главная история авиации авиация второй мировой
   Немецкие перехватчики против четырехмоторных бомбардировщиков союзников
             
         n Михаил Никольский  




Как известно, боевое применение "Летающих крепостей" из состава 8-й воздушной армии США в Европе началось 17 августа 1942 года. И приурочено оно было к знаменитому сражению под Дьеппом.

Через два дня в 1 0 ч 30 мин утра 19 августа 1942 г. 24 четырехмоторных самолета из 8-й воздушной армии ВВС США под прикрытием четырех эскадрилий "Спитфайров" британских ВВС появились над аэродромом Эббивиль-Друкат. Немецкие посты наблюдения обнаружили бомбардировщики противника слишком поздно - предупреждение поступило за три минуты до первых разрывов бомб. На летном поле наземный персонал как раз заправлял топливом истребители Fw-190 и пополнял боекомплект. Как ни странно, ни один самолет люфтваффе не получил повреждений, хотя экипажи "Крепостей" доложили о 1 6 уничтоженных или поврежденных немецких самолетах.

До конца августа "Крепости" USAF шесть раз пересекали Ла-Манш и ни разу не понесли потерь. Первое реальное противодействие их экипажи встретили 21 августа над Роттердамом. Фокке-вульфы из II./JG-1 (вторая группа первой истребительной эскадры) прорвали щит истребителей сопровождения, но ни одного четырехмоторного бомбардировщика сбить не сумели. Правда, убитые и раненые среди экипажей "Крепостей" появились. В свою очередь воздушные стрелки "Крепостей" 97-й бомбардировочной группы ВВС США записали на свой счет два достоверно сбитых Fw-190, еще пять -вероятно сбитых и шесть однозначно поврежденных самолетов.

Реальная же картина несколько отличалась от рапортов экипажей В-17: два самолета из подразделения обер-лейтенанта Детлефа Рохвера получили повреждения, сбитых не было вовсе.

Первую "Крепость" сбили летчики из II./JG-26, которой тогда командовал гауптман Конни Мейер. Фокке-Вульфы из II./JG-26 взлетели 6 сентября на перехват группы из 30 "Летающих Крепостей", наносивших удар по самолетостроительному заводу фирмы Потэ в городе Мюлт. Немцы проигнорировали истребительный эскорт (британские "Спитфайры IX"): вся группа, а это почти 50 Fw-190, обрушилась со всех направлений на строй бомбардировщиков. Честь первой победы над В-17 досталась командиру группы: В-17 из 97-й бомбардировочной группы упал северо-западнее Амьена. Через 1 1 минут в море недалеко от Ле-Трипотт рухнул еще один, эту победу записали обер-фельдфебелю Вилли Роту из 4./JG-26. Так началось жестокое уничтожение "Крепостей".

В то же время огромные размеры, мощное оборонительное вооружение, высокая боевая живучесть "Крепостей" произвели впечатление на немецких летчиков-истребителей. Немцам предстояло в кратчайшее время найти адекватный ответ на дневные рейды американских бомбардировщиков.

Радиус эффективного поражения целей у крупнокалиберных пулеметов "Браунинг", стоявших на "Летающих крепостях", был больше, чем у пушек и пулеметов, которыми вооружались немецкие Bf 109 и FW 190. Широкий конус ураганного оборонительного огня бомбардировщика миновать не представлялось возможным - стоит ли удивляться, что многие пилоты истребителей открывали огонь с большой дистанции и преждевременно выходили из атаки? В горячке боя далеко не у всех летчиков получалось определить наиболее благоприятный ракурс для атаки строя "крепостей". Скоординировать атаку группы истребителей также не удавалось, более того - командир далеко не всегда мог собрать в боевой порядок вышедшие из атаки истребители. Практика показывала, что во второй атаке принимало участие не более половины самолетов.

Что из себя представляла атака на тяжелый бомбардировщик, можно представить, прочитав воспоминания одного из немецких пилотов - обер-лейтенанта Отто Штаммбергера:

- Захожу в хвост. Полный газ. Объект атаки становится все крупнее и крупнее. Огонь открыл рановато -боялся врезаться в "ворота сарая". Никогда ранее я не охотился на такую дичь - размах крыла 40 метров! Я подошел ближе, сосредоточив огонь на двигателях левого крыла. Только после третьей очереди моторы загорелись. Бомбардировщик начал скользить на крыло, потом сорвался в крутую нисходящую спираль. На высоте примерно 2000 метров не то четыре, не то пять человек выпрыгнули из падающего самолета. Бомбардировщик упал восточнее Вендевилля.

