территории в преддверии предстоящих мирных переговоров. Южноафриканцы тем временем продолжали развивать свое наступление. Особо тяжелые бои развернулись в начале декабря вокруг города Санта Комба, где погибло (по западным данным) примерно 200 кубинцев. Увеличилось и количество оперативных групп: кроме двух имевшихся в Анголе прибавились еще две: "Оранж" и "Икс-Рэй". Эти отряды участвовали в штурме Куибалы. Поддерживались они несколькими До.27 ВВС Заира (переданными уходившими португальцами), за штурвалами которых сидели американцы. В декабре же ЦРУ купило во Франции четыре подержанных Alloutte II и перебросили их в Киншасу из Истры на борту С-141. Однако по прибытии оказалось, что ни летчиков, могущих летать, ни техников в Конго просто нет!  

Потерь авиации практически не было. За все время только 25 октября был сбита южноафриканская Cessna 185, а 21 декабря огнем с земли в районе Цела - "Пума".

В январе 1976 года руководство ЦРУ решило, что они выбрали "неправильное" движение и стали сворачивать свое сотрудничество с ФНЛА. Перво-наперво прекратил функционировать аэродром в Негаге. Такой резкий поворот в американской политике сказался и на положении в стране-после падения Сао Салвадор (15 февраля 1976 года) ФНЛА практически сошло с политической сцены.

Впервые кубинские самолеты появились в ангольском небе 25 января 1976 года. За два дня до этого были официально оформлены ВВС Анголы, куда первоначально вошли несколько "Норатласов" и "Дакот", четыре G.91, несколько "разнокалиберных" вертолетов, а также первая партия МиГ-17 и МиГ-21. Правительственными войсками Уамбо был взят 9 февраля, а 23-го южноафриканские С-130 эвакуировали последних португальцев из Перейра д'Эка. 13 марта несколько МиГ-21 атаковали аэродром Каго, где в тот момент разгружал груз продовольствия из Родезии F.27 компании Air Congo. В результате самолет был уничтожен, а МиГи (несмотря на две пущенные "Стрелы") благополучно ушли. (Стоит сказать, что примерно 50 этих комплексов из числа захваченных в ходе столкновений с арабами были переданы УНИТА израильтянами, также имелись и несколько "Рэд Ай" американского производства. ) Впоследствии ЦРУ заплатило Мобуту 600 тысяч долларов за уничтоженный транспортник. 27 марта 1976 года под давлением мирового сообщества южноафриканские регулярные войска покинули Анголу (однако в стране оставались как минимум 15 тысяч кубинцев и 5 тысяч нигерийцев, поддерживавших МПЛА). В декабре Ангола была принята в ООН.

Единственным серьезным противником правительства оставались отряды УНИТА, действовавшие в центральных и южных районах страны. Уже в июле 1976 года МПЛА провело несколько операций против мятежников. Тогда же впервые широко использовались боевые вертолеты советского производства. По некоторым данным несколько винтокрылых машин были сбиты. В марте 1977 года очаг боевых действий переместился к городу Уамбо. УНИТовцы заявили в тот период о нескольких сбитых Ан-26.  

Тем временем Ангола становилась важным стратегическим партнером СССР в регионе: на ее территории базировались некоторые подразделения ВМФ СССР, а в декабре 1977 года на аэродроме Луанды западными наблюдателями отмечены два Ту-95 ВВС СССР (по всей видимости, самолеты совершали промежуточную посадку).

Для поддержки кубинского экспедиционного корпуса использовалось достаточно большое количество транспортных самолетов. Прежде всего TAAG арендовала пару Боингов 707, на которых летали британские и американские пилоты. Вскорости к переброске привлекли и "Britain" авиакомпании "Кубана". К 1978 году в распоряжении кубинцев кроме вышеупомянутой техники также находились Ми-4 и Ми-8.

