главная история авиации авиация второй мировой
   Авиация Латвии во Второй Мировой
             
         n Михаил Зефиров  

 

5 августа 1940 г. Латвия была включена в состав Советского Союза и в конце месяца, согласно приказу наркома обороны маршала С К. Тимошенко ╧0191 от Павгуста 1940 г., на основе частей бывшей латышской армии был создан 24-й территориальный (латышский) стрелковый корпус РККА, командиром которого был назначен генерал-лейтенант Р. Ю. Клявиньш'.

В состав корпуса вошли 181 -я и 183-я стрелковые дивизии, 613-й артиллерийский полк, кавалерийский полк, 111-й зенитно-артиллерийский дивизион, саперный батальон и батальон связи. При этом латышские солдаты и офицеры, так же как и эстонцы, сохранили свою старую форму, на которую теперь были лишь нашиты советские знаки различия.

В сентябре 1940 г. в 24-й латышский корпус была включена и 24-я эскадрилья (24-й корпусной авиаотряд), укомплектованная персоналом бывшей латвийской военной авиации (Latvijas Kara aviacija). Она располагала десятью самолетами-разведчиками Stampe SV-5 и имела численность 197 человек.

Уже с 22 июня 1941 г. 24-я эскадрилья начала привлекаться для разведывательных вылетов, а 27 июня латышские пилоты получили приказ атаковать немецкие бомбардировщики, что на их бипланах Stampe SV-5 было равнозначно самоубийству. В ходе боевых вылетов эскадрилья потеряла один самолет и через несколько дней была отозвана в Россию. 2 июля латышские пилоты прибыли сначала в Ржев, а затем отправились дальше - в Москву, при этом поезд, на котором они ехали в Москву, был атакован немецкими самолетами и несколько латышей погибли2.

После оккупации Прибалтики власти Третьего рейха вместо того, чтобы восстановить независимость Литвы, Латвии и Эстонии создали на их территории рейхскомиссариат ╚Остланд╩. Хотя по истечении двух лет большая часть латышей и утратила симпатию к немецким оккупационным властям, тем не менее Третий рейх все еще мог рассчитывать на их поддержку, если речь шла об активной борьбе с коммунизмом.

В сентябре 1943 г. в Латвии началась активная подготовка к формированию национального авиационного подразделения Создание в г. Гробиня, в 7 км восточнее Лиепаи, учебного центра во главе с майором Вальтером Эндресом, позволило организовать обучение латышского летного и технического персонала. Первыми в этом центре с октября 1943 г. по февраль 1944 г. прошли подготовку 25 бывших пилотов латышской военной авиации, шесть из которых затем остались там в качестве инструкторов.

Всего же до сентября 1944 г. в Гробиня прошли обучение шесть групп латышских добровольцев общей численностью 140 чел. Среди них были 50 пилотов довоенной латышской военной авиации, 50 чел. из организации ╚Айзсарги╩ и 40 членов латышского аэроклуба. Во время тренировочного полета погиб один из курсантов Янис Стуканс (Janis Stukans).

Все вновь подготовленные латышские пилоты направлялись в NSGr.12 (lettisch), которая начала формироваться в конце февраля 1944 г. в Лиепае. Планировалось, что в нее должны были войти три эскадрильи, но фактически удалось создать только две.

В составе 1 ./NSGr. 12 (lettisch) под командованием гауптмана Альфредса Салминса (Alfreds Salmins) было 18 самолетов Аг-66 и 19 пилотов, а также 105 чел. наземного персонала, из которых только пятеро немцы. В марте 1944 г. эскадрилья была переброшена на аэродром Вецуми (Vecumi) и подчинена командиру базировавшейся там NSGr.3' гауптмануРейнхольду Оелце (Reinhold Oelze).

С 26 марта пилоты 1 ./NSGr. 12 (lettisch) начали совершать боевые вылеты, которые обычно проходили на высоте около тысячи метров и имели продолжительность около двух часов. Аг-66, несшие по две-три 70-кг бомбы, углублялись до 50 км на территорию, занятую советскими войсками, выискивая подходящие цели для бомбежки. Особенно активно пилоты 1 ./NSGr. 12 (lettisch) действовали в период с 12 по 22 мая, когда в течение восьми ночей они сбросили на позиции советских войск тысячу бомб. 28 мая эскадрилья перелетела на аэродром около поселка Саласпилс (Salaspils), в 18 км юго-восточнее Риги.

В мае 1944 г. в Гробиня была сформирована 2./NSGr. 12 (lettisch) под командованием гауптмана Аугустса Граудинса (Augusts Graudins). 20 июня эскадрилья, в составе которой было 17 пилотов и 70 чел. наземного персонала, прибыла на аэродром Вецуми и шесть дней спустя начала выполнять боевые вылеты. В мае в Гробиня был сформирован и штаб NSGr.12 (lettisch), а командиром группы стал гауптман Радемахер (Rademacher).

После того как 31 мая был издан приказ Nr. 10570/44 генерал-квартирмейстера Люфтваффе о создании в составе 1-го воздушного флота латвийской истребительной эскадрильи, в Германию для прохождения подготовки в качестве летчиков-истребителей были направлены десять латышских пилотов. Сначала в июне туда отправились обер-лейтенант Эдуарде Миллере (Eduards Millers), лейтенанты Арнольде Менцис (Arnolds Mentis) и Янис Лецис (Janis Lecis), унтер-офицеры Харальдс Макаре (Haralds Makars) и Харийс Клинтс (Harijs Klints), а затем в июле к ним присоединились унтер-офицеры Витольде Беркис (Vitolds Berkis), Вольдемаре Ливманис (Voldemars Livmanis), Юлийс Crape (Julijs Stars) и рядовые Роберт Думпис (Robert Dumpis) и Эдгаре Лаздинш (Edgars Lazdins). Латышские пилоты были направлены в учебно-боевую I./JG103, которая в тот момент базировалась на аэродроме Паров (Parow), недалеко от Штральзунда, и в составе которой они начали осваивать истребители FW-190.

