главная история авиации авиация второй мировой
   ВВС Эстонии во Второй Мировой
             
         n Михаил Зефиров  

 

21 июля 1940 г. было объявлено об образовании Эстонской Советской Социалистической Республики, Латвийской Советской Социалистической Республики и Литовской Советской Социалистической Республики, которые сразу же обратились в Верховный Совет СССР с просьбой принять их в состав Советского Союза. Естественно, что их просьба была удовлетворена. 3 августа в состав СССР была принята Литовская ССР, 5 августа - Латвийская ССР и 6 августа - Эстонская ССР.

Если до этого ведущие западные страны поддерживали политику Москвы в отношении прибалтийских республик, то включение их в состав СССР было расценено как аннексия, как проявление ╚имперских амбиций коммунистического тоталитарного государства╩ и как попытка ╚множить число советских республик╩. В результате резко ухудшились отношения Советского Союза с Англией и США, т. е. с теми странами, которые являлись его потенциальными союзниками. И произошло это в тот момент, когда все явственнее обозначались противоречия в отношениях Советского Союза с Третьим рейхом. Включение Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР было крупной политической ошибкой с далеко идущими последствиями и в отношении народов Прибалтики. Поспешное внедрение модели сталинского социализма настолько негативно отразилось на внутриполитической ситуации в этих республиках, что его последствия сказываются и в наши дни.

Уже 11 июля 1940 г. приказом наркома обороны СССР маршала С. К. Тимошенко на территории Литвы и Латвии был образован Прибалтийский военный округ. Однако уже 17 августа в него была включена и территория Эстонии, после чего округ получил наименование Прибалтийского особого военного округа.

В приказе наркома обороны ╧ 0191 от 17 августа 1940 г. среди прочего, говорилось:

╚Центральным Комитетом ВКП(б) и Советом Народных Комиссаров по вопросу о преобразовании армий в Эстонской, Латвийской и Литовской ССР принято следующее решение:

1. Существующие армии в Эстонской, Латвийской и Литовской ССР сохранить сроком на один год, очистить от неблагонадежных элементов и преобразовать каждую армию в стрелковый территориальный корпус, имея в виду, что комсостав закончит за этот срок усвоение русского языка и военную переподготовку, после чего территориальные корпуса заменить экстерриториальными, формируемыми на общих основаниях...

Во исполнение изложенного приказываю:

1. Командующему войсками Прибалтийского военного округа генерал-полковнику Локтионову поставить в известность правительства Эстонской, Латвийской и Литовской ССР об образовании Прибалтийского особого военного округа для руководства войсками, располоэ!сениыми на территории Эстонской, Латвийской и Литовской ССР...

5. Совместно с правительствами союзных советских республик проверить и очистить от неблагонадежных элементов кадры эстонской, латвийской и литовской армий. На командный состав эстонской, латвийской и литовской армий, как на подлежащий оставлению в армии, так и на неблагонадежный, подлежащий увольнению из армии, выслать личные дела в Управление кадров Красной Армии...

13. Указанные оргмероприятия закончить к 20 сентября 1940 г.╩.

В результате в конце августа 1940 г. на основе частей эстонской национальной армии был сформирован 22-й территориальный (эстонский) стрелковый корпус РККА под командованием генерал-майора А. С. Ксенофонтова. В его состав вошли 180-я и 182-я стрелковые дивизии, 614-й артиллерийский полк, 415-й отдельный батальон связи, а также несколько частей и подразделений инженерно-технического обеспечения. При этом все солдаты и офицеры сохранили форму эстонской армии образца 1936 г., на которую были нашиты советские знаки различия.

В сентябре 1940 г. в 22-й эстонский стрелковый корпус была включена и 22-я эскадрилья (22-й корпусной авиаотряд), укомплектованная пилотами бывшей эстонской авиации. Она имела семь самолетов Hawker ╚Hart╩ и пять Henschel Hs-126B. Остальные эстонские гражданские и военные самолеты, включая Ju-52/тЗ, ранее принадлежавшие эстонской национальной авиакомпании, были перегнаны на территорию России.