Миф о неуязвимости американских четырехмоторных бомбардировщиков был разрушен, но четких регламентированных тактических приемов борьбы с ними в люфтваффе пока не имелось. Несколько недель лучшие аналитики на основе опросов пилотов и информации об американских самолетах рассматривали все возможные варианты атак: сзади, на встречных курсах, в кильватер, с флангов, с превышением или из нижней полусферы. Анализ показал - наиболее предпочтительна атака на встречном курсе. В этом случае под обстрел попадают самые уязвимые "части" любого самолета - пилоты. К тому же, именно в передней полусфере оборонительная мощь бортового оружия бомбардировщика минимальна. Впервые новую тактику опробовали 23 ноября летчики Эгона Майера из III./JG-2.

Стоявшая в тот день плохая погода заставила экипажи большинства тяжелых бомбардировщиков отказаться от визита в Сент-Назер - базу немецких субмарин. Но некоторые группы продолжили выполнение поставленной задачи. Над Сент-Назером девятку "Крепостей" перехватили "фокке-вульфы". Fw-190 атаковали тройками на встречном курсе, В первом заходе немцы сбили сразу четыре самолета.

Первый успех далеко не всегда означает успех вообще. 20 декабря на перехват более 100 "Летающих Крепостей" и "Либерейторов" 8-й воздушной армии поднялись все три группы 26-й эскадры и II группа 2-й эскадры. Объектом налета американской авиации являлись крупнейшие во Франции авиаремонтные мастерские люфтваффе в Ромилле-сюр-Сейне. Немцы смогли сбить только пять В-17. Тактика лобовых атак нуждалась в ревизии. При атаке с задней полусферы относительные скорости самолетов были сравнительно невелики, опытный летчик успевал подкорректировать прицел. Теперь же, при атаке на встречных курсах, скорость сближения составляла примерно 900 км/ч - пилоту отводились на прицеливание и стрельбу доли секунды. Если откорректировать курс можно было заранее, то определить точную дистанцию до цели в момент открытия огня не представлялось возможным. Бомбардировщик в сетке прицела вырастал в размерах просто угрожающе - пилот истребителя начинал думать не об определении дистанции, а том, как бы прервать атаку до "соприкосновения" с целью. Эксперименты показали, что подобные инстинкты пилотов частично лечатся - надо только правильно выбрать ракурс атаки. Наилучшим посчитали заход строго на встречном курсе с пологим пикированием под углом 10╟.

Простым решением проблемы определения дальности до цели стала рекомендация летчикам выдерживать постоянный угол ведения стрельбы - требовалось удерживать перекрестие прицела на кабине бомбардировщика. Кроме того, было принято решение увеличить количество одновременно атакующих истребителей. Первый проход следовало делать параллельным со строем бомбардировщиков курсом, после обгона на 4-5 километров выполнялся разворот на 180╟. Атаку на встречном курсе выполняла четверка, дистанция открытия огня - 1000 м. При выходе из атаки летчики не должны были терять визуальный контакт с целью. После каждой атаки боевой порядок возобновлялся. Последний пункт отражал скорее пожелания, нежели реальность воздушного боя. Большинство пилотов выходило из атаки по принципу кто куда, лишь бы побыстрее выскочить из зоны обстрела бортовых пулеметов "крепостей". Собрать группу после такого расхождения - проблема та еще....

На рубеже 1942-43 гг. тактика борьбы с тяжелыми бомбардировщиками была отточена, а линия воздушного фронта между тем переместилась уже непосредственно в небо "тысячелетнего" Рейха. И это несмотря на то, что в дальних рейдах "крепости" лишались своего главного "козыря" - истребительного прикрытия.

И тем не менее налеты продолжались. В 1943 г. воздушные рейды авиации союзников на Германию стали рутинными, почти ежедневными. Победы чередовались с высокими потерями у обеих сторон. Действия тяжелых бомбардировщиков подкреплялись агрессивными рейдами истребителей и истребителей-бомбардировщиков RAF через Ла-Манш. Масштабы войны в воздухе росли.