В июле 1944 г. обе эскадрильи NSGr.12 (lettisch) действовали с аэродрома Гулбене (Gulbene)1.4 июля войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов начали наступление в направлении на Вильнюс. Пилоты NSGr. 12 (lettisch) действовали с максимально возможной интенсивностью и уже 25 июля совершили свой тысячный боевой вылет. В то же время группа несла тяжелые потери, так, ночью 23 июля из 16 самолетов 2./NSGr.l2 (lettisch) вернулось только девять. Пилотом одного из не вернувшихся в ту ночь Аг-66 был ефрейтор Кирштейнс (Kirsteins). Попав в плен, он дал согласие работать на советскую разведку. Вскоре после заброски на территорию Курляндии Кирштейнс был арестован агентами абвера и в марте 1945 г. расстрелян.

Попытка сформировать в июле 3./NSGr. 12 (lettisch) потерпела неудачу из-за нехватки самолетов. По той же причине не удалось перевооружить и имевшиеся две эскадрильи штурмовиками Ju-87D.

В ночь с 31 июля на 1 августа 1944 г. 35 самолетов NSGr.12 (lettisch) совершили в общей сложности около 300 боевых вылетов, сбросив пятьдесят тонн бомб на позиции советских войск в районе г. Елгава (Elgava)1, в 39 км юго-западнее Риги. В ходе боевых вылетов в ночь с 12 на 13 августа группа из-за плохой погоды потеряла два Аг-66.

Согласно приказу Главного командования Люфтваффе от 11 августа, все латышские эскадрильи передавались в Воздушный легион ╚Латвия╩ (Luftwaffen Legion ╚Lettland╩), который должен был возглавить оберст-лейтенант Янис Руцелс (Janis Rucels). Однако этот легион, так же как и Воздушный легион ╚Эстония╩ (Luftwaffen Legion ╚Estland╩), остался созданным только на бумаге.

В течение сентября-начала октября самолеты NSGr. 12 (lettisch), действовавшие с аэродромов Тукумс (Tukums), в 57 км западнее Риги, и Скулте (Skulte), приблизительно в 7 км западнее Риги, активно поддерживали ведшие оборонительные бои части армейской группы ╚Север╩. Всего до 7 октября пилоты 1 ./NSGr. 12 (lettisch) совершили около трех тысяч боевых вылетов, а пилоты 2./NSGr. 12 (lettisch) - 2658 вылетов.

В сентябре первые пять пилотов, завершивших в Германии подготовку в качестве летчиков-истребителей, получили в Бромберге (Bromberg) новые FW-190 и перелетели на них на аэродром Скулте, где базировалась I./JG54 под командованием гауптмана Франца Эйзенаха (Franz Eisenach).

Латыши были включены в состав I./JG54 и, действуя затем с аэродрома Вентспилс (Wentspils), выполнили около десяти боевых вылетов. Унтер-офицер Артур Гёртнер (Artur Gartner)5 из 3./JG54, который вместе с латышскими пилотами совершал патрульные

полеты и летал на ╚свободную охоту╩, вспоминал о них как о ╚великолепных товарищах, выполнявших боевые задания с большим у сер. дием╩.

14 сентября 1-й, 2-й и 3-й Прибалтийские фронты вместе со 2-й ударной и 8-й армиями Ленинградского фронта, в составе которых были 135 стрелковых дивизий. 6 танковых и один механизированный корпус и 11 отдельных танковых бригад, начали новое наступление против немецкой группы армий ╚Север╩1. К этому времени, пожалуй, уже большинство латышских пилотов не верили в то, что они когда-нибудь смогут вернуться на родину. Вероятно, именно поэтому один из них в ходе очередного вылета на ╚Фокке-Вульфе╩ обстрелял и поджег усадьбу своих родителей, к которой уже подошли советские войска.

24 сентября и 1 октября 1944 г. в нейтральную Швецию перелетели сразу пять эстонских самолетов из 1 ./SAGr. 127 и NSGr. 11 (estnisch). И хотя в секретной радиограмме, которую 4 октября начальник штаба 1 -го воздушного флота Люфтваффе генерал-майор Клаус Зигфрид Уебе отправил в Берлин, говорилось, что запрет на полеты не касается латышских эскадрилий, недоверие со стороны руководства Люфтваффе распространилось на всех пилотов из Прибалтики. В результате 7 октября генерал-квартирмейстер Люфтваффе подписал приказ Mr. 13215/44, согласно которому все эстонские и латышские авиационные подразделения были распущены.

Оберег-лейтенант Янис Руцелс, который должен был возглавить Воздушный легион ╚Латвия╩, попытался добиться, чтобы этот приказ не распространялся на латышские эскадрильи. В частности, 10 октября он писал командующему 1 -м воздушным флотом Люфтваффе: ╚Латышский парод и военные гордятся тем, что имеют собственные авиационные подразделения. Нужно опасаться, что решение о роспуске латышских авиационных подразделений, особенно находящихся на фронте и упоминавшихся до сих пор только с похвалой, будет неправильно понято и воспринято частью общества как оскорбление╩.

Однако доводы Руцелса остались без внимания - Берлин больще не доверял прибалтийским пилотам, и это, несмотря на то, что 80% латышского летного персонала были награждены немецкими железными Крестами 1 -го и 2-го классов. Был отмечен только один случай дезертирства среди пилотов NSGr. 12 (lettisch), когда 8 октября на Hs-126 ╚6A+NL╩ в Швецию улетел фельдфебель Занис Тамсонс (Zanis Tamsons).