При этом надо отметить, что летом 1939 г. эстонская военная авиация едва не получила английские истребители ╚Спитфайр╩ Мк.1. 2 марта 1939 г. правительство буржуазной Эстонии заключило с фирмой ╚Виккерс-Супермарин╩ (Wikkers Supermarme) контракт на поставку двенадцати таких самолетов на сумму 151255 фунтов стерлингов. Первые два самолета должны были быть переданы к 31 августа того же года, следующие два - к 29 февраля 1940 г. и оставшиеся восемь - к 30 июня 1940 г.

Уже к 11 июля 1939 г. к отправке в Эстонию были готовы ╚Спитфайры╩ Mk.I L1046 и L1037, которые были соответственно 260-м и 261-м серийными самолетами этого типа. Однако из-за общей нестабильности ситуации, сложившейся в Европе к концу лета, английское правительство сначала приостановило выполнение контракта, а затем 13 сентября 1939 г. разорвало его и реквизировало оба первых ╚Спитфайра╩, предназначавшихся Эстонии.

В октябре 1940 г. в 22-м эстонском стрелковом корпусе, в т. ч. и в 22-й эскадрилье, начались занятия и учения по уставам и наставлениям РККА. В декабре всему эстонскому командному составу бывшей эстонской армии, зачисленному в кадры Красной Армии, были присвоены советские воинские звания, а 23 февраля 1941 г. личный состав корпуса принял советскую воинскую присягу.

Однако обстановка в Эстонии только внешне была спокойной. Практически сразу же после установления советской власти и включения в состав СССР в ней началось искоренение ╚классовых врагов╩. К лету 1941 г. тысячи эстонцев, в основном представители местной буржуазии и зажиточного крестьянства, были арестованы органами НКВД, а их имущество конфисковано. Естественно, что подобные действия могли вызвать среди местного населения только неприятие новой власти. Один из пилотов 22-й эскадрильи вспоминал: ╚Преобладающим настроением в эскадрилье, так же как и везде вокруг, было чувство безнадежности. Аресты были ежедневным явлением, и никто не знал - что будет завтра╩.

К июню 1941 г. численность войск Прибалтийского особого военного округа достигла 650 тыс. чел. Согласно плану его командования, 22-й эстонский стрелковый корпус, входивший в состав 27-й армии генерал-майора Н.Э. Берзарина, в случае начала войны предполагалось использовать для обороны побережья Финского залива от г. Хапсалу (ныне г. Хаапсалу) до г. Нарва, а также для защиты о. Даго (ныне о. Хийумаа). 22 июня Третий рейх напал на Советский Союз. Уже 24 июня вошли в Вильнюс части вермахта и продолжали быстро продвигаться в направлении Ленинграда. Это заставило советское командование изменить свои планы, и 26 июня 22-й эстонский корпус получил приказ сосредоточиться в районе г. Порхова, в 72 км восточнее Пскова, чтобы к 29 июня организовать оборону вдоль шоссе Подсевы - Славковичи - Махновка.

Одновременно пилотам 22-й эскадрильи было приказано отбыть в Россию, как официально было подчеркнуто, ╚для переподготовки╩. Однако большинство эстонского летного персонала так и не выполнили этого приказа.

Реми Милк (Remi Milk) вспоминал: ╚27 июня 1941 г. мы получили приказ отправиться на поезде в Россию. Мы - 85% летного персонала (около 45 человек) - ушли в лес и как ╚лесные братья╩ сражались с оккупантами╩. Надо отметить, что ╚лесные братья╩, которыми стали называть партизан из числа местного населения, очень активно действовали против советских частей и освободили от них отдельные районы Эстонии еще до того, как туда пришли немецкие части.

Вопреки ожиданиям и надеждам эстонцев, власти Третьего рейха и не думали о том, чтобы вернуть прибалтийским республикам независимость. Еще 2 апреля 1941 г. в меморандуме т. н. уполномоченного по централизованному решению проблем восточноевропейского пространства в разделе ╚Эстония, Латвия, Литва╩ говорилось:

╚Следует решить вопрос, не возложить ли на эти области особую задачу как на будущую территорию немецкого расселения, призванную ассимилировать наиболее подходящие в расовом отношении местные элементы...