Одним из первых крупных налетов стал рейд 27 января 1943 г. на Вильгельмсхафен - первый налет самолетов 8-й воздушной армии ВВС США на объекты, расположенные на территории Германии. Началась 30-месячная битва в воздушном пространстве Третьего Рейха.

При отражении налета пилоты Первой истребительной эскадры JG-1 доложили о девяти сбитых бомбардировщиках; впрочем, немецкие летчики завысили свои достижения ровно в три раза: американцы на самом деле потеряли не девять, а три бомбардировщика.

Пока летчики JG-1 отрабатывали на практике приемы борьбы с тяжелыми бомбардировщиками, изменения произошли в соседней JG-26. Здесь в это время шли испытания ряда новых образцов вооружения, в числе которых были 210-мм снаряды "Nebelwerfer", адаптированные к установке на самолет. Это оружие оказалось чересчур большим и тяжелым для одномоторного истребителя.

Летчики эскадры практиковали фронтальные атаки групп бомбардировщиков. Тактика лобовых ударов была официально одобрена командованием люфтваффе как лучший способ борьбы с "крепостями". Увы, летчики не сумели продемонстрировать в полной мере свое мастерство при отражении налета "крепостей" 8-й воздушной армии 13 января 1943 г. Десять из 22 принимавших участие в налете бомбардировщиков В-17 получили повреждения, но только один был сбит. Через десять дней урок грамотного использования новой тактики продемонстрировали ее "отцы" - пилоты JG-2, сбившие пять из 35 "крепостей", бомбивших Лррин.

Из мартовских налетов заслуживают внимания два. 4-го числа объектом удара 71 "летающей крепости" стала сортировочная железнодорожная станция Хэмм, однако из-за плохой погоды на цель вышло только 16 бомбардировщиков, остальные сбросили свой груз на объекты, расположенные на территории Голландии, главным образом - на портовые сооружения Роттердама. "Голландские" В-17 подверглись атаке Fw-190 всех четырех групп 1-й истребительной эскадры, усиленных самолетами из JG-26. Пять фокке-вуль-фов сбили воздушные стрелки "крепостей", но десять В-17 на свои базы не вернулись. Этот налет заставил командование люфтваффе задуматься над системой оценки результативности своих летчиков - критерии поощрения и награждения пилотов, "грудью" шедших на ураганный оборонительный огонь тяжелых бомбардировщиков, летавших в плотных строях - "коробках".

Основой системы учета побед в люфтваффе являлся "пункт" - один сбитый одномоторный самолет. По достижении определенного количества пунктов летчик претендовал на награждение Железным крестом второго класса или Железным крестом первого класса. За сбитый четырехмоторный бомбардировщик стали давать три "пункта" (вот откуда "растут ноги" у легенды о том, что в люфтваффе якобы считали не количество сбитых самолетов, а число моторов на сбитых самолетах. На самом же деле число "пунктов" у немцев никогда не отождествлялось с количеством сбитых самолетов), кроме того, два "пункта" давали за такие повреждения, нанесенные бомбардировщику, что последнему пришлось покидать строй. Один "пункт" давался пилоту, добившему поврежденный бомбардировщик.

Через четыре дня после налета на Роттердам, группа из 1 6 четырехмоторных бомбовозов под прикрытием трех эскадрилий "Спитфайров" выполняла рейд на Роэн. Тяжелые потери союзникам нанесли пилоты JG-26. Ill группа во главе со своим командиром Приллером обрушилась на "Спитфайры" эскорта, в то время как II группа (командиром II./JG-26 недавно был назначен майор Вильгельм-Фердинанд "Ватц" Галланд - средний из трех братьев) атаковала в лоб строй тяжелых бомбардировщиков. Два головных самолета вспыхнули словно факелы, строй остальных нарушился. Самолеты начали в беспорядке сбрасывать бомбы.

Бой 8 марта - исторический: единственный за всю войну случай, когда истребители люфтваффе на 100% сорвали выполнение боевой задачи дневным четырехмоторным бомбардировщикам 8-й воздушной армии ВВС США. Ни один бомбардировщик не долетел до цели.

Через двое суток в воздушных боях над Германией проявился новый фактор - бомбардировщики впервые сопровождали истребители Р-47.

"Тандерболты" принадлежали 4-й истребительной группе ВВС США. В стандартном оснащении "Тандерболты" ненамного превосходили по продолжительности и дальности полета английские "Спитфайры". Зато с дополнительными подвесными топливными баками истребители Р-47 были способны сопровождать тяжелые бомбардировщики на всем маршруте до границ Германии и обратно.