В конце октября 1944 г. все латышские пилоты, включая летчиков-истребителей, летавших в I./JG54, были собраны на аэродроме Альтдамм (Altdamm), в нескольких километрах восточнее Штеттина (Stettin)'. Бывший командир Erg. Fliegergruppe Lettland майор Вернер Эндрес смог вскоре добиться, чтобы запрет на полеты для латышских летчиков-истребителей был снят и им разрешили участвовать в боях на Западном фронте. Через некоторое время обер-лейтенант Миллере, лейтенанты Менцис и Лецис, фельдфебели Макаре и Клинтс прибыли на аэродром Грайфсвальд (Greifswald), расположенный на побережье Балтийского моря, в 32 км юго-восточнее Штральзунда, где в тот момент располагался штаб JG1 во главе с оберстом Гербертом Ихлефельдом (Herbert Ihlefeld). Там они были распределены по различным эскадрильям I./JG1, оснащенным истребителями FW-190A и базировавшимся там же, в Грайфсвальде.

Одновременно была возобновлена подготовка и второй группы латышских летчиков-истребителей. К этому времени в ней осталось четыре человека, поскольку еще 10 октября во время своего второго самостоятельного полета на FW-190 погиб унтер-офицер Юлийус Стара В воздухе у его ╚Фокке-Вульфа╩ неожиданно отказал двигатель, но Старс не стал выпрыгивать на парашюте, а решил попытаться спасти самолет. Видимо, ему все же не хватило опыта, и во время вынужденной посадки ╚на брюхо╩ истребитель на большой скорости перевернулся. В результате Старс получил тяжелейшие травмы, от которых сразу скончался.

Остальной же латышский летный и технический персонал, собранный в Альтдамме, остался не у дел. Десять наиболее опытных офицеров перешли в латышский саперный полк, другие - в штаб Латышского легиона. Примерно 80-100 механиков были распре-делены по аэродромам Люфтваффе, а также направлены на немецкие авиазаводы в качестве рабочей силы. В конце ноября еще около ста человек вошли в состав 11-го тяжелого зенитного артиллерийского полка, находившегося в Кенигсберге.

Большая же часть расформированного Воздушного легиона ╚Латвия╩ - примерно 700 - 800 рядовых и унтер-офицеров и 25 офицеров - в конце октября была направлена в Данию в г. Эсбъерг. Предполагалось, что они должны образовать латышский батальон в составе вновь формируемого ╚Балтийского легиона парашютно-десантной армии╩.

В Эсбъерге латыши оказались в условиях жесточайшей муштры, при этом даже офицеры чувствовали себя рекрутами. Оберст-лейтенант Фикс (Fix), руководивший их переподготовкой и о котором ходили слухи, что он еще в 20-е годы в Прибалтике участвовал в боях с латышскими частями, вел себя по отношению к латышским солдатам и офицерам чрезвычайно грубо. В результате немецко-латышские отношения начали стремительно ухудшаться. Положение усугублялось еще и тем, что латыши высказались против своего участия в боях с западными союзниками.

Компромисс был достигнут только после того, как немецкое командование окончательно отказалось от идеи создания ╚Балтийского легиона парашютно-десантной армии╩. В начале декабря все латышские военнослужащие, находившиеся в Эсбъерге, были направлены в 11 -и тяжелый зенитный артиллерийский полк в Кенигсберге. В результате там оказались сосредоточенными 36 латышских офицеров и 1100 унтер-офицеров и рядовых'.

Утром 5 декабря 1944 г. над Северной Германией появились 427 В-17 из состава 8-й воздушной армии США, которые под прикрытием около 700 истребителей направлялись к Берлину. Истребители JG1, поднятые по тревоге с аэродромов Грайфсвальд, Тутов (Tutow) и Анклам (Anklam), перехватили противника севернее столицы Третьего рейха в районе между Ораниенбургом (Oranienburg) и оз. Вербелин (Werbellin), когда бомбардировщики, сбросив бомбы, уже летели обратно в Англию. Этот вылет оказался одним из самых неудачных в истории JG1 - были потеряны 33 FW-190А-8 и 6 BF-109G-/14, погибли и пропали без вести 25 пилотов, еще 14 получили ранения. Среди последних был лейтенант Янис Лецис из 3./JG1, чей FW-190A-8 W.Nr.738248 был сбит в бою с Р-51 в районе г. Нойруппина (Neuruppin), в 60 км северо-западнее Берлина. Получив ранение, Лецис выпрыгнул на парашюте.

Всего же 5 декабря Люфтваффе потеряли 75 истребителей, 53 пилота, в т. ч. один командир группы и два командира эскадрилий, погибли, а 22 - были ранены. В то же время потери 8-й воздушной армии США составили 12 бомбардировщиков и 15 Р-51.

С 17 декабря ╚Фокке-Вульфы╩ I./JG1 действовали с аэродрома Твенте (Twente), расположенного в районе голландского г. Хенгело (Hengelo), приблизительно в 10 км западнее немецко-голландской границы. 27 декабря 1944 г. свыше тысячи В-17 и В-24 из 8-й воздушной армии США нанесли бомбовые удары по немецким транспортным узлам в районе Кобленца. В ходе боев, проходивших между Кобленцом и бельгийским г. Динан (Dinant), были сбиты четырнадцать FW-190A-8 из I. и II./JG1 и один Bf-109G-14 из III./JG1. Погибли и пропали без вести десять пилотов, среди которых были командир I./JG1 майор Ханс Элерс (Hans Ehlers)1 и командир 2./JG1 лейтенант Готтфрид Юст (Gottfried Just)2, пятеро, получив ранения, выпрыгнули на парашютах.

В тот день был сбит еще один латышский пилот - обер-лейтенант Эдуарде Миллере из 17JG1. Его FW-190A-8 W.Nr.739385 упал в районе поселка Кельберг (Kelberg), в 49 км западнее Кобленца. Однако раненый Миллере успел выпрыгнуть на парашюте и был Доставлен в госпиталь, находившийся в г. Аденау (Adenau), в 10 км севернее Кельберга.