С мая 1978 года начинается "второе пришествие" южноафриканцев. Разведслужбы этой страны установили, что крупнейшие лагеря по подготовке боевиков СВАПО находится в Анголе под покровительством МПЛА. Тогда было решено провести акцию возмездия. Она получила кодовое обозначение "Reindeer". Основными целями были два лагеря (не без иронии получивших коды "Вьетнам" и "Москва"), расположенные в Кассинге и Четегуэрре. Первой целью стала "Москва" в 155 милях от южноафриканской границы. Небольшие мобильные группы были выброшены в 15 милях от цели восемью С-130 и С-160 "Трансалл". Они организовали временную вертолетную площадку. Атака началась после того, как четверка "Канберр" сбросила на лагерь кассетные бомбы. После короткой стычки, в которой погибло примерно тысяча африканцев, командос были эвакуированы "Пумами" и "Супер Фрелонами". В это время "Миражи" III и "Бэканиры" атаковали на марше колонну кубинских войск, посланных на помощь. Со второй базой "разобрались" атакой с земли при поддержке бронетехники.

В следующем (1979 году) операции южноафриканцев в Анголе снова расширились. Довольно активно применялась и авиация. Правда, судить об этом можно только по количеству сбитых самолетов: 14 марта - "Канберра", 6 июля - "Мираж". Еще одна "импала" была сбита 18 октября 1979 года.  

К 1980-му году партизаны СВАПО пришли в себя после рейдов двухлетней давности и снова занялись строительством лагерей для подготовки террористов. Это не прошло незамеченным, особенную тревогу соседей вызывали южные районы Анголы. На этот раз операция продолжалась три недели и стоила 17 убитых южноафриканцев. Правда, потери СВАПО были значительно выше: 360 убитых и несколько десятков тонн брошенного военного снаряжения.  

К ноябрю 1980 года ВВС Анголы располагали следующей авиатехникой: 11 МиГ-21МФ, 7 МиГ-17Ф, два Fiat G.91R-4, 10 Ми- 8, 13 Alouette III и три МиГ-15 УТИ. Транспортный компонент был представлен уже упоминавшейся авиакомпанией TAAG, в составе которой числилось два F.27, С-130Е, семь Ан-12, 10 Ан-22,10 Ан-2, три С-47, шесть Islander и четыре Норд 262.

Следующая важная операция была проведена южноафриканской армией в августе 1981 году. Началась она с атак позиций ангольских ЗРК С-125 и "Квадрат" в Кахаме. После чего одна колонна командос пересекла границу в районе Рукана, а вторая - в районе Ондангва. Основной целью была штаб-квартира СВАПО в Нгиве. В своем выдвижении они поддерживались "Импалами" (которые выступали не столько штурмовиками, сколько разведчиками) и многочисленными вертолетами, которые снабжали всем необходимым и эвакуировали раненных. Однако самый глубокий (с 1975 год) рейд юаровские войска провели в ноябре этого же года. Целями были "старые знакомые": базы террористов в Бамбе и Черегуэре, а также позиции ангольских ЗРК в Кахаме. 6 ноября произошел и воздушный бой. Согласно южноафриканским данным события развивались следующим образом. Ранним утром пара "Миражей" , находившаяся на боевом дежурстве на авиабазе Ондангва (месте базирования 3-й эскадрильи), была поднята на перехват двух воздушных целей. "Миражи" подойдя на низкой высоте смогли обнаружить противника-ими оказались два ангольских МиГ-21 на расстоянии четырех миль левее. Летчики сбросили подвесные баки и стали выполнять левый разворот с целью зайти в хвост противнику. Это им удалось, однако применить ракеты тепловые Матра 550 не было никакой возможности-МиГи уходили в сторону солнца. Тогда ведущий (╧213) майор Йохан Рэнкин сблизился с МиГом ╧2 и с расстояния примерно 350 метров дал пушечную очередь. Практически сразу он наблюдал шлейф керосина. Только после этого кубинцы (а это были именно они) сбросили подвесные баки и стали разворачиваться влево. Все тот же ведущий решил, что пора применить и ракету (на этот раз по противнику ╧1), однако произошел отказ. Тогда он приказал своему ведомому атаковать МиГ ╧1. В результате пушечной атаки МиГ взорвался, однако летчик катапультировался. Попытки атаковать оставшегося ангольца закончились неудачей, так как летчик МиГа начал энергичные маневры, и все попытки выпустить вторую ракету закончились неудачей. По кубинским данным сбитым оказался майор Леонел Понке.