Перед лицом усиления воздушной мощи ВВС США в Европе немцы стали наращивать численность истребителей на западных рубежах Рейха. Метод наращивания - простой, но не самый лучший: переброска истребительных групп с других фронтов. Одна группа Bf 109 прибыла с Восточного фронта и две - со Средиземноморья.

Первые попытки усилить ПВО западных рубежей Третьего Рейха оказались не эффективными, поэтому летом 1943 г. командование люфтваффе приступило к очередной реорганизации. С Восточного фронта и с Юга были отозваны дополнительные истребительные группы, летавшие на "мессершмиттах".

Вновь привлекла внимание отвергнутая в начале года идея монтажа под плоскостями крыльев истребителей реактивных снарядов W.Gr.21. Еще в 1942 г. было сформировано небольшое подразделение из четырех Fw-190, Erprobungskommando-25, предназначенное специально для испытания вооружения, способного бороться с четырехмоторными бомбардировщиками. Теперь это подразделение придали базировавшейся в Щипхоле I./JG-1. Летчикам группы предстояло проверить эффективность 210-мм снарядов в бою.

В одном из первых боевых вылетов, 13 июня, летчики группы сбили 210-мм снарядами три "Крепости", через девять дней - еще четыре. Пять из семи побед, одержанных с помощью нового оружия, записал на свой счет обер-фельдфебель Ганс Лаун. Таким образом, Лаун стал первым "мортирным асом", дав зеленый свет принятию 210-мм снарядов на вооружение истребителей люфтваффе.

Теоретически, вооруженные реактивными снарядами самолеты должны были пробивать бреши в боевом порядке бомбардировщиков, после чего в атаку устремлялись пушечные истребители. Практика же показала следующее: неповоротливые "мортирные" перехватчики легко становились добычей истребителей сопровождения.

Уточнить способы борьбы с тяжелыми бомбардировщиками помогло тщательное изучение случайно оказавшейся в руках немцев "летающей крепости". 12 декабря В-17F "Wulf Hound" из 303-й бомбардировочной группы совершил вынужденную посадку во Франции. Самолет имел лишь незначительные повреждения, его отремонтировали, перекрасили в цвета люфтваффе, а в июле "Крепость" совершила облет немецких аэродромов. Летчики получили возможность детально осмотреть, пощупать своего основного противника в воздушных боях.

Тем временем появилась еще одна напасть: если днем Рейх терзали "Крепости" и "Либерейторы" 8-й воздушной армии ВВС США, то ночью их место стали занимать тяжелые бомбардировщики RAF. Появление последних привело к формированию летом 1943 г. трех подразделений ночных истребителей "Wilde Sau" - "диких кабанов". "Кабаны" - тема интересная, но к "летающим крепостям" отношения почти не имевшая.

Ответ союзников на все потуги немцев был сколь элементарен, столь и эффективен - наращивание численного превосходства. После Рура ночным налетам бомбардировщиков RAF стал подвергаться Гамбург. В четырех налетах на крупнейший порт Германии приняли участие более 3000 самолетов. Огненный шторм пронесся над городом. Между тем в дневное время суток американские бомбардировщики устроили "блиц-неделю": "Крепости" и "Либерейторы" выполнили почти 1250 самолето-вылетов.

12 августа 330 самолетов бомбили объекты, расположенные в западной части Германии. В отражении налета приняли участие самолеты десяти истребительных групп люфтваффе. Летчики доложили о 37 сбитых бомбардировщиках, на самом деле 8-я воздушная армия не досчиталась 25 "Крепостей". Тяжелые бомбардировщики сопровождали "Тандерболты", их летчики сбили в общем-то небольшое количество немецких самолетов - четыре, однако потери ягдгешвадеров оказались гораздо более существенными. Так II./ JG-1 потеряла в бою один истребитель, но шесть самолетов разбились при посадке, а еще шесть получили серьезные повреждения (также на посадке).

Через четыре дня самолеты 8-й воздушной армии обрушили бомбы на Ле-Бурже. Отражая налет, 2-я эскадра понесла тяжелейшие потери: десять летчиков погибли, четверо получили ранения, эскадра лишилась 16 истребителей безвозвратно, пять были повреждены. Менее чем через сутки летчикам-перехватчикам опять предстояли тяжелые испытания.