Необходимо будет обеспечить отток значительных слоев интеллигенции, особенно латышской, в центральные русские области, затем приступить к заселению Прибалтики крупными массами немецких крестьян... чтобы через одно или два поколения присоединить эту страну, уже полностью онемеченную, к коренным землям Германии╩.

В результате Эстония стала частью рейхскомиссариата ╚Остланд╩ (Reichskommissariat Ostland), в состав которого были также включены Литва и Латвия. Однако, несмотря на это, много эстонцев и далее сражались в составе немецких частей, поскольку считали коммунизм своим главным врагом и все еще не теряли надежды в какой-либо форме добиться свободы и независимости для своей страны. Один из них затем сказал: ╚К сожалению, эстонцы, которые хотели защищать свою родину от коммунистической России, оолэ/сны были делать это в немецкой форме, но тем не менее с голубо-черно-белой эмблемой на рукаве и свободной Эстонией в сердце╩.

Создателем эстонского летного подразделения стал офицер абвера и спортивный пилот гауптман Герхард Бушманн (Gerhard Buschmann). Он был остзейским немцем и, родившись в Таллине, всегда в рамках своих возможностей помогал эстонцам. Первоначально Бушманн хотел сформировать такое подразделение в составе финской авиации, однако этого не получилось, так как финны боялись осложнений, которые могли из-за этого возникнуть в их отношениях с Третьим рейхом.

Тот факт, что аэроклуб Эстонии сумел сохранить пять самолетов: четыре РТО-4 и один RWD-8, навел Бушманна на мысль попробовать сформировать эстонскую эскадрилью прямо на месте - в Эстонии. Однако это можно было сделать только с согласия немецких оккупационных властей. Поскольку Бушманн имел хорошие связи, ему удалось добиться поддержки своего проекта со стороны командующего 1 -м воздушным флотом Люфтваффе генерал-оберега Альфреда Келлера (Alfred Keller) и адмирала Восточной части Балтийского моря (Admirals Osthsche Ostsee), которые согласились с идеей создания небольшой ╚частной╩ эскадрильи для патрулирования побережья и морской разведки в прибрежных водах. Однако ни Люфтваффе, ни Кригсмарине еще не были готовы взять такую эскадрилью на свое содержание, и потому Бушманну требовалось найти еще одного союзника, который пошел бы на это. Наконец, начальник службы СС и полиции Эстонии согласился признать подобную эскадрилью в качестве ╚отряда полиции╩.

Бушманну удалось добиться создания действительно необычной эскадрильи, которая стала известна как ╚особая эскадрилья Буш-манна╩ (Sonderstaffel Buschmann). Она получала боевые задания от Кригсмарине, самолеты, топливо и запчасти - от Люфтваффе, а продовольствие и денежное содержание для персонала - от службы СС. Самолеты эскадрильи имели обычные бортовые обозначения Люфтваффе, и только коки винтов были окрашены в национальные эстонские цвета-голубой-черный-белый.

Окончательное разрешение на сформирование эскадрильи Буш-манн получил 12 февраля 1942 г., и четыре эстонских РТО-4 начали совершать полеты над Финским заливом. Самолеты не были оборудованы радиостанциями и не имели бортового вооружения. Их пилоты были одеты кто как - одни имели форму Люфтваффе без знаков различия, другие носили эстонскую военную форму периода до 1940 г., а третьи вообще были в гражданской одежде.

К началу лета 1942 г. в ╚особой эскадрилье Бушманна╩ имелись: четыре РТО-4 (бортовые номера SB+AA, SB+AB, SB+AC и SB+AD), один Miles ╚Magister╩ (SB+AF), один De Havilland DH-89A ╚Dragon Rapide╩ (SB+AH) и один RWD-8 (SB+AJ). В дополнение к ним немцы передали эскадрилье еще четыре Stampe SV-5. Это были бельгийские учебные бипланы, десять из которых в свое время были собраны по лицензии в Латвии. Однако вскоре выяснилось, что Stampe SV-5 совершенно непригодны для полетов над морем, и потому они уже тем же летом были заменены немецкими Не-60.