Операции продолжались до самого конца года, так в канун нового года группа спецназа была переброшена "Супер Пумами" к лагерю в Эвале. В ходе боя они прикрывались пятеркой "Импал". Один "Аллуэт" в этот день был сбит огнем с земли. Бои на юге Анголы продолжались и весной 1982 года. 13 марта удару подвергся лагерь террористов в Камбено. 45 бойцов специального созданного для действий в Анголе 32-го батальона при нескольких минометах были переброшены "Пумами" в ближайшие холмы. В результате внезапной атаки был уничтожен 201 террорист и несколько ангольских Ми-8 . Закончилось все ударом "Импал". В мае один такой штурмовик был сбит, причем по южноафриканским данным погиб один из самых подготовленных южноафриканских пилотов.

Были, конечно, у южноафриканцев и неудачи: так, запланированная на 31 июля операция по уничтожению лагеря около Мупа была сорвана, так как произошла утечка информации и лагерь был эвакуирован. 12 августа огнем ангольской "Шилки" была сбита "Пума" (15 человек экипажа и бойцов спецназа погибли).  

В сентябре 1982 года во время сражения возле Кангамба только вмешательство южноафриканской авиации спасло мятежников от полного разгрома. Одновременно УНИТА значительно расширило свой арсенал средств ПВО и стало более активно бороться с правительственной авиацией, причем как на земле, так и в небе. При этом на первый план стали выходить ПЗРК "Стрела-2" советского и китайского производства. По утверждению УНИТА первым самолетом, сбитым ракетами ПЗРК 8 июня 1980 года стал Ан-26.

Ангольцы эту информацию не подтвердили, но и не опровергли. По сведениям автора в этот день разбился только один гражданский самолет Як-40 (D2-TYC) авиакомпании TAAG и явно именно он был целью для "Стрел". Всего же только за 1982 год мятежники претендуют на 11 сбитых вертолетов и несколько истребителей. Целями становились и гражданские лайнеры. 10 ноября 1982 года сразу после взлета с аэропорта Лубанго ракетой "Стрела" был поражен Боинг 737 компании TAAG. Погибло 126 человек, среди которых были и кубинцы. Еще один такой же самолет был сбит в феврале 1984 года над Уамбо. 25 августа 1983 года около Дондо был сбит L-100-30 (гражданский вариант знаменитого "Геркулеса") американской авиакомпании Trans America, доставлявший по контракту с правительством продовольствие в отдаленные районы.

С 1 сентября 1982 года отряды УНИТА блокировали ангольско - кубинские гарнизоны в Уамбо и Менонге. Снабжение частей осуществлялось исключительно по воздуху. Всего же мятежники за шесть недель боев вокруг этих населенных пунктов заявили о 18 сбитых летательных аппаратах, из которых было четыре МиГ-21, два МиГ-23 и 12 вертолетов.

5 октября 1982 года произошло очередное столкновение в воздухе. Пара "миражей" прикрывала разведывательную "Канберру" в ходе фотографирования южных районов Анголы. Руководитель полетов, обнаружив вражеские самолеты, в районе приказал "Канберре" уходить на юг самостоятельно, а истребителям выдал направление на север, с набором высоты 30 тысяч футов. Пилот ведущего "Миража" все тот же вездесущий майор Рэнкин обнаружил в пяти милях правее на той же высоте пару МиГ-21. После визуального контакта южноафриканцы сбросили подвесные баки и стали строить свой разворот вправо. Пилоты МиГов, обнаружив опасность, поспешно выпустили несколько УР, которые не имели никаких шансов попасть в цель. Пока "Миражи" выполняли разворот, МиГи на форсаже попытались выйти из боя. Однако южноафриканцы не собирались отставать. Пилот ведущего "Миража" (м-р Рэнкин) на предельной дальности (3000 метров) выпустил УР Матра 550 по МиГу ╧2. Ракета хотя и захватила цель, но взорвалась слишком далеко. Тогда южноафриканец сократил расстояние до 1500 метров и выпустил вторую ракету. На этот раз ракета взорвалась прямо за МиГом, но самолет продолжал контролируемый полет. МиГ ушел на базу, волоча дымный шлейф. После того как с одним было покончено южноафриканец занялся вторым истребителем. Примерно с 230 метров ему удалось выпустить очередь из своей 30-мм пушки. МиГ взорвался в воздухе и "Мираж" прошел прямо через взрыв. Из-за дыма и прочих прелестей двигатель "Миража" (╧203) остановился. После безуспешных попыток запустить его летчик уже собрался катапультироваться, однако внезапно двигатель ожил. Позже разведкой было установлено, что первый МиГ благополучно приземлился на базу, однако при посадке у него не выпустилось шасси и летчик был вынужден совершить грубую посадку, после которой самолет списали.