17 августа 1943 года все способные подняться в воздух бомбардировщики 8-й воздушной армии взяли курс к главным индустриальным центрам южной Германии: самолеты девяти бомбардировочных групп шли на Швейн-фурт, семи - на Регенсбург. Этот рейд стал кульминацией стратегии командования американских ВВС, полагавших, что хорошо вооруженные и сведенные в большие группы бомбардировщики способны самостоятельно, без помощи истребителей сопровождения, отбить в глубине Германии атаки перехватчиков. Окончился рейд полным разгромом.

К концу дня в ходе воздушного сражения было сбито 59 "летающих крепостей". Более половины из этого числа - на счету летчиков JG-1 и JG-1 1; потери немцев - один погибший пилот!

26-я эскадра потеряла два Fw-190, летчиком одного был брат знаменитого немецкого аса Адольфа Галланда обер-лейтенант Вильгельм-Фердинанд Галланд. В первой атаке на возвращавшиеся от Швейнфурта бомбардировщики Вильгельм Галланд возглавил летчиков своей группы. Он сбил две "крепости", прежде чем попал под удар "Тандерболтов". Фокке-вульф командира группы взорвался в воздухе. Тело Галланда нашли спустя два месяца на голландском берегу в четырех километрах от Маастрихта. Все свои 55 побед, в числе которых восемь тяжелых бомбардировщиков, Галанд одержал на Западе.

Напутствуемый фюрером, рейхсмаршал Герман Геринг поздравил летчиков-истребителей с выдающейся победой. Геринг воспарил. Он с возмущением отверг предупреждения старшего Галланда о том, что отныне американские истребители станут сопровождать бомбардировщики и над объектами налетов. Геринг отказался поверить, что три "Тандерболта" были сбиты над Аахеном. Рейхсмаршал устроил Адольфу Галланду форменный разнос:

- Я вам официально заявляю - американские истребители не достигли Аахена! Вы меня поняли? Американских истребителей здесь не было.

Галланд понять самого толстого в мире маршала не мог - среднего брата сбили те самые "американские истребители, которые не могли достигнуть Аахена". Время показало неадекватность восприятия Герингом окружающей Третий Рейх действительности. Прежде чем год завершился, американцы привлекли к сопровождению бомбардировщиков непосредственно над Германией не менее шести истребительных групп "Тандерболтов" и две группы "Лайтнингов".

Через два месяца после Швейнфурта и Регенсбурга благодушное настроение главы люфтваффе сменилось яростью. Истребители ягдгешвадеров не смогли воспрепятствовать 4 октября рейду бомбардировщиков 8-й воздушной армии на Франкфурт-на-Майне. Местный партийный гауляйтер направил протест рейхсмаршалу авиации. Нацистский бонза испытывал совершенно справедливое возмущение - при ясной погоде, в небе не появилось ни одного истребителя люфтваффе. Результатом протеста стал приказ Геринга, касавшийся всех истребительных подразделения сил обороны Рейха:

1. В природе не существует погодных условий, которые могут помешать взлету истребителей!

2. Каждый летчик-истребитель, совершивший посадку на исправном самолете и не добившийся результата в воздушном бою, будет предан суду военного трибунала!

3. Если на самолете закончился боекомплект или отказало оружие, летчик обязан таранить бомбардировщик противника!

Приказ опротестовал генерал-фельдмаршал Эрих Мильх, считавший, что морально летчики могут быть просто раздавлены его содержанием.

Геринг ответил Мильху: "От них (летчиков) требуется открывать огонь с дистанции 400, а не 1000 метров. Они должны сбивать ежедневно 80, а не 20 бомбардировщиков."

Такая реакция командующего люфтваффе стала горьчайшей пилюлей, которую пришлось проглотить летчикам истребительных групп.

Геринг продолжил тему во время предпринятой в конце октября инспекционной поездки на западные аэродромы. В его речах сквозили плохо скрытые угрозы:

- Я не хочу выделять какие-то отдельные группы или штаффели, но я хочу, чтобы вы знали: я не потерплю трусов в моих люфтваффе...Я искореню их!

Насколько отличались слова Геринга от его речей образца 1939 г.