Тем временем гауптман Бушманн делал все возможное, чтобы обеспечить свою эскадрилью новыми самолетами. Так, в Германии он ╚откопал╩ гидросамолеты-разведчики Arado Ar-65, которые первоначально предназначались для Чили, но которые теперь из-за войны невозможно было доставить в Южную Америку. Бушманну удалось добиться, чтобы эти самолеты были переданы эстонским пшютам. Он также пытался решить вопрос и с вооружением эскадрильи истребителями Bf-109T, которые должны были базироваться на немецком авианосце ╚Граф Цеппелин╩, чье строительство было заморожено, но Люфтваффе отказались предоставить их эстонцам.

Казалось, все шло хорошо и ╚особая эскадрилья Бушманна╩ постепенно превратилась в ╚особую группу╩, когда осенью 1942 г. Гитлер неожиданно распорядился расформировать ее. Тот факт, что она действовала в интересах Кригсмарине, а также то, что эстонцы получали самолеты от Люфтваффе, как равноправные союзники, вызвал и у рейхсмаршала Геринга ярость. Воспользовавшись недоверием Гитлера к своим союзникам, он добился приказа о расформировании группы Бушманна.

К началу 1943 г., когда было принято окончательное решение о роспуске эстонской авиагруппы, в ее составе было 50 самолетов и примерно 200 чел. персонала. При этом надо отметить, что распоряжение Гитлера так до конца никогда не было выполнено. Различные немецкие инстанции в Прибалтике и не в последнюю очередь командование Кригсмарине были заинтересованы в дальнейшем существовании такого подразделения, которое теперь формально подчинялось связной авиагруппе специального назначения (Nachrichten und Verbindungsfliegergruppe z.b.V.).

Тем временем гауптман Бушманн предпринимал меры по форсированному включению своей группы в состав Люфтваффе. Наконец, весной 1943 г. ему удалось достичь своей цели. И хотя еще с июля 1942 г. ╚особая эскадрилья Бушманна╩ фактически входила в состав Люфтваффе в качестве 15./Aufkl.Gr.l27 (See), лишь теперь состоялся официальный прием эстонских пилотов на службу в Люфтваффе.

В апреле 1943 г. была сформирована Aufkl.Gr. 127 (See)1 во главе с гауптманом Бушманном. В ее состав вошли три эскадрильи, однако из них только 1./Aufkl.Gr. 127 (See) была оснащена гидросамолетами Аг-65, которые базировались на оз. Юлемисте (Ulemiste), примыкавшем к южным и юго-восточным окраинам Таллина. Две другие эскадрильи - 2./Aufkl.Gr. 127 (See) и З./Aufkl.Gr. 127 (See) - были вооружены самолетами Не-50.

Недостатка в добровольцах для вновь созданной эстонской авиагруппы не было. Среди них был и Вальдо Рааг (Valdo Raag), родившийся в 1925 г. Он затем вспоминал: ╚В июне 1943 г. я добровольцем вступил в немецкие Люфтваффе. Почему? Это не так просто объяснить. Вероятно, потому, что в демократической республике Эстония я был воспитан в духе патриотизма и не мог вынести советскую оккупацию Эстонии в 1940 г. После того как сразу с начала войны несколько человек были арестованы и казнены, молодежь Эстонии была готова при первом же случае вступить в борьбу против коммунизма. И этот случай представился в 1943 г., когда в вермахте были созданы несколько эстонских подразделений. Я случайно прочитал в газете сообщение об эстонских летчиках в немецких Люфтваффе. Это так меня заинтересовало, что я решил вступить в Люфтваффе╩.

Однако, ради справедливости, надо отметить, что не только добровольцы служили в эстонской авиагруппе. В 1943 г. в Эстонии началась мобилизация на немецкую военную службу молодых людей 1919 - 24 гг. рождения. Среди призванных был Бенно Абрам (Benno Abram), родившийся в 1923 г.: ╚Свой призыв в 1943 г. я встретил без энтузиазма, по в то же время понимал, что обязан защищать свою эстонскую родину╩. После нескольких крупных поражений вермахта на Восточном фронте, многие эстонцы, и среди них Абрам, опасались повторной оккупации Эстонии советскими войсками и хотели защищать свою страну.