Это было южноафриканское описание боя. Кубинские источники утверждают, что лейтенанты Рациель Марреро Родригес и Джилберто Ортис Пуарес несмотря на полученные в бою повреждения смогли удачно приземлиться. Однако стоит усомниться в этих данных, так как южноафриканцы опубликовали кадры ФКП, на которых ясно виден взрыв одного МиГа. В 1983 году потери южноафриканской авиации значительно увеличились, так как на вооружение ангольско-кубинских войск стали поступать более современные ЗРК советского производства. Так, за этот год только вокруг позиций ЗРК в Кахаме было сбито четыре "Импалы". А 29 декабря произошел забавный инцидент: из вылета в район Ондангва летчик одной из "Импал" вернулся с сувениром - неразорвавшейся ракетой ПЗРК "Игла". 3 января 1984 года во время тяжелейшего сражения вокруг Кувелай командование было вынуждено заменить 11-ю ангольскую пехотную бригаду на два кубинских батальона. Только после этого удалось переломить ход боевых действий на этом участке фронта.

Не оставляли без внимания южноафриканцы и другие районы Анголы. Далеко к северу от места основных боев отряды спецназа в мае 1985 года смогли полностью парализовать работу нефтяного комплекса Малонго в анклаве Кабинда. В сентябре ангольская армия начала очередное наступление, на этот раз в районе Мавинга. Здесь впервые в массовом порядке для поддержки войск использовались "Импалы", "Бэканиры" и "Миражи" южноафриканских ВВС. Произошло и несколько воздушных боев, в которых было сбито два МиГ-21 и несколько (по крайней мере, один Ми-25) вертолетов. Зенитчики УНИТА заявили о четырех сбитых Ми-25 и трех "Аллуэтах". Однако по всей видимости потери правительственной авиации были значительно выше. Вот что, например, вспоминает о тех тяжелых днях один из советских советников, находившийся при одной из пехотных бригад: ":.На наших глазах юаровцы сбивали ангольские самолеты и вертолеты, которые подвозили боеприпасы, колеса, забирали раненых.

До сих пор перед глазами стоит картина: два Ми-8 сели в нашем расположении, подбросив боеприпасы и запасные части к технике, взяли на борт раненых. Пара Ми-24 кружила в воздухе. Едва вертолеты с ранеными поднялись, как "Миражи" сбили все четыре крылатые машины. Страшное зрелище, когда раненые выбрасываются из горящих вертолетов с километровой высоты: На следующий день было сбито еще два вертолета. Полеты авиации для оказании помощи наземным войскам были прекращены."

К концу 1985 года ВВС Анголы благодаря непрерывным поставкам из социалистических стран все еще располагали (по западным оценкам) 23 МиГ-23, 10 Су-22, 70 МиГ-21, 25 Ми-25, 17 Ми-17, 52 Ми-8, 30 Ан-26, 12 Ан-12, 11 Ан-2 и 25 РС-7. 7 декабря в районе Мавинга был сбит Ан-26: погиб 21 человек, среди которых были и 10 советских военспецов. Заявили о нескольких победах и правительственные войска: они сбили по крайней мере два С-130 южноафриканских ВВС.

Кампания 1986 года развернулась в провинции Мошико. Базой правительственных ВВС в этом регионе было Менонго, где базировались 23 МиГ-21\23 и 8 Су-22. Большое количество вертолетов находилось в Куито Куанавале. Однако в очередной раз наступление регулярных войск захлебнулось и отряды УНИТА ворвались в Куито Куанавале, где было уничтожено на земле несколько вертолетов. Еще несколько "реактивных самолетов" было сбито средствами ПВО. Всего же в концу августа мятежники претендовали на 22 сбитых самолета (из которых 5 МиГ-23, 2 МиГ- 21) и "много вертолетов".