Настроение летчиков, защищавших небо Германии, хорошо передает письмо, написанное командиром JG-1 подполковником Гансом Филиппом своему старому камраду по Восточному фронту:

- Ты не можешь представить себе, насколько здесь тяжело. С одной стороны - мы живем очень комфортабельно: куча баб, которые готовы делать все, что ты захочешь. С другой - исключительно напряженные воздушные бои. Тяжело не только из-за подавляю щего численного превосходства против ника или из-за слишком сильного оборонительного вооружения Боингов, гораздо сложнее менять комфорт мягко го кресла, расслабляющую обстановку на кабину истребителя.

- Можно драться с двадцатью русскими истребителями или даже двадцатью "Спитфайрами", это даже возбуждает, потом можно и пошутить. Когда же атакуешь строй из сорока "Крепостей", пред глазами вмиг проносятся яркой вспышкой все твои последние грехи. С такими ощущениями мне все тяжелее требовать от каждого летчика гешвадера, особенно от самых юных унтеров, чтобы они воевали так же, как я.

Ганс Флипп погиб через четыре дня после того, как написал это письмо.

В начале 1944 г. майор Ганс-Гюнтер фон Корнатцки добился разрешения начать отбор добровольцев в экспериментальное подразделение. Никакой параллели с японскими камикадзе здесь не просматривается, поскольку штурмштаффель-1 формировался совсем не как подразделение самоубийц. Концепция боевого применения базировалась на тактике штурмовых подразделений вермахта, тренированных на ведение рукопашного боя. Командирам люфтваффе рукопашный бой в воздухе представлялся как атака бомбардировщиков в хвост с дистанции пистолетного выстрела плотным строем хорошо вооруженных бронированных истребителей Fw-190. Таран рассматривался только как крайний случай, причем таранить рекомендовалось в случае, если пилот мог воспользоваться парашютом.

Идеи фон Корнатцки были проверены на практике очень скоро. 11 января оберлейтенант Зихарт сбил "Летающую Крепость". Через 19 дней свой личный счет открыл унтер-офицер Вилли Максимоветц, он сбил "Либерейтор". Первые победы способствовали росту уверенности в себе среди личного состава, однако анализ показывал, что более тяжелые "штурмовые" Fw-190 (на 25% по сравнению с обычными) оказались уязвимы от атак истребителей сопровождения бомбардировщиков. Установленная в лобовой части самолета бронезащита "съедала" скорость, что приводило к затягиванию атаки. "Штурмовые" фокке-вульфы сами нуждались в истребительном прикрытии.

Командование ягдваффе слишком долго игнорировало наличие у тяжелых бомбардировщиков истребительного эскорта. Внимание атакующих концентрировалось только на бомбардировщиках. В первые месяцы массированных налетов, когда американские истребители не залетали глубоко в воздушное пространство Германии, такая тактика срабатывала. Даже в случае атаки немцами бомбардировщиков в . присутствии американских или британских истребителей, последние вступали в бой неохотно - горючего хватало на полет по маршруту, но не на схватку. Положение изменилось с появлением обладавших большей продолжительностью полета "Мустангов". Большинство ягдгешвадеров, имевших на вооружении и Fw-190, и Bf 109, пересмотрели свою тактику. Тяжелые "фокке-вульфы" атаковали бомбардировщики, более легкие "мессершмитты" связывали боем эскорт.

Для лучшей координации действий всех средств ПВО Рейха 3 февраля 1944 г. был учрежден Центр управления люфтваффе - Luftwaffenbefehlshaber Mitte. Центр отвечал за ПВО всей территории Великого Рейха - Германии и Австрии. Американцы, как всегда, ответили на организационные потуги немцев физическим наращиванием воздушной мощи.

20 февраля более 1000 тяжелых бомбардировщиков атаковали авиационные заводы центральной и восточной Германии, началась так называемая "Большая неделя". "Большая неделя" ознаменовала конец эпохи, в которой люфтваффе имело возможности концентрировать силы на отражении единственного налета. Отныне силы перехватчиков стали просто сминаться огромным численным превосходством американской авиации. Многие ягдгешвадеры в неофициальном порядке отказались от лобовых атак, вернувшись к проверенному методу "пикирование - набор высоты свечой", который давал шанс летчикам остаться живыми после атаки, при этом вероятность поражения цели сохранялась достаточно высокой.