Аг-65 из 1 ./Aufkl.Gr. 127 (See) совершали патрульные полеты над финским заливом. Они наблюдали за поставленными минными заграждениями и вели поиск советских подводных лодок, пытавшихся прорваться сквозь них. Это было нелегкой задачей, но тем не менее эстонские экипажи справлялись со своей задачей и немецкие и финские корабли неоднократно атаковали советские подлодки, обнаруженные ими.

4 июня 1943 г. командир немецкого минно-поискового соединения ╚Восток╩ (Minenversuchverbande Ost) сообщал, что с 21 мая по 1 июня на основе данных экипажей 1./Aufkl.Gr. 127 (See) его корабли потопили пять подводных лодок: 21 мая - в квадрате 6015, 22 мая - в квадрате 5018,26 мая - в квадрате 4016, 28/29 мая - в квадрате 5019 и 1 июня - в квадрате 4019. В действительности Балтийский флот в этот период потерял лишь две подлодки: 26 мая в районе о. Вайндло, в 100 км северо-восточнее Таллина, была потоплена Щ-408, а 1 июня в Финском заливе заливе погибла Щ-406.

В то же время Не-50 из 2./Aufkl.Gr. 127 (See) и З./Aufkl.Gr. 127 (See) были переброшены на Восточный фронт, где в качестве ночных легких бомбардировщиков участвовали в боях в районе Ленинграда, южнее озера Ильмень и в районе реки Ловать.

В июле 1943 г. Aufkl.Gr. 127 (See) была переименована в 127-ю морскую разведывательную авиагруппу (Seeaufklarungsgruppe 127, сокр. SAGr.127). Соответственно и ее эскадрильи получили новые обозначения: 1./Aufkl.Gr. 127 (See) - 1./SAGr.127, 2./Aufkl.Gr.l27 (See) - 2./SAGr. 127 и 3 ./Aufkl.Gr. 127 (See) - 3./SAGr. 127.

18 октября 1943 г. на аэродроме Йыхви (Johvi), в 44 км западнее Нарвы, на базе штаба и двух эскадрилий SAGr. 127 была сформирована NSGr. 11 (estnisch)1 под командованием гауптмана Пауля Лех-манна (Paul Lehmann). I ./NSGr. 11 была создана на базе 2./SAGr. 127, a 2./NSGr. 11 -на основе 3./SAGr. 127.

1 ./SAGr. 127 под командованием обер-лейтенанта Вильяма Лаа-нэкёрба (William Laanekorb), оснащенная гидросамолетами Аг-65,  сохранила свое обозначение и уже в качестве отдельной эскадрильи продолжала совершать разведывательные полеты над Финским заливом

Летные качества эстонских пилотов и их боевая готовность были высокими, что признавалось как командованием Кригсмарине, так и командованием Люфтваффе. Так, 6 января 1944 г. командующий 1-м воздушным флотом Люфтваффе генерал авиации Курт Пфлюг-бейл (Kurt Pflugbeil) направил личному составу 1 /SAGr.127 письменную благодарность. В ней, в частности, говорилось:

╚В ходе тысячи боевых вылетов против нашего общего врага эскадрилья продемонстрировала образцовое исполнение поставленных задач и высокие летные качества. За смелость и неутомимость, проявленные при выполнении заданий, я выражаю летному, а также наземному персоналу благодарность и свою личную признательность╩

В сентябре 1943 г. в латвийском городке Гробиня, в 7 км восточнее Лиепаи1, для подготовки эстонского и латышского летного и технического персонала был создан специальный учебный центр во главе с майором Люфтваффе Вальтером Эндресом (Walter Endres). Первыми учебный курс там прошли эстонские пилоты, числившиеся в резерве, которые затем были включены в NSGr 11 (estnisch), обучение же новых пилотов началось в Гробиня в ноябре

Это позволило 27 декабря 1943 г. на аэродроме Йыхви сформировать 3 ./NSGr. 11, которая была оснащена самолетами Аг-66.