Стоит сказать, что все иностранцы оценивали боеготовность ангольских войск как весьма низкую. Например, вот что вспоминал другой советский советник: " У нас были очень добрые отношения. Мы им помогали техникой, консультациями.. Но все равно, когда доходило до дела, я мог рассчитывать, что прикроет меня только русский. Ангольцы воевать совершенно не могут и не хотят. Когда началась эта страшная бомбежка, они быстренько скинули военную форму (под ней - цивильные шорты!) и - по домам."  

К декабрю УНИТА контролировало большую часть южных и центральных районов страны. На севере правда правительственные войска одержали решающую победу над остатками ФНЛА, захватив 14 марта 1987 года последний оплот - Уиге.

В августе 1987 года началось очередное наступление в районе Мавинга, которое подкрепилось операциями, начатыми 9 ноября в районе рек Чабинга и Хубе. Каждая группировка снабжалась исключительно по воздуху, причем основную тяжесть вынесли Ан-24. Однако ситуация осложнилась настолько, что в конце ноября для снабжения окруженцев привлекли даже четыре Ил-76 ВВС СССР, базировавшиеся в Луанде. Однако мятежники смогли удержать Мавингу, опираясь на помощь из ЮАР, Заира и Габона.

В ходе боев южноафриканская авиация использовалась ограниченно, так как соприкосновение было весьма тесным. Гораздо большее влияние на обстановку оказала огневая поддержка дальнобойных САУ G-5.  

Самим же большим сражением войны в Анголе стала битва вокруг Куито Куанавале. Поэтому имеет смысл остановиться на ней подробнее.

В 1988 году Министр Обороны Анголы заявил, что примерно 9000 южноафриканцев при поддержке 500 танков, 600 орудий и бесчисленного количества самолетов и вертолетов "вероломно напали" на гарнизон Куито Куанавале. Только благодаря мужеству и грамотно организованной обороне нападавших удалось отбросить. При этом сообщалось, что противник потерял 50 (!) самолетов, 47 танков и сотни солдат убитыми и раненными. Кубинская пропаганда широко разрекламировала "героическую оборону города". Однако только после окончания войны и вывода кубинских войск стало возможно проанализировать что же произошло на самом деле.  

В конце 1986-начале 1987 годов кубинские войска в Анголе стали готовиться к операции, которая была поставила крест в деятельности УНИТА. Основной целью был поставлен штаб- квартиры мятежников в Джамбе. К этому моменту были все составляющие для победы: 45-тысячный кубинский экспедиционный корпус, новейшее советское вооружение ( в том числе МиГ-23 и Ми-35). Основной базой ВВС был избран аэродром в Менонге, а вообще все основные были сосредоточены в Куито, откуда было решено наносить основной удар.

В начале августа после небольших столкновений с 32-м батальоном основные силы (16,21, 47 и 59 пехотные бригады ангольской армии) начали выдвижение в район Тумпо, восточнее Куито Куанавале. Целью операции на начальном этапе было форсирование реки Ломба и захват мостов. Одно подразделение смогло успешно развить успех и захватить города Кангамба и Лумбала, однако было остановлено отрядами УНИТА. Одновременно лучше вооруженные и обученные 16-я и 21-я бригады развернули наступление восточнее Мавинги, в то время как 47-я и 59-я стали охватывать этот важный стратегический пункт с севера. Небольшое количество высших южноафриканских офицеров сразу было направлено в Мавингу для того, чтобы оценить масштабы угрозы и выработать рекомендации. Однако положение было критическим и в срочном порядке в район боевых действий стал перебрасываться батальон "Буффало" при поддержке батарей 127-мм РСЗО и 120-мм минометов. Вскоре к ним присоединились 16 САУ G-5. В Мавингу был направлен 61-я механизированная группа с 55 бронемашинами "Ратель" в качестве резерва.