В конце декабря 1944 г. командир 2-го истребительного авиакорпуса генерал-майор Дитрих Пельтц (Dietrich Peltz) с согласия рейхсмаршала Геринга решил провести утром 1 января 1945 г. операцию под кодовым наименованием ╚Боденплатте╩ (╚Bodenplatte╩). Ее целью было уничтожение 16 главных аэродромов союзников в Бельгии, Голландии и Франции. JG1 получила приказ атаковать аэродромы в восточной части Бельгии в районе Брюгге - Гент.

Первые FW-190А-8 из I7JG1 начали взлетать с аэродрома Твенте в 07.30, и уже через несколько минут вся группа во главе гауптманом Георгом Хакбартом (Georg Hackbarth) была в воздухе. Вскоре к ней присоединились Bf-109G-14 из III./JG1 гауптмана Харальда Мольденхауэра (Harald Moldenhauer)1, поднявшиеся с аэродрома Раине (Rheine). После этого 55 самолетов, сформировав на малой высоте плотный боевой порядок, вслед за двумя лидирующими Ju-88 взяли курс на запад. Достигнув севернее Гааги побережья Северного моря, они повернули на юго-запад в направлении Брюгге.

В районе Роттердама истребители были неожиданно обстреляны собственной зенитной артиллерией, которую никто не предупредил о начале операции ╚Боденплатте╩. Сами же пилоты не могли связаться с зенитчиками, так как имели приказ соблюдать полное радиомолчание. В результате к тому моменту, когда немецкие зенитчики поняли, что ведут огонь по своим самолетам, были сбиты три FW-190A-8: W.Nr.960729 унтер-офицера Эгона Комтессе (Egon Comtesse) из 1./JG1, W.Nr.738159 фельдфебеля Хейнца Юргена Киллиана (Heinz Jurgen Killian) и W.Nr. 173929 унтер-офицера Хейнца Бёхмера (Heinz Bohmer) из 3./JG1. Все три пилота погибли.

Юго-западнее Роттердама, над о. Схауфен, к I. и IH./JG1 присоединились тридцать FW-190A-8 из II./JG1 гауптмана Германа Штай-гера (Hermann Staiger), взлетевшие с аэродрома Дропе (Drope) около немецкого г. Линген, (Lingen). Вскоре между городами Кнокке-Хейст (Knokke-Heist) и Бланкеберге (Blankenberge) все самолеты повернули в направлении расположенного в 13 км южнее г. Брюгге, а затем развернулись на восток.

Первыми от основной группы отделились пять Фокке-Вульов, во главе с командиром 4./JG1 обер-лейтенантом Хансом Готфридом Мейнхофом (Hans Gottfried Meinhof). Они атаковали полевой аэродром около поселка Урсел (Ursel), в 19 км юго-восточнее Брюгге, на котором базировалось 424 R&RU1 RAF. Уже на подходе к аэродрому зенитной артиллерией был сбит FW-190А-8 W.Nr.739269 и его пилот унтер-офицер Альфред Фритцхе (Alfred Fritzche) попал в плен.

Аэродром Урсел имел всего одну взлетно-посадочную полосу, но, несмотря на это, на ней периодически скапливалось большое количество самолетов. К счастью для англичан, накануне Урсел покинули 12 эскадрилий ╚Спитфайров╩, которые остановились там перед перелетом в Англию, потому утром 1 января в результате атаки ╚Фокке-Вульфов╩ 4./JG1 на аэродроме были уничтожены всего четыре самолета. Сгорели ╚Москито╩ Мк.ХШ НК965 и три находившихся на ремонте бомбардировщика: один американский В-17 и два английских ╚Ланкастера╩ (LL777/S из 61 Sqdn. RAF и ME850H3l5Sqdn. RAF).

Уже на обратном пути в Твенте ╚Фокке-Вульфы╩ 4./JG1 попали над г. Бреда (Breda) под огонь зенитной артиллерии. В результате был сбит FW-190A-8 W.Nr.961052 и пилотировавший его обер-лейтенант Мейнхоф погиб.

После отделения 4./JG 1 начала разделяться и основная группа. I. и III/JG1 должны были атаковать аэродром Малдегем (Maldegem), в 15 км восточнее Брюгге, a II./JG1 -аэродром Сент-Дени-Вестрем (St.Denis-Westrem), находившийся в нескольких километрах южнее Гента. Однако по какой-то причине часть ╚Фокке-Вульфов╩ I./JG1 повернула вслед за II./JG1, а сообщить им об ошибке в условиях соблюдения полного радиомолчания до начала атаки никто не взял на себя ответственности.

В 09.10 первыми над аэродромом Малдегем появились ╚Мессершмитты╩ III./JG1. Англичане еще не успели надлежаще организовать противовоздушную оборону аэродрома, и она на 1 января остояла лишь из пулеметов ╚Виккерс╩. К тому же зенитчики первоначально приняли немецкие самолеты, появившиеся со стороны солнца на уровне верхушек деревьев, за американские Р-51 и не стали открывать огня. В результате ╚Мессершмитты╩, пройдя над летным полем на предельно малой высоте, спокойно обстреляли ╚Спитфайры╩ Мк.1Х из 485 Sqdn. RNZAF, которые в тот момент механики готовили к полетам.

Затем пилоты Люфтваффе еще трижды атаковали аэродром. В результате в 485 Sqdn. RNZAF осталось всего пять исправных истребителей-двенадцать ╚Спитфайров╩, в т. ч. персональный самолет командира 135 Wing RAF, сгорели, а два получили такие тяжелые повреждения, что их потом пришлось списать. Был также уничтожен ╚Спитфайр╩ Мк.1Х РТ830 из 349 Sqdn. RAF.