В январе 1944 г. на основе учебного центра в г. Гробиня была сформирована учебно-боевая ночная авиагруппа ╚Прибалтика╩ (Erg NSGr. Ostland) под командованием майора Эндреса, при этом большая часть инструкторов в ней были эстонцами. К июню 1944 г. в Erg NSGr. Ostland было подготовлено 26 чел. летного персонала

Несколько эстонских курсантов были кратковременно командированы в боевые подразделения Люфтваффе для получения дополнительного опыта. Среди них был и Арво Путмакер (Arvo Putmaker). Он родился 8 сентября 1921 г. в Таллине и учился в тамошней высшей технической школе, когда в марте 1943 г. был мобилизован на военную службу. Пройдя трехмесячные курсы бортстрелков, Путмакер успел совершить в составе 1 ./SAGr. 127 несколько боевых вылетов на Аг-65.

Он вспоминал: ╚Меня и моего друга (мы лучшими из тринадцати человек окончили курсы бортстрелков), а вслед за нами еще троих, командировали в Псков, чтобы в составе немецких эскадрилий набраться опыта. Я и мой друг были посланы на аэродром Дно, в 100 км восточнее Пскова, где находилась 3-я эскадрилья дальней авиаразведки (S.Fernauklarungsstaffel), оснащенная Ju-88. Еще двое из нас такэюе были посланы в эскадрильи дальних разведчиков Ju-88, а пятый остался в Пскове, где базировались Do-217 из дальней ночной разведывательной эскадрильи╩.

11 августа 1944 г. в соответствии с приказом Nr. 12042/44 генерал-квартирмейстера Люфтваффе вместо Erg.NSGr. Ostland были сформированы учебно-боевая авиагруппа ╚Эстония╩ (Erg. Fliegergruppe Estland) и учебно-боевая авиагруппа ╚Латвия╩ (Erg. Fliegergruppe Lettland). Для их оснащения были выделены 16 самолетов Ви-131 и 16 Аг-66 и Go-145, еще три самолета Go-145 предназначались для отработки полетов по приборам, а три Аг-66, оснащенных бомбодержателями, -для обучения атакам наземных целей.

Репутация, которую заработали себе пилоты из Прибалтики, привела к тому, что генерал-квартирмейстер Люфтваффе своим приказом Nr. 10570/44 от 31 мая 1944 г. распорядился сформировать в рамках 1-го воздушного флота по одной эстонской и латвийской истребительной эскадрилье. Уже в июне две группы, в которые вошли по пять пилотов из NSGr. 11 (estnisch), отправились в Германию для подготовки в качестве летчиков-истребителей.

В составе первой группы были: обер-лейтенант Карл Луми (Karl Lumi), обер-лейтенант Лембит Райдаль (Lembit Raidal), обер-лейтенант Йохн Сепа (John Sepa), лейтенант Юри Кукк (Juri Kukk) и обер-фенрих Аксель Кесслер (Aksel M. Kessler), а во вторую группу вошли: обер-лейтенант Эдгар Мартенсен (Edgar Martensen), обер-лейтенант Анатоль Ребане (Anatol Rebane), обер-лейтенант Альберт Ваарт (Albert Vaart), лейтенант Вольдемар Эллер (Voldemar Eller) и лейтенант Харри Колло (Harri Kollo). Затем трое из них -обер-лей-тенанты Эллер и Райдаль, а также лейтенант Кукк1 - погибли в ходе летной подготовки в результате аварий самолетов.

В феврале 1944 г. NSGr. 11 (estnisch) получила около двадцати самолетов Fokker С. VE, которые ранее принадлежали датской авиации и затем были конфискованы немцами. С июля группа базировалась около поселка Рахкла (RahkJa), в 28 км юго-восточнее Раквере, откуда продолжала совершать боевые вылеты в район Нарвы.

Летом 1944 г. по мере продвижения советских войск район боевых вылетов NSGr. 11 (estmsch) начал перемещаться от Нарвы к Тарту. Одновременно и сама группа меняла место своего базирования. Сначала она действовала с аэродрома в районе поселка Адавере (Adavere), в 62 км северо-западнее Тарту, а затем с аэродрома Кяревере (Karevere), расположенного уже в 16 км северо-западнее Тарту. Из-за нехватки горючего самолеты NSGr. 11 (estnisch) не могли совершать много боевых вылетов, что вызывало среди эстонских пилотов, хотевших защищать свою родину, недоумение и гнев.