В то же время 10 сентября два батальона 21-й бригады при поддержке 5 танков Т-55 смогли переправиться с помощью понтонов через реку Лумба. Небольшой отряд разведчиков (аналог британской САС или американских "зеленых беретов") срочно запросил о помощи. Вскоре сюда были переброшены 240 пехотинцев при 4 установках ПТУР "Ратель" и 30 бронемашинах "Касспир". Для ангольцев это было полной неожиданностью, особенно когда в первой же атаке за три минутами ПТУР ZT-3 (южноафриканская версия TOW-II) был уничтожен огромный понтонный парк и бронетранспортер. К тому же налеты G-5 были очень эффективными и к концу дня от двух батальонов осталось только воспоминание.

Во время сражения 10 сентября 1987 года произошел и воздушный бой между парой "миражей" и парой МиГ-23МЛ, которые прикрывали восемь МиГ-23, но в "бомбардировочном" варианте. Капитан A. ван Ренсбург (van Rensburg) выпустил две ракеты "Питон 3" по ангольским истребителям. По утверждению летчика (подтверждавшимися прекрасными фотоснимками с его фотокинопулемета) одна ракета взорвалась ну очень близко от МиГа. Командование засчитало ему только "предположительную победу". В любом случае летчики МиГов после этого столкновения стали более осторожными.

Через три дня, 13 сентября, еще два батальона уже 59-й бригады при поддержке танков попытались во второй раз переправиться и захватить плацдарм для создания моста. Южноафриканцы и унитовцы отреагировали немедленно и сбросили нападавших в реку. В результате схватки ангольцы по самым скромным подсчетам потеряли 200 человек убитыми. Южноафриканцы не сидели на месте и решили сами нанести контрудар, который завершился просто блестяще. Используя свою маневренность как главный козырь армейские части при поддержке многочисленных бронемашин (в числе которых были и три прототипа новых "Ратель-90") смогли нанести внезапный удар во фланг. Ангольцы не смогли вовремя отреагировать на угрозу, в результате чего потери ангольцев составили пять танков и 250 человек. Оплачен этот успех был гибелью восьми человек и тремя уничтоженными бронемашинами.

23 сентября ангольцы объявили, что летчикам МиГ-23-х над рекой Ломба удалось сбить ракетами Р-60 вертолет противника. Однако южноафриканцы отрицают любые потери в этот день. Вполне может быть, что жертвой стал один из вертолетов, снабжавших УНИТА по линии ЦРУ.  

26-го и 27-го сентября южноафриканские ВВС провели серию атак ангольских войск вдоль р. Ломба. Во время одной из них произошел бой, который трактуется обеими сторонами по разному. Согласно кубинским данным дело было так.

27 сентября 1987 года майор Альберт Лей Ривас и лейтенант Чао Гондин на МиГах 23 МЛ в районе р. Ломба атаковали два южноафриканских "Миража" из состава 3-й эскадрильи. Кубинские летчики выпустили три УР Р-60. Один самолет противника взорвался в воздухе сразу, а второй - сумел возвратиться на свою базу в Анголе, однако во время посадки оборвался тормозной парашют, самолет "раззулся" . Летчик - капитан Артур Перси - видя свое критическое положение, решил катапультироваться. Однако катапультирование прошло неудачно и он серьезно повредил спину. Впоследствии он был списан с летной работы. Самолет восстановлению не подлежал и был разобран на части. По результатам боя майору Ривасу записали 1 1\2 победы, а лейтенанту Гондину - 1\2. Этот бой получил подтверждение ангольцев и советских советников, однако не южноафриканцев. Они рисуют совершенно другую картину боя. По их данным командант Карло Гагиано не был сбит, даже выпустил ракету Матра 550 (правда безрезультатно) и сопровождал поврежденный самолет Перси в Рунду. Причем они утверждают, что "Мираж" Перси впоследствии был восстановлен. (Стоит сказать, что несмотря на то, что южноафриканцы твердили о низкой эффективности МиГ-23 к концу войны очень часто части УНИТА и войска ЮАР оставались без воздушного прикрытия именно из-за боязни перехвата. Это скрепя сердцем частично признали через двадцать лет и южноафриканцы. Фраза, которой они наградили МиГи звучит так: "MIK23 sak van die kart" ("МиГи разбили наши сердца").)  

