главная история авиации авиация второй мировой
   B-17 на Европейском театре военных действий
             
         n  


 


Восьмая воздушная армия была сформирована в Англии для выполнения дневных бомбардировочных налетов на цели в Европе. Эти налеты предполагалось выполнять силами Flying Fortress без истребительного сопровождения, летящими на большой высоте в плотных формациях для защиты от вражеских истребителей. Штаб USAAF считал защитную огневую мощь B-17 достаточной для отражения атак истребителей Люфтваффе. Согласно разработанному плану налетов на фашистскую Германию дневные налеты должны были осуществляться более совершенными бомбардировщиками USAAF, а Королевские Военно-воздушные силы должны были выполнять скоординированные ночные налеты. 

Первые части 8-й воздушной армии прибыли в Великобританию 12 мая 1942 года. Первая Flying Fortress USAAF (B-17E серийный номер 41-9085) достигла Прествика (Prestwick) в Шотландии 1 июля 1942 года. Первый налет Flying Fortress на Европу состоялся 17 августа 1942 года, когда 18 B-17E из состава 97-й BG были направлены против сортировочной станции железной дороги в Rouen-Sotteville (Франция). Фактически налет осуществили двенадцать самолетов, а остальные шесть совершали полет с диверсионными целями. В этом налете на борту B-17E ╧ 41-9023 "Yankee Doodle" находился бригадный генерал Айра Экер (Ira Eaker). Строй бомбардировщиков сопровождали английские истребители Spitfire. Самолеты не встретили никакого противодействия со стороны Люфтваффе. Два бомбардировщика получили легкие повреждения от зенитного огня.
19 августа двадцать четыре В-17 приняли участие в налете на немецкий аэродром в Abbeville в поддержку неудачной попытки высадить десант под Дьеппом (Dieppe). Все самолеты благополучно возвратились на базу, но сухопутные силы под Дьеппом были отброшены и понесли большие потери.

Первые налеты американской авиации летом 1942 года были слишком небольшими по масштабу, чтобы определить их подлинную эффективность. Следующие десять налетов прошли довольно благополучно для В-17 и их экипажей, было потеряно только два самолета 6 сентября. 
Ухудшение погоды над Европой и потребности Северо-Африканского театра военных действий привели к изменению в планах союзников и большинство B-17 8-й воздушной армии было направлено на борьбу против Роммеля. Воздушной войне против немцев в Европе был дан более низкий приоритет. Две наиболее опытные BG (97-я и 301-я) должны были стать ядром недавно сформированной двенадцатой воздушной армии, задействованной в операции "Torch". 20 сентября 1942 года генерал Джеймс Дулиттл приступил к формированию ядра 12-й армии в Англии, а в начале октября новому соединению были переданы 97-я, 99-я, 301-я и 2-я BG. 

В октябре 1942 года внимание ослабленной 8-й армии было сконцентрировано на немецких бункеров для подводных лодок, расположенных на побережье Франции. Бункеры строились из толстого бетона и имели высокую стойкость к бомбардировкам. Поэтому атаки этих бункеров оказались безрезультатны. Многие налеты против бункеров были прерваны из-за сложных метеорологических условий, а состоявшиеся были часто неточны из-за плохой видимости цели. Кампания против немецких бункеров для подводных лодок была чрезвычайно дорогостоящая с точки зрения числа потерянных самолетов и членов экипажей, и не оказала никакого реального влияния на действия немецких подводных лодок.

Несмотря на снижение числа самолетов в 8-й армии продолжались налеты и на промышленные объекты. Утром 9 октября 1942 года американское авиационное соединение, насчитывавшее 79 бомбардировщиков В-17 и В-24, под прикрытием истребителей совершило налет на сталелитейный завод в Бельгии. Обер-лейтенант Отто Стаммбергер из III/JG26 был одним из пилотов, участвовавших в перехвате. Позднее он так описывал бой: "Мы атаковали вражеские бомбардировщики парами, бравируя своей храбростью. В атаку заходили сзади, догоняя строй американцев; моторы работали на форсаже. Выход из атаки - отворотом или вниз. Первые заходы заканчивали слишком рано: эти огромные "сараи" росли на глазах, и наши летчики остерегались столкновений. Я еще удивился, почему не попал в американца, но потом понял: у него ведь размах крыльев - 40 метров! В следующий раз, заходя в атаку, я все время повторял про себя: подойди ближе, еще, еще ближе. Потом я открыл огонь, прицеливаясь по моторам на левой плоскости. После третьей очереди оба левых мотора хорошо горели, и я перенес огонь на правый внутренний двигатель, также добившись попаданий. Неприятельский "бумажный змей" вошел в широкую левую спираль и врезался в землю восточнее Вендевилля; четверо или пятеро из экипажа спаслись на парашютах".