29 июля советские войска, нанеся удар в направлении Риги, отрезали части немецкой армейской группы ╚Север╩, находившиеся в Эстонии и Латвии. В середине сентября немецкие войска начали оставлять территорию Эстонию, постепенно отходя к Риге. NSGr. 11 (estnisch) и 1 ./SAGr. 127, которые к этому времени совершили около семи тысяч боевых вылетов, получили приказ перебазироваться на территорию Латвии.

18 сентября NSGr. 11 (estnisch), в которой имелись 17 Не-50, 13 Аг-66 и 7 Fokker C.VE, прибыла на аэродром Бломе (Blome), в 7 км западнее г. Смилтене (Smiltene). Однако группа там долго не задержалась и уже 24 сентября перелетела сначала на аэродром около литовского поселка Тиркшляй (Tirksliai), а затем в Либау (Лиепая).

22 сентября 1944 г. приказ перебазироваться из Таллина в Пиллау (ныне г. Балтийск Калининградской обл.) получила и 1 ./SAGr. 127. К этому времени большинство эстонских пилотов уже не видели никакого смысла в продолжении борьбы. Эстония, за свободу которой они сражались, была снова оккупирована советскими войсками, что означало для них конец войны. Несколько эстонских экипажей решили перелететь в нейтральную Швецию и в тот же день сразу три Аг-95 из 1 ./SAGr. 127: W.Nr.2346 ╚6R+LL╩, W.Nr.2350 ╚6R+BL╩ и W.Nr.2351 ╚6R+UL╩, вместо Пиллау приземлились на шведской территории. При этом Ar-65 W.Nr.2346 ╚6R+LL╩1, который пилотировал лейтенант Реми Милк, сел недалеко от Стокгольма.

Интересно, что затем, в ноябре 1944 г., там же, в Стокгольме, с Милком встретился военно-воздушный атташе при посольстве Третьего рейха в Швеции. В ходе этой довольно необычной беседы немецкий офицер попытался убедить Милка вернуться в Германию. Он сообщил Милку, что тот якобы награжден Железным Крестом 1-го класса, Золотым Знаком за боевые вылеты, что ему присвоено звание обер-лейтенанта и что его ждут в эстонской авиагруппе. Трудно сказать, были ли сведения относительно награждения Милка и его производства в обер-лейтенанта верными, но то, что к тому моменту в Люфтваффе уже не существовало ни одного самостоятельного эстонского авиационного подразделения, известно совершенно точно.

После того как 1 октября 1944 г. в Швецию перелетели два самолета из NSGr. 11 (estnisch): Fokker С. VE ╚3 W+OL╩ и He-50 W.Nr. 1260 ╚3W+NO╩, начальник штаба 1-го воздушного флота Люфтваффе генерал-майор Клаус Зигфрид Уебе (Klaus Siegfried Uebe) отдал приказ о запрете полетов всех эстонских самолетов. 4 октября в секретной радиограмме Nr.4383/44, отправленной в Главное командование Люфтваффе, он писал:

╚Последовавшие в последние дни перелеты самолетов эстонских эскадрилий в Швецию, указывают прежде всего на то, что после потери Эстонии теперь очень рискованно использовать эти подразделения в боях. В качестве первоочередной меры все эстонские авиационные подразделения 1-го воздушного флота получили запрет на полеты. Поставка горючего им прекращена. Ходатайствую о роспуске всех эстонских подразделений... Роспуску подлежат... Seeauklalungsstaffel 1/127, Nacht-schlachtgruppe 11, Erg.Fliegergruppe Estland. Использовать эстонский персонал этих подразделений в рамках 1-го воздушного флота нет никакой возможности, поскольку подготовка к формированию эстонского зенитного подразделения находится еще в начальной стадии... Предлагаю оставить здесь отдельных наиболее падежных эстонских добровольцев, а остальной персонал направить в СС или использовать во вспомогательных частях. Небольшие группы могут оставаться при немецких подразделениях в качестве добровольного вспомогательного персонала.  Указанные условия пока не касаются латышских подразделений╩.