Пилотов 485 Sqdn. RNZAF налет ╚Мессершмиттов╩ застал во время утреннего туалета и завтрака. Вооружившись личными револьверами, новозеландцы, кто в пижамах, а кто в наспех натянутых свитерах, через открытые окна и двери столовой открыли огонь по самолетам Люфтваффе. Командир же 485 Sqdn. RNZAF Джон Паттисон (J.G. Pattison) вел огонь из трофейной немецкой винтовки ╚Маузер╩. Несмотря на всю курьезность такой противовоздушной обороны, Bf-109G-14 W.Nr.782402 и Bf-109G-14 W.Nr.780375 все же получили повреждения и совершили вынужденную посадку поблизости от Малдегема. Оба пилота - фельдфебель Вилли Вихардт (Willi Wichardt) из 9./JG1 и лейтенант Антон Гуха (Anton Guha) из 10./JG1 - попали в плен.

Обратно на аэродром Раине не вернулся еще один самолет из III./JG1 - Bf-109G-14 W.Nr.784090 из 10./JG1. Он упал на о. Овер-флакке (Overflakkee), но, был ли он сбит зенитной артиллерией или английскими истребителями, осталось неизвестным. Его пилот фельдфебель Вильгельм Крёутер (Wilhelm Krauter), имевший на своем счету семь побед, погиб.

Приблизительно в 09.20 над аэродромом Сент-Дени-Вестрем появились и ╚Фокке-Вульфы╩ II./JG1 вместе с примкнувшими к ним истребителями из I./JG1. Этот аэродром был главной базой Wmg RAF, который называли ╚польским╩, поскольку в него входили 302,308 и 317 Sqdn. RAF, полностью укомплектованные польским летным и техническим персоналом. С самого утра 1 января польские ╚Спитфайры╩ совершали боевые вылеты, но в тот момент, когда в районе Сент-Дени-Вестрем появились ╚Фокке-Вульфы╩, в воздухе над аэродромом был всего один ╚Спитфайр╩ Mk.lXMJ281 ╚ZF-P╩ флеинг-офицера Вацлава Хойнацкого (Waclaw Chojnacki) из 308 Sqdn. RAF. Чуть раньше в составе своей эскадрильи он вылетел в район Воунстрехта (Wounstrecht), чтобы атаковать цели в ближнем тылу немецких войск. Однако, когда ╚Спитфайры╩ прибыли в указанный район, оказалось, что из-за неисправности электросистемы Хойнацкий не может сбросить бомбы, подвешенные под крыльями самолета, и возглавлявший эскадрилью флайт- лейтенант Ольшевский (Olszewski) приказал ему возвращаться обратно. Когда в 09.27 его ╚Спитфайр╩ с выпущенными шасси уже заходил на посадку, Хойнацкий заметил приближающиеся к аэродрому ╚Фокке-Вульфы╩. Мгновенно убрав шасси, он с двумя подвешенными под плоскостями бомбами развернулся навстречу к ним. Другой пилот 308 Sqdn. RAF - F/Sgt Стобель (Stobel), оставшийся в тот день на земле, затем вспоминал:

╚Я находился па командном пункте 308 Sqdn. RAF, когда противник атаковал аэродром. Выбежал наружу и укрылся в окопе Я заметил одиночный ╚Спитфайр╩, который прошел над аэродромом на высоте около 60 м и развернулся влево. Три ╚Фокке-Вульфа╩ заходили для атаки. ╚Спитфайр╩ с бортовым обозначением ╚ZF-P╩, который пилотировал F/O Хойнацкий, атаковал их, открыв огонь с дистанции около 70м.

Один вражеский самолет получил попадание в хвостовую часть и, у пего отвалилась большая часть хвостового оперения. Немецкий пилот потерял управление и высоту, самолет зацепил правым крылом за дерево, затем, перевернувшись, ударился в небольшое здание на окраине аэродрома, а потом врезался в стоявшую недалеко ╚Крепость╩. В дыму от начавшей гореть ╚Крепости╩ я по-1 терял из виду ╚Спитфайр╩, но момент спустя снова увидел его.1 Он преследовал другой FW-190, но у него самого на хвосте быт три ╚стодевяностых╩. ╚Спитфайр╩ отвернул вправо, и я опять потерял его╩.

Спустя несколько мгновений ╚Спитфайр╩ Хойнацкого был сбит и врезался в землю, шансов спастись у пилота не было никаких После этого ╚Фокке-Вульфы╩ I. и II./JG1 практически беспрепятственно штурмовали аэродром Сент-Дени-Вестрем. Сбросив во время первой атаки бомбы, они теперь из бортовых пушек обстреливали польские истребители, часть из которых уже вернулась после первого вылета, а другие еще только готовились подняться в воздух В результате 302 Sqdn. RAF потерял девять ╚Спитфайров╩ Мк IX а 308 и 317 Sqdn. RAF - по четыре. ' '

Кроме того, были уничтожены ╚Спитфайр╩ Мк.УЬ, ╚Москито╩ Мк.Х1И, ╚Аустер╩ и четыре ╚Ансона╩ из 85 Group Commications Squadron, базировавшегося в Сент-Дени-Вестрем, а также два четырехмоторных бомбардировщика - американский В-17 и ╚Стерлинг╩ из 295 Sqdn. RAF. ╚Фокке-Вульфам╩ удалось поджечь хранилище топлива, и над аэродромом поднялся большой столб пламени и дыма. Среди наземного персонала началась настоящая паника каждый старался найти хоть сколько-нибудь безопасное убежище.