Рассказ Стаммбергера наглядно свидетельствует о том, что сбить тяжелый бомбардировщик было очень непросто, и что для этого надо было обладать незаурядным мужеством. Немецкому летчику повезло, так как В-17, который он атаковал, летел не в строю, что и позволило выполнить три последовательные атаки.

Перехват бомбардировщиков в плотных боевых формациях был еще более сложной задачей, и даже закаленные в боях пилоты-истребители порой не выдерживали оборонительного огня группы и отворачивали на больших дистанциях. В ходе боев с тяжелыми бомбардировщиками выявилась недостаточная эффективность огня немецких одномоторных истребителей. Опыт боев показал, что в среднем для поражения четырехмоторного бомбардировщика при атаке с задней полусферы требовалось около 20 попаданий 20 мм снарядов, а анализ пленок фотокинопулеметов свидетельствовал, что лишь 2 процента снарядов из общего числа выпущенных достигают цели. Отсюда следовало, что в среднем для поражения тяжелого бомбардировщика истребитель должен был выпустить в него не менее 1000 снарядов калибра 20 мм! Это количество, например, вдвое превосходило боекомплект четырех пушек истребителя FW-190A-4. Другими словами, для поражения тяжелого бомбардировщика его должны были атаковать не менее двух истребителей.
К декабрю 1942 года USAAF разработали новую формацию для группы из 18 тяжелых бомбардировщиков в которой самолеты разбивались по шесть машин: одна - лидер, две следовали справа и три - слева и следовали в шахматном порядке от лидера. Такой строй обеспечивал максимальную концентрацию огня, а следовательно и защиту. Подобная схема строя использовалась вплоть до окончания второй мировой войны. 

3 января 1943 года стало днем рождения новой тактики бомбометания "бомбежка за лидером". Вместо индивидуального сброса бомб каждым самолетом в разное время и место (как было ранее), теперь бомбардиры всех самолетов сбрасывали свои бомбы как только видели, что бомбы оставили отсек ведущего самолета. Такие бомбардировки имели более высокую точность, поскольку в ведущем самолете находился наиболее опытный и квалифицированный бомбардир.

Но в конце 1942 года командир III/JG2 майор Эгон Мейер (Egon Mayer) предложил лобовую атаку американских бомбардировщиков. В передней полусфере группа бомбардировщиков была способна противопоставить атакующим истребителям гораздо менее плотный оборонительный огонь по сравнению с тем ливнем 12,7 мм пуль, которым американцы встречали истребителей, атакующих с задних курсовых углов. Более того, бронирование тяжелых самолетов прикрывало жизненно важные части машины и экипаж главным образом сзади, поэтому для поражения бомбардировщика спереди требовалось меньшее количество попаданий.

23 ноября 1942 года группа в составе 36 бомбардировщиков В-17 и В-24 без истребительного прикрытия атаковала базу подводных лодок в Сен-Назере на западном побережье Франции. Майор Эгон Майер повел свою группу FW-190 в лобовую атаку, в которой три В-17 было сбито, а еще один серьезно поврежден. Этот результат оказался наилучшим по сравнению с успехами других истребительных групп, принимавших участие в отражении налета. Вскоре некоторые другие группы также приняли на вооружение тактику атаки тяжелых бомбардировщиков из передней полусферы. Интересно, что описанные события нашли отклик и на Восточном фронте. В августе 1943 года германские истребители атаковали спереди снизу советские тяжелые бомбардировщики Пе-8, что привело к потере сразу 4 машин в течение месяца.