1 октября 1944г. генерал-квартирмейстер Люфтваффе подписал приказ Nr. 13215/44, согласно которому все эстонские, а также и латышские авиационные подразделения должны были быть немедленно распущены. В NSGr. 11 (estnisch), которая тогда находилась на аэродроме Хайлигенбейл (Heiligenbeil)1, в 45 км юго-восточнее Кенигсберга, приказ о роспуске пришел 12 октября, а уже на сле-пуюший день еще один самолет группы - Fokker С. VE ╚3 W+OD╩ __ перелетел в Швецию. Затем 31 октября туда же на угнанном гидросамолете Do-24 улетел эстонский авиамеханик.

Хотя в приказе Nr. 13215/44 ни слова не говорилось об эстонской и латышской истребительных эскадрильях, естественно, что они так никогда и не были созданы. Все пилоты расформированных NSGr. 11 (estnisch) и l./SAGr.l27, а также летчики, проходившие в Германии подготовку в качестве истребителей, были собраны на аэродроме Кунерсдорф (Kunersdorf) для дальнейшего распределения.

Летчики-истребители, в т.ч. обер-лейтенанты Карл Луми и Йохн Сепа, которые уже в сентябре участвовали в боевых вылетах в составе JG54, были распределены по истребительным эскадрам Люфтваффе. Несколько офицеров были направлены в 20-ю гренадерскую дивизию СС, большая же часть эстонцев получила приказ отправиться в Данию, где в г. Эсбъерге (Esbjerg) предполагалось сформировать парашютно-десантный полк под названием ╚Балтийский легион парашютно-десантной армии╩ (Baltische Legion Falschirmarmee). В его составе должно было быть три батальона, укомплектованных соответственно эстонцами, латышами и прибалтийскими немцами. Однако этот полк так и не был создан и потому в декабре 1944 г. все эстонцы были направлены в Дортмунд. После того как они там освоили 88-мм зенитные орудия, их распределили по различным зенитным частям на территории Третьего рейха, а также направили в зенитные подразделения эстонских частей СС.

В то же время эстонские летчики-истребители сражались в составе Люфтваффе до конца войны. Обер-лейтенант Карл Луми, летавший в составе 7./JG4, погиб в ходе боев. В апреле 1945 г. двое эстонских пилотов, чтобы не попасть в плен, решили перелететь в нейтральную Швецию. 19 апреля там приземлился FW-190A-8

W.Nr.961076, который пилотировал обер-фенрих Аксель Кесслер, а спустя одиннадцать дней за ним последовал обер-лейтенант Ана-толь Ребане, который на FW-190A-8 W.Nr.739136 совершил посадку на аэродроме Мальме (Malmo).

Эстонских же пилотов, попавших в плен к советским войскам, ожидал приговор - 25 лет исправительно-трудовых лагерей, конфискация имущества, лишение прав и ссылка на пять лет. Большинство из них были освобождены только в 1955 - 56 гг.

Среди них был и Калио Алакюла (Kalio Alakiila), родившийся 20 апреля 1923 г. С октября 1941 г. по май 1943 г. он в качестве добровольца служил в эстонской местной самообороне, затем - в составе SAGr. 127 и NSGr. 11 (estnisch), а в конце войны - в зенитных подразделениях частей СС.

Алакюла вспоминал: ╚Жизнь в плену была очень трудной. Мы должны были работать каждый день по двенадцать часов. Если учитывать также путь до места работы и обратно, то длительность нашего рабочего дня составляла в целом от 16 до 17 часов. В течение месяца мы имели только один выходной день. Пища была скудной и плохой. Мужчины весом 80 кг через некоторое время весили от 40 до 50 кг. Смертность среди нас была большой. Нам разрешалось посылать домой за год два письма, которые почти никогда не достигали родины╩.

В то же время некоторым бывшим эстонским пилотам повезло гораздо больше. Лейтенант Бенно Абрам попал в плен к американцам, уже в 1946 г. он был освобожден и нелегально вернулся в Эстонию. Поскольку все документы о его участии в войне были уничтожены, советские власти не имели к нему никаких претензий. Он смог поступить на медицинский факультет Тартуского университета и стал врачом.




(с) Михаил Зефиров. "Асы второй мировой. Союзники Люфтваффе"





Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:

В интернет-магазине Wirkentools - бытовые сварочные аппараты с доставкой по Москве!


             Rambler's Top100 Rambler's Top100