Тем не менее немецкие истребители продолжали собирать кровавую жатву. Так, 22 февраля был сбит 41 бомбардировщик, через два дня - 44. Но эти успехи дорого обходились самим немцам: львиную часть людских потерь ягдгешвадеров составляли молодые неопытные летчики, которые гибли в первом или втором боевом вылете.

Даже в таких условиях, в отдельных налетах американцы встречали яростное противодействие. К примеру, налет 6 марта на Берлин отражали истребители 25 групп и ряда отдельных истребительных подразделений. Тогда было сбито не менее 69 тяжелых бомбардировщиков ценой гибели 36 летчиков люфтваффе, еще 27 пилотов получили ранения. Одним из отличившихся стал командир 7./JG-11 обер-лей-тенант Хуго Фрей. Фрей сбил четыре "Крепости", при атаке пятого бомбардировщика его самолет получил повреждения, сорвался в нисходящую спираль и рухнул на поле недалеко от границы с Голландией.

Командование люфтваффе старалось увеличить в дневных истребительных эскадрах сил обороны Рейха количество Fw-190. К дневной деятельности привлекли три ночные группы "Wilde Sau", с Восточного фронта была отозвана III./JG-54, a I./JG-26 перевооружили с Bf.109 на Fw-190. Началась работа по формированию на базе штурмштаффеля полноценной истребительной эскадры.

Однако американские истребители сопровождения хорошо знали свое дело и буквально "вычищали" небо на пути следования "крепостей". Весной 1944 г. количество опытных пилотов люфтваффе сократилось до критического уровня.

В середине мая 1944 г. командование люфтваффе в очередной раз решило усилить силы ПВО рейха. Девизом этой попытки запросто могла стать русская поговорка "с мира по нитке": все истребительные группы, действовавшие на Восточном фронте и Средиземноморье, выделяли из своего состава для борьбы с американскими бомбардировщиками по одному полноценному штаффелю. Затейливый процесс тасования штаффелей привел к тому, что теперь помимо "смешанных" эскадр появились "смешанные" группы, имевшие на вооружении как Fw-190, так и Bf.109.

В первую неделю июня в небе Германии наступило относительное затишье: 8-я воздушная армия сфокусировала свое внимание на Франции. Подготовка вторжения в Нормандию вступила в завершающую фазу, а для авиации операция де-факто уже началась.

После переброски в Нормандию нескольких эскадр из сил обороны Рейха в Германии осталась одна единственная истребительная группа, вооруженная Fw-190 - II./JG-300. Сформированная как ночная группа, "Wilde Sau" с начала 1944 г. II./JG-300 действовала исключительно днем.

Авиация 8-й воздушной армии ВВС США сконцентрировала свои усилия на германских заводах по производству синтетического горючего. В этот период силы обороны Рейха состояли из вышеупомянутой II./JG-300, оснащенной "фокке-вульфами"; двух групп той же 300-й эскадры, которые были вооружены истребителями Bf. 109, и пяти групп тяжелых двухмоторных истребителей типа Bf-1T 0 и Ме-410. Возобновление массированных налетов тяжелых бомбардировщиков после краткой передышки представляло величайшую угрозу военной машине Гитлера.

Не имея достаточного для отражения атак четырехмоторных самолетов количества истребителей, командование люфтваффе стянуло к заводам огромное количество зенитных пушек, но зенитная артиллерия прикрыть промышленные объекты от бомбежек не смогла.

Группа IV./JG-3 в отличие от трех других, вооруженных истребителями Bf. 109, групп 3-й эскадры не была направлена в Нормандию. IV группу выбрали в качестве экспериментальной для дальнейшей отработки штурмовой тактики майора фон Корнатцки. Группа базировалась в Зальцведеле, ее вооружили истребителями Fw-190A-8 в варианте "Sturmbock". Самолеты получили дополнительную бронезащиту кабины летчика и отсеков боекомплекта, бронестекла монтировались не только на козырьке фонаря кабины, но и по его бокам. Вооружение включало две 30-мм пушки МК-108, чьи снаряды обладали огромной разрушительной силой, особенно при стрельбе с короткой дистанции: трех попаданий хватало, чтобы сбить четырехмоторный бомбардировщик.