Но при применении лобовой атаки возникали и определенные сложности. Скорость сближения самолетов достигала 800 км/ч (или более 200 м/с). Истребитель мог выпустить лишь одну короткую полусекундную очередь с расстояния порядка 400 м, после чего немецкие пилоты отворачивали, с тем чтобы избежать столкновения на встречных курсах. Требовался немалый опыт для осуществления таких быстротечных атак, и даже опытным пилотам не всегда удавалось поймать в прицел мчащийся навстречу бомбардировщик.

Успешное завершение кампании в Северной Африке привело к возобновлению бомбардировочных налетов в северной Европе. Первый налет самолетов USAAF на Германию состоялся 27 января 1943 года. В этот день В-17 бомбили склады материалов для строительства бункеров для подводных лодок в порту Вильгельмсхафен (Wilhelmshaven). Бомбардировка была выполнена B-17F из состава 92-й, 303-й, 305-й и 306-й BG. Командиром 305-й BG был полковник Куртис ЛеМей (Curtis LeMay), котрый в звании лейтенанта был штурманом во время демонстрационной атаки В-17 из 2-й BG на итальянский лайнер "Rex" в мае 1938 года.

18 марта впервые в налете на судостроительные заводы фирмы "Вулкан" (Bremer Vulkan) в Vegesack была использована система AFCE (Automatic Flight Control Equipment - оборудование автоматического управления полетом). В системе AFCE бомбоприцел Norden управлял самолетом через связь с автопилотом в момент сброса бомб. Более подробно эта система описана выше. Истребители Люфтваффе оказали в тот день яростное сопротивление, но их атаки были нескоординированы и потери были невелики. 

17 апреля 1943 года 115 Flying Fortress атаковали заводы Focke-Wulf в Бремене. Самолеты Люфтваффе оказали сильное противодей-ствие нападавшим, которые понесли самые тяжелые до этого времени потери - назад не возвратились 16 B-17. Еще 48 Flying Fortress получили различные повреждения. Начиная с этого дня атаки немецких истребителей становились все более эффективными и скоординированными, и потери бомбардировщиков составляли 10 процентов и более, особенно когда Flying Fortress действовали за пределами дальности полета эскортных истребителей. Немецкие истребители почти всегда стали атаковать формации Flying Fortress из передней полусферы из положения "на 12 часов выше" на встречных курсах. В попытке усилить передовую огневую мощь в полевых условиях стали спешно устанавливать дополнительные пулеметы в носовой части. Однако уязвимость к фронтальным нападениям была больше обусловлена расположением бронирования экипажа, которое совершенно не защищало против фронтальных атак, чем недостатком носового вооружения. Другой проблемой была крайне опасная тенденция B-17 загораться от зенитного огня или попаданий снарядов немецких истребителей. Эта "болезнь" преследовала В-17 вплоть до окончания карьеры. 

Во время налета на Киль 13 июня было сбито 22 из 66 самолетов В-17; во время налета на Ганновер в июле - 24 из 92; при налете 28 июля на Берлин - 22 из 112. 

В июне 1943 года "Memphis Belle" (B-17F-10-BO серийный номер 41-24485) из 324-й бомбардировочной эскадрильи 91-й BG стал первым B-17, который уцелел после 25 боевых вылетов. В ходе вылета "Memphis Belle" на бомбежку Вильгельмсхафена на борту находилась съемочная группа. Снятый фильм широко показывался в течение войны. После 25-го вылета самолет был возвращен в США, где участвовал в полетах с целью продажи облигаций военного займа США (US War Bonds).

22 июня 1943 года 235 Flying Fortress осуществили налет на резинотехнические заводы Huls в Руре. Налет оказался довольно успешным, особенно в свете невысоких потерь.