В тот же день кубинский МиГ-23МЛ ракетой Р-60 сбил вертолет "Пума" южноафриканских ВВС. Подробности этого боя неизвестны.

После первых столкновений южноафриканцы получили приказ не пересекать реку Ломба, укрепившись в ожидании новой атаки. G-5 продолжали наносить беспокоящие удары, в то время как разведывательные самолеты совершили несколько десятков вылетов с целью выявления системы ПВО противника. В то же время ангольцы подтянули в район минометы и тяжелую артиллерию.

Одновременно "коммандос" организовали всего в 50 ярдах от противника свои разведывательные посты. Интересно то, что ни один из них не был обнаружен.

Такое положение сохранялось до 3 октября, когда правительственная армия решилась начать переправу через реку. Первый мост, наведенный саперами 47-й бригады был уничтожен артиллерийским огнем, причем в числе потерь значился один Т-55 и две передвижные ракетные установки SA-9. Каждая новая попытка переправиться встречалась новым артиллерийским налетом.  

Тем временем южноафриканские части на том берегу атаковали позиции ангольцев. Одновременно началась атака и с западного берега: кубинско-ангольские части оказались "между двух огней". В тяжелейших боях за несколько дней было выведено из строя (уничтожено и захвачено) 33 танка Т-55, 15 БМП-1 и 111 грузовиков. Потери личного состава по неполным данным составили 525 убитых. Все попытки остановить наступление с воздуха закончились неудачей. Разгром был полный. Не желая осложнять свое международное положение (а вполне реально, что СССР мог устроить международный скандал) командование отдало приказ не брать Куито и войска остановились в нескольких километрах (что естественно не мешало регулярно обстреливать сам город и самое главное аэродром). 24 октября наступила развязка. Батарея G-5 начала очередной обстрел аэродрома. В какой-то момент четыре "Миража" смогли уничтожить радарную станцию. В ответ ангольцы попытались поднять в воздух три МиГ-23МЛ. Однако команда спецназа была наготове: вызванный артиллерийский огонь буквально накрыл взлетную полосу.

Через минуту все было кончено: три МиГа догорали на земле, даже не успев взлететь. После этого все оставшиеся самолеты были перебазированы в Менонге, 175 км дальше от линии фронта. Перебазирование также не прошло без потерь: находившиеся в окрестностях многочисленные стрелки "Стингеров" УНИТА заявили о повреждении или сбитии еще двух "двадцать третьих". В то же время над Луэна был сбит МиГ-21У, причем кубинские летчики капитан Рамос Какадас и подполковник Рокас Гарсиасс попали в плен.

Через два дня ситуация повторилась, на этот раз огнем G-5 были уничтожены два Ми-35. А 11 ноября тройка МиГ-21 перехватила одинокую "Пуму", которую спасло только появление двух F.1CZ. Летчики МиГов в бой предпочли не вступать. 27 ноября ангольцы, посчитав что ситуация изменилась, вернули МиГ-23 в Куито. Тогда южноафриканцы пошли на хитрость: 29-го пара "Миражей" совершила демонстративный пролет в районе. Естественно, когда кубинские летчики пошли на взлет , они попали под сильный артиллерийский обстрел. В результате два МиГа были уничтожены сразу. Правда, пара все же смогла взлететь, однако пролетели они недалеко. Один самолет был сбит в двух, а второй в четырех километрах от аэродрома. Оба летчика были взяты в плен бойцами УНИТА.

В январе-феврале 1988 года 21-я и 59-я бригады были реорганизованы и сконцентрированы в районе реки Куатир. Для ликвидации возможной угрозы южноафриканцы провели операцию в этом районе.  

Именно в феврале кубинские летчики МиГ-23 претендуют на очередной сбитый "Мираж". Однако в очередной раз южноафриканцы не подтверждают факта воздушного боя, хотя 20 февраля ими действительно был потерян один истребитель этого типа, причем летчик (майор Эд Эвери) погиб. Однако "Мираж" был записан на счет стрелков ПЗРК "Игла"!