Период обучения личного состава первой Штурмгруппы завершился в конце мая 1 944 г. По этому поводу состоялась церемония. Все 68 летчиков группы выстроились перед ангаром, чтобы послушать зажигательную речь командира группы гауптмана Моритца:

- Мы клянемся защищать небо Рейха в соответствии с принципами Штурмгруппы. Мы знаем, что будучи летчиками Штурмгруппы, должны особым образом оборонять от врага народ Фатерлянда.

- Мы осознаем, что в каждом вылете будем контактировать с четырехмоторными бомбардировщиками. Мы будем атаковать с кратчайших дистанций, а в случае неудачной атаки - таранить врага.

На практике очень немногим летчикам довелось выполнить таран. Половина из них погибла, половине удалось спастись на парашютах. К примеру, командир 14.(Sturm)/JG-3 обер-лейтенант Вернер Гертц был сбит не менее 11 раз! 2 ноября 1944 г. он таранил "Летающую Крепость" над Галле, после чего снова воспользовался парашютом. На сей раз парашют не открылся. Вернер Гертц сбил 30 самолетов противника, из них пять четырехмоторных бомбардировщиков.

Излюбленной тактикой "штурмовиков" была атака сзади в плотном строю звена. Все четыре самолета наносили удар по одному бомбардировщику, приказ на одновременное открытие огня отдавал командир звена. Иногда истребители атаковали бомбардировщик в лоб - менее популярный у летчиков маневр. В этом случае вести прицельный огонь имел возможность лишь летевший впереди всех командир звена, у остальных летчиков просто не хватало времени на одновременное прицеливание и 'выдерживание строя.

В случае атаки из задней полусферы медлительные "Sturmbocke" представляли собой заманчивую цель для истребителей сопровождения, поэтому их прикрывали "мессершмитты" из двух других групп 3-й эскадры.

Первый удачный боевой вылет "штурмовиков" состоялся 7 июля 1944 г. на отражение налета 1100 бомбардировщиков 8-й воздушной армии, которые сопровождало 750 истребителей. Армада наносила удар по объектам нефтеперерабатывающей промышленности, расположенным в центральной части Германии. Прикрытие "фокке-вульфов" из IV.(Sturm)/JG-3 гауптмана Моритца осуществляли две группы Bf. 109. За день американцы потеряли 28 четырехмоторных бомбардировщиков, в основном - от действий летчиков Моритца. Потери IV.(Sturm)/ JG-3 составили девять самолетов и пять пилотов.

Для того периода действия истребителей 7 июля выглядели огромным успехом, поэтому немедленно началось формирование еще двух штурмовых групп. Первой из них стала II./JG-300, перевооруженная на Fw-190A-8 "Sturmbock" уже до конца июля. В августе была сформирована II./JG-4, ядром которой стал Штурмштаффель-1 майора фон Корнатцки. Командиром группы назначили самого "отца штурмовой идеи".

Американцы нашли свой ответ на новую тактику люфтваффе. Как уже говорилось, все американские "ответы" не блистали оригинальностью, при этом оставались чрезвычайно эффективными. Американцы просто добивались численного преимущества. Дополнительные группы истребителей сопровождения появились на флангах и в задней полусфере строя бомбардировщиков. Чаще всего американцам удавалось не допустить штурмовые Fw-1 90 к бомбардировщикам. В августе на каждый сбитый тяжелый бомбардировщик ВВС США приходился один погибший летчик-истребитель люфтваффе.

Невзирая на потери, штурмовые атаки против тяжелых бомбардировщиков продолжались и прекратились только в первые недели 1945 г.

В сентябре с Восточного фронта в Германию была переброшена IV./JG-54. За три недели боев с самолетами 8-й воздушной армии эта группа потеряла 30 летчиков, одержав всего десять побед в воздушных боях.

Впрочем, вскоре периметр Великого Германского Рейха сжался настолько, что термины "Запад" и "Восток" для 1945 г. применимы лишь условно. Остатки истребительных групп могли в одном полете сначала штурмовать наступающие части Красной Армии, а потом атаковать американские тяжелые бомбардировщики. Процесс распада ягдваффе активизировался в марте 1945 г. Одно за другим исчезали подразделения, доминировавшие в небе Франции, сражавшиеся в Северной Африке, противостоявшие авиации союзников над Анцио и наносившие тяжелые поражения зачаткам 8-й воздушной армии. Появившиеся в небе реактивные истребители уже никоим образом не могли повлиять на исход войны в воздухе. Битву за небо Рейха люфтваффе проиграли.






Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100