Атака Сент-Дени-Вестрем вполне могла завершиться для пилотов I. и II./JG1 полным успехом, если бы не ╚Спитфайры╩ из 308 и 317 Sqdn. RAF, возвращавшиеся на свой аэродром после выполненных заданий. Первыми к Сент-Дени-Вестрем повернули истребители 308 Sqdn. RAF, и вскоре F/Sgt Станислав Брейнер (Stanislaw Breyner) заметил два немецких самолета: ╚Враэюеские ссшолеты очень низко впереди под нами╩. Оставив свою эскадрилью, летевшую на высоте около 1200 м, он спикировал в направлении противника Солнце, светившее прямо в глаза Брейнеру, позволило ему идентифицировать немецкие самолеты только на дистанции около 90 м Это были два ╚Фокке-Вульфа╩, летевшие на высоте 60 м, и Брейнер сразу же открыл огонь.

Обнаружив ╚Спитфайр╩, немецкие пилоты решили уйти вверх, но при этом, видимо, они слишком резко взяли ручку управления на себя, так как оба самолета потеряли скорость и, свалившись на крыло, начали падать. В последний момент пилоты попытались выровнять свои ╚Фокке-Вульфы╩, но было уже поздно. Одному из них не хватило высоты, и он врезался в землю, а второй потерпел аварию, столкнувшись с небольшим зданием. Скорее всего это были FW-190A-8W.Nr.739429 лейтенанта Эрнста фон Йоханнидеса (fcrnstvon Johannides) из 5./JG1 и FW-190A-8 W.Nr.960547 фельдфебеля Пауля Майра (Paul Mayr) из 8./JG1.

Через несколько минут ╚Спитфайры╩ 308 Sqdn. RAF во главе с F/Lt Ольшевским над г. Локерен (Lokeren), в 20 км северо-восточнее Гента, атаковали группу ╚Фокке-Вульфов╩. В ходе боя три истребителя из 5./JG1, отделившись от основной группы, повернули на северо-восток, и поляки начали преследовать их. Догнав FW-190A-8 W.Nr. 739230, F/Sgt Зигмунт Сочинский (Zigmunt Soszynski) с расстояния 90 м открыл огонь. Получив серию прямых попаданий в заднюю часть фюзеляжа и в кабину, истребитель завалился на левое крыло и упал на землю, а его пилот лейтенант Вальтер Холик (Walter Holick) погиб. F/Lt Бронислав Max (Bronislaw Mach) с дистанции 150 м сбил второй самолет - FW-190A-8 W.Nr. 171513. Его пилот унтер-офицер Эдгар Арднер (Edgar Ardner), выпрыгнув на парашюте, попал в плен.

Увидев издали столбы черного дыма, поднимавшиеся над Сент-Дени-Вестрем, F/Lt Ольшевский передал по радио предупреждение всем польским пилотам, находившимся в воздухе: ╚Внимание! Немцы атаку ют наш аэродром. У кого достаточно горючего -летят к Гепту, остальные - садятся в Малдегеме╩.

Первым в непосредственной близости от аэродрома Сент-Дени-Вестрем появился ╚Спитфайр╩ F/Sgt Йозефа Становского (Josef Stanowski), который из-за недостатка топлива еще раньше отделился от остальных самолетов 308 Sqdn. RAF. Обнаружив ╚Фокке-Вульф╩, Становский с ходу атаковал его. Как затем выяснилось, это был FW-190A-8 W.Nr.733978 из 8./JG1. Получив серию попаданий, немецкий самолет загорелся и упал на землю южнее Гента. Его пилот унтер-офицер Рейнхольд Шобер (Reinhold Schober) погиб.

Выполнив энергичный разворот, Становский с дистанции около восьмидесяти метров открыл огонь по FW-190А-8 W.Nr.960709 ефрейтора Карла Хейнца Бауха (Karl Heinz Bauch) из 2./JG1, летевшему в тот момент курсом на восток. От немецкого истребителя начали отлетать фрагменты обшивки. Видимо, у него были повреждены замки стоек шасси и гидросистема, так как через несколько секунд стойки неожиданно вывалились из своих ниш. После второй короткой очереди ╚Фокке-Вульф╩ начал стремительно терять высоту и, упав в центре Гента, взорвался. В этот момент на ╚Спитфайре╩ Становского закончилось топливо, и он совершил вынужденную посадку северо-восточнее Гента.

Вслед за Становским в бой с ╚Фокке-Вульфами╩ вступили другие пилоты 308 Sqdn. RAF. F/Lt Ольшевский с небольшого расстояния обстрелял ближайший немецкий истребитель, и тот, загоревшись, рухнул на землю восточнее Гента. F/O Тадеуш Шленкир (Tadeusz Szlenkier), пролетавший над аэродромом на высоте около 1000 м, заметил ╚Фокке-Вульф╩, атаковавший один из ╚Спитфай-ров╩. Спикировав вниз, Шленкир с дистанции 200 м открыл по нему огонь. У немецкого истребителя, находившегося на высоте около 300 м, оторвало правую плоскость, и через несколько мгновений он врезался в землю около небольшого местечка Росдам (Rosdam). От сильнейшего удара большая часть самолета, включая двигатель и кабину пилота, полностью ушла в мягкий грунт.

В тот же момент сам Шленкир был обстрелян другим ╚Фокке-Вульфом╩. Видевший это, Р/О Анджей Дромлевич (Andrzej Dromlewicz), мгновенно атаковав немецкий истребитель, заставил его отвернуть вправо. Однако ╚Спитфайр╩ Мк.1Х МК346 ╚ZF-T╩ Тадеуша Шленкира все же успел получить несколько попаданий и ему пришлось совершить вынужденную посадку. Тем временем Дромлевич продолжал преследовать ╚Фокке-Вульф╩ и, сократив дистанцию до 270 м, дал по нему длинную очередь. В результате с правого крыла немецкого истребителя сорвало большой кусок обшивки, после чего его пилот выпрыгнул на парашюте.