Кульминацией приграничного сражения стали события 14 февраля, когда правительственная 21-я бригада была сбита со своих позиций, а 59-я полностью уничтожена. Из потерь авиации можно отметить сбитый ПВО в этот день над Йстерварком Су-22М- 3К. В итоге к 29 февраля ангольцы были отброшены к Куито, причем огнем G-5 была разрушена местная авиабаза, а "Бэканиры" ракетами AS. 30 разрушили стратегически важный мост. Происходили и столкновения в воздухе. Так, 25 февраля 1988 года кубинец Эладио Авила на МиГ-23 столкнулся с двумя "Миражами". После безрезультатного пуска ракет, стороны разошлись без потерь. И опять южноафриканские войска и отряды УНИТА не стали брать Куито. По всей видимости, проблему составляли огромные минные поля к востоку и югу от города.

Таким образом "Битва под Куито Куанавале" существовала только в воспаленном воображении кубинских пропагандистов. Реально южноафриканские войска вторглись на соседнюю территорию на 120 миль и смогли разгромить многочисленные и хорошо вооруженные силы противника. Причем потери сторон не идут ни в какое сравнение.

В 1988 году ЮАР подало в ООН цифры потерь в кампании октября-ноября 1987 года (эти данные признаются на Западе как близкие к реальности): - 4,768 убитых - 11 МиГ-23 - 4 МиГ-21 - 2 Су-22 - 8 вертолетов - 94 танка - 9 БМП-1 (еще несколько было захвачено) - 65 БТР-60 - 32 БРДМ - - 15 орудий - 36 БМ-21 и БМ-14 - 7 SA-8 - 5 SA-13 - 3 SA-9 ("Стрела-1")  

Еще 33 SA-14 ("Игла") и SA-16 ("Игла-1") как и 377 грузовиков было захвачено (причем имеются и фото). Согласно этим же цифрам южноафриканцы потеряли: - 43 военнослужащих убитыми, - 2 "Миража" сбитыми (причем один был записан как разбившийся во время выполнения ночного вылета) - 1 Bosbok - 3 танка "Элефант" - 4 броневика "Ратель" - 7 "Касспир".  

К сожалению, ни ангольских, ни тем более кубинских данных на сегодняшний день не опубликовано и судить о том, что в этих цифрах является трюком южноафриканской пропаганды судить трудно.  

В любом случае именно столкновения в районе Куито - Куанавале стали той чертой, после которой начались мирные переговоры. 5 августа 1988 года в Женеве представители Кубы, Анголы и Южно-Африканской Республики подписали соглашение, по которому стороны прекращали боевые действия и отводили свои войска от намибийской границы. В декабре того же года ЮАР согласились предоставить независимость Намибии, а 50 тысяч кубинских солдат начали покидать Африку.

Однако лидера УНИТА Жонаса Савимби не пригласили на переговоры и он, естественно, не признал их результатов. Он по-прежнему отказывался идти на любые компромиссы с Луандой и продолжал свою войну (получая оружие и деньги от США через Заир). В начале 1990 года правительственные войска попытались пробиться к резиденции своего заклятого врага - городу Уамбо, но застряли в позиционных боях у Мавинги. Еще раз (в июне) ангольские войска пытались перехватить инициативу, переходя в наступление, но каждый раз откатывались с огромными потерями. В этих боях снова основную роль играла правительственная авиация, с которой повстанцы пытались бороться. Стоит сказать, что это им с лихвой удалось: в 1990 году от наземного огня потеряно 18 самолетов и вертолетов. Случались и досадные потери: так, 20 декабря 1989 года один МиГ-21МФ (пилот-лейтенант Доминго Жозе Альмейда Винес) совершил вынужденную посадку на территории, контролированной южноафриканцами. Летчик благополучно вернулся домой, а самолет стал музейным экспонатом.

Наконец 31 мая 1991 года Савимби и Жозе Эдуарду душ Сантос подписали в Лиссабоне мирное соглашение. Однако война, унесшая на тот момент по самым скромным подсчетам более 200 тысяч жизней, не закончилась. После того как МПЛА победила на парламентских выборах 1992 года бойцы УНИТА снова взялись за оружие. Но это уже тема для другой статьи








Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:




             Rambler's Top100 Rambler's Top100