Западнее Гента свою вторую победу в том бою одержал F/Lt Бронислав Мах. На высоте около 600 м он вступил в бой с одиночным ╚Фокке-Вульфом╩, но все выпущенные им снаряды проходили мимо цели. Только когда немецкий истребитель попытался на предельно малой высоте уйти от преследовавшего ╚Спитфайра╩, буквально последняя очередь Маха попала в кабину пилота. ╚Фокке-Вульф╩ начал стремительно терять высоту и врезался в землю западнее местечка Тернёзен (Terneuzen). Уоррент-офицер1 Станислав Бед-нарчик (Stanislaw Bednarczyk), входивший в звено F/Lt Маха, сбил еще один ╚Фокке-Вульф╩, который упал юго-западнее аэродрома Сент-Дени-Вестрем.

В этот момент в бой вступили ╚Спитфайры╩ 317 Sqdn. RAF во главе с Марианом Хелмецким (Marian Chelmecki). Они находились в районе Антверпена, когда услышали по радио сообщение F/Lt Ольшевского о том, что истребители Люфтваффе атакуют их аэродром, и немедленно поспешили на помощь. Польские пилоты уже издалека увидели столбы черного дыма, поднимавшиеся над аэродромом Сент-Дени-Вестрем, а вскоре заметили и ╚Фокке-Вульфы╩, которые пикировали над ним. Хелмецкий отдал приказ, и ╚Спит-файры╩ с ходу атаковали противника.

F/Lt Чеслав Мрочик (Czeslaw Mroczyk) обстрелял ╚Фокке-Вульф╩, который в результате взорвался в воздухе. Сам Хелмецкий, набрав высоту, со стороны солнца спикировал на другой немецкий истребитель, который приближался к аэродрому со стороны Гента. С дистанции около 350 м он открыл огонь, и FW-190А-8 W.Nr.352518 из II./JG 1 упал прямо в центре летного поля аэродрома недалеко от горящего В-17. Пилот ╚Фокке-Вульфа╩ фельдфебель Карл Хан (Karl Hahn) погиб.

F/Sgt Казимирж Хуберт (Kazimierz Hubert) находился на высоте 600 м, когда увидел прямо под собой на высоте около 100 м ╚Фокке-Вульф╩, у которого капот двигателя был окрашен в красный цвет. Это был FW-190A-8 W.Nr.739235 латышского пилота фельдфебеля Харийса Клинтса, летавшего в составе II./JG1. Спикировав на него, Хуберт дал длинную очередь. ╚Фокке-Вульф╩ был подбит и совершил вынужденную посадку в непосредственной близости от позиций зенитных батарей, прикрывавших аэродром Сент-Дени-Вестрем.

Поскольку о дальнейшей судьбе Клинтса ничего не было известно, он числился пропавшим без вести. Лишь в 70-е годы бывший латышский пилот Индулис Озолс (Induhs Ozols), занимавшийся выяснением судьбы Харийса Клинтса, установил, что он похоронен на немецком солдатском кладбище в поселке Ломмел (Lommel), в 62 км восточнее Антверпена. Озолс был убежден, что Клинтс после вынужденной посадки был еще жив и только позднее был застрелен польскими солдатами, входившими в расчеты зенитных батарей.

W/0 Станислав Писик (Stanislaw Piesik) атаковал пару ╚Фокке-Вульфов╩, которые только что обстреляли летное поле аэродрома, и сбил одного из них. W/O Зенобиуш Вдовчинский (Zenobiusz Wdowczynski) тоже успел сбить немецкий истребитель, прежде чем сам был подбит, и совершил вынужденную посадку с заглохшим двигателем. F/Lt Роман Хрицак (Roman Hrycak) заметил ╚Фокке-Вульф╩, атаковавший хранилище топлива. Приблизившись к нему на расстояние 190 м, Хрицак открыл огонь. Получив несколько попаданий в кабину пилота, немецкий истребитель упал рядом с аэродромом.

F/Lt Збигнев Змигродский (Zbignew Zmigrodski) атаковал над аэродромом еще один ╚Фокке-Вульф╩, за которым после нескольких очередей потянулся черный дым. Однако, обнаружив у себя на хвосте другой немецкий истребитель, он вынужден был отвернуть в сторону, в то время как подбитый им самолет продолжал уходить в восточном направлении, оставляя за собой дымный шлейф.

Через несколько мгновений Змигродский увидел ╚Фокке-Вульф╩, который атаковал один из ╚Спитфайров╩ 317 Sqdn. RAF. Выполнив энергичный разворот, Змигродский попытался отсечь противника огнем, но было уже поздно. ╚Спитфайр╩ Мк.1Х МК190 ╚JH-P╩, свалившись на крыло, врезался в землю, и его пилот F/Lt Тадеуш Повирза (Tadeusz Powierza) погиб.

На этом бой над аэродромом Сент-Дени-Вестрем закончился. Запас топлива на ╚Спитфайрах╩ подошел к концу, и Мариан Хел-мецкий, командовавший 317 Sqdn. RAF, приказал своим пилотам идти на посадку. Первым в Сент-Дени-Вестрем приземлился F/Lt Чеслав Мрочик, однако оказалось, что в ходе боя шины обоих колес основных стоек шасси его ╚Спитфайра╩ были прострелены, и самолет потерпел аварию. Сам Мрочик отделался легкими царапинами, но истребитель заблокировал взлетно-посадочную полосу. В результате одним пилотам пришлось садиться на аэродроме Урсел, а другим - на запасном аэродроме Кортрейк (Courtrai), в 39 км северо-западнее Гента.

Всего 1 января 1945 г. в результате операции ╚Боденплатте╩ англичане потеряли 144 самолета, 84 - получили повреждения, потери американцев составили 84 самолета и еще 62 были повреждены. В то же время собственные потери Люфтваффе оказались просто катастрофическими. Из девятисот истребителей, участвовавших в операции, не вернулись около трехсот. За одно утро Люфтваффе потеряли 227 пилотов, из которых 178 погибли и пропали без вести, а 59 попали в плен, при этом среди них были три командира эскадр, шесть командиров групп и десять командиров эскадрилий.

JG1 потеряла 24 самолета, 18 пилотов погибли и пропали без вести шестеро попали в плен. Среди погибших был командир I./JG1 гауптман Георг Хакбарт, имевший на своем счету 16 побед. Его ╚фокке-Вульф╩ был сбит кем-то из польских пилотов над аэродромом Сент-Дени-Вестрем.

Среди пилотов, которым в тот день удалось вернуться обратно, был лейтенант Арнольде Менцис из I./JG1. Он родился 25 апреля 1915 г. в Риге. В 1933 - 36 гг. прошел при латышском аэроклубе летную подготовку в качестве гражданского летчика, а затем до 1940 г. служил в латышской военной авиации сначала в качестве механика, а затем уже как пилот. С 1941 г. Менцис служил в различных немецких наземных подразделениях, а в 1943 г. перешел в Люфтваффе и участвовал в боях в составе NSGr. 12 (lettisch).

21 июня 1944 г. он в первой группе из пяти латышских пилотов прибыл в Германию, где начал подготовку в качестве летчика-истребителя. После нескольких боевых вылетов, выполненных в сентябре в составе I./JG54, Менцис в конце октября был направлен в I./JG1.20 ноября во время вынужденной посадки он получил серьезную травму черепа, но тем не менее остался в строю и продолжал совершать боевые вылеты: ╚Из-за отчаянного положения на фронте я считал своим долгом не обращать внимания на собственные болезни и прилагать все силы для борьбы на фронте╩. \ января 1945 г. в бою с польскими ╚Спитфайрами╩ в районе Сент-Дени-Вестрем его ╚Фокке-Вульф╩ получил попадания в топливный бак, а сам Менцис был ранен. Немного не дотянув до своего аэродрома Твенте, он совершил вынужденную посадку приблизительно в 10 км. от г. Хенгело и был отправлен в госпиталь в г. Квенлинбург (Quedlinburg), в 50 км юго-западнее Магдебурга.

В марте 1945 г. еще трое латышских пилотов - унтер-офицеры Ливманис, Думпис и Лаздинш, - прошедшие полный курс обучения летчиков-истребителей, прибыли во II. (Sturm)/JG4 гауптмана Вильгельма Моритца (Wilhelm Moritz)1, которая тогда базировалась на берлинском аэродроме Шёнефельд (Schonefeld), и были включены в состав 5.(Sturm)/JG4. Четвертый пилот из их группы - унтер-офицер Витольде Беркис, который из-за нехватки топлива не смог завершить подготовку, был переведен в войска СС.

В апреле остатки JG4 были сосредоточены на севере Германии в Шлезвиг-Гольштейне, и 12 апреля II./JG4 перебазировалась на аэродром Глюксбург (Gliicksburg), в 8 км северо-восточнее Фленсбурга. Унтер-офицер Вольдемаре Ливманис должен был 16 апреля забрать в Дрездене один из находившихся там FW-190A и уже на нем перелететь в Глюксбург. Однако туда он так и не прибыл, что с ним произошло, неизвестно, и с тех пор Ливманис считается пропавшим без вести. Унтер-офицер Эдгаре Лаздинш, который выполнял аналогичное задание, был захвачен в плен советскими войсками, но уже вскоре в результате внезапной контратаки немецких частей был освобожден. Унтер-офицер Роберт Думпис в течение апреля участвовал в боях с самолетами союзников и советской авиацией и в конце месяца сбил один ╚Спитфайр╩.

Всех латышей, служивших в немецких частях и попавших после окончания Второй мировой войны в плен к советским войскам, ожидал стандартный приговор - 10 лет исправительно-трудовых лагерей с последующим лишением всех гражданских прав еще на три года. При этом нельзя не отметить, что это наказание было более мягким по сравнению с приговорами, которые советские суды за то же самое выносили эстонцам: 25 лет лагерей, конфискация имущества, лишение прав и ссылка на пять лет.

Самому суровому приговору подвергся среди бывших латышских военнослужащих лейтенант Арнольде Менцис. После выхода из госпиталя он получил приказ прибыть в III./EJG2 для переподготовки на реактивный Ме-262.23 апреля 1945 г. Менцис сдался в плен американцам, которые вскоре после окончания войны передали его в Париже представителям советских властей. Однако во время транспортировки в Советский Союз Менцис смог бежать. До осени 1945 г. он скрывался в Брест-Литовске, а затем вернулся в Ригу, где жили его родители.

14 июля 1952 г. Менцис был арестован и как предатель родины приговорен к 25 годам исправительно-трудовых лагерей. Сначала он содержался в центральной тюрьме в Риге, потом - в тюрьах Ленинграда и Москвы, а затем находился в лагерях на терриории Свердловской и Куйбышевской областей.

В ноябре 1956 г. Менцис был неожиданно освобожден и вернулся в Латвию. Однако выход на свободу еще не означал для него конец репрессий. Менцис затем вспоминал: ╚Как за политически неблагонадежным за мной еще в течение многих лет велась слежка и я жил в тяжелейших условиях. Чтобы обеспечить себя, я должен был довольствоваться случайными заработками в качестве подсобного рабочего╩.

Выход Латвии из состава Советского Союза и восстановление ее государственной независимости положили конец дискриминации латышей, сражавшихся в ходе Второй мировой войны против советских войск. В июне 1993 г. в Риге, в преддверии 50-й годовщины создания учебного авиационного центра в г. Гробиня, состоялась первая официальная встреча латышских пилотов, служивших в составе Люфтваффе.





(с) Михаил Зефиров. "Асы второй мировой. Союзники Люфтваффе"






Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100