Следующей стадией воздушной войны против Германии стало разрушение авиационной промышленности. Основной задачей ставилось уничтожение заводов по производству шарикоподшипников, жизненно необходимых машинам с вращающимися частями. 24-31 июля 1943 года самолеты 8-й армии в ходе крупнейшего до настоящего времени воздушного наступления атаковали 16 главных индустриальных целей на территории Германии. 17 августа 1943 года была проведена одновременная атака шарикоподшипниковых заводов в Швейнфурте (Schweinfurt), восточнее Франкфурта и заводов Messerschmitt в Регенсбурге (Regensburg). На то время это была самая глубокая атака по территории Германии самым большим числом Flying Fortress. Эту атаку также сопровождали и катастрофические потери - 8-я армия потеряла 60 самолетов из 376. Экипажи заявили о 288 сбитых немецких истребителях, что является, несомненно, чрезвычайно завышенной цифрой. 

Самолеты атаковавшие Регенсбург продолжили свой путь в Северную Африку и возвратились в Великобританию, атаковав на обратном пути заводы Focke-Wulf в Бордо. Полные потери в течение недели составили более сотни B-17. Еще две недели таких ожесточенных боев - и от 8-й армии ничего бы не осталось. 

В августе-сентябре 1943 года в Великобританию стали прибывать новые B-17G. Новая турельная установка в нижней передней части фюзеляжа помогла отражать лобовые атаки немецких истребителей. 

6 сентября более чем 400 бомбардировщиков совершили налет на заводы по производству шарикоподшипников VKF в Штуттгардте. Из-за плохой погоды самолеты не выполнили поставленной цели. Зато истребители и зенитки сбили 45 Flying Fortress.

Американцы пытались использовать для сопровождения бомбардировщиков истребители Republic P-47 Thunderbolt, снабженные запасными баками с горючим, но радиус их действия был недостаточным, и осенью после ряда налетов на шарикоподшипниковый завод в Швейнфурте, стала очевидной необходимость в более подходящих самолетах сопровождения.

14 октября 1943 года В-17 вновь совершили налет на Швейнфурт. 291 Flying Fortress шла в сопровождении истребителей Republic Thunderbolt, однако последние не могли сопровождать бомбардировщики дальше района Ахена, и, когда они повернули назад, немецкие истребители волна за волной на всем пути атаковали В-17. В ходе этого налета немецкие истребители применили для разрушения строя бомбардировщиков 210 мм ракеты. Назад не возвратилось 60 Flying Fortress. Из вернувшихся самолетов еще пять разбилось над аэродромами, а 12 пришлось списать после посадки. Еще 121 самолет получил исправимые повреждения. 14 октября 1943 года вошло в историю как "Black Thursday" - "черный четверг". Это была кульминация страшной недели, в течение которой 8-я воздушная армия потеряла 148 бомбардировщиков с экипажами в результате четырех попыток прорвать немецкую оборону за пределами радиуса действия истребительного сопровождения. Такой чрезвычайно высокий уровень потерь был нетерпим, и американское авиационное командование было вынуждено признать необходимость дальнего истребительного сопровождения, чем оно до сих пор пренебрегало или считало это технически невозможным.

В конце 1943 года ужасные потери и скудные результаты бомбардировок заставили командование USAAF задуматься о целесообразности продолжения дневных налетов. Уинстон Черчилль, который никогда не был сторонником дневных налетов, предложил USAAF перейти к ночным налетам как это делали RAF с самого начала войны. Несмотря на постоянные атаки предприятий немецкой авиационной промышленности, казалось, что число немецких истребителей, встречавших Flying Fortress, увеличилось, чем уменьшилось. Немецкая авиационная промышленность с поразительной скоростью восстанавливала свои силы после ударов. Высокоэффективная немецкая рабочая сила и большое число работавших пленных восстанавливали разрушенное иногда за несколько дней. Кроме того под руководством министра вооружений Третьего Рейха Альберта Шпеера была разработана очень эффективная программа децентрализации промышленности.

Но несмотря на потери B-17 никогда не поворачивали обратно в результате атак вражеских истребителей или зенитного огня, хотя сложные метеорологические условия приводили к частым отменам налетов. В течение последних недель 1943 года самолеты 8-й армии действовали в пределах дальности полета начавших появляться истребителей эскорта, и не совершали налетов вглубь Германии.

Несмотря на высокие потери, было принято решение продолжить бомбардировки предприятий немецкой промышленности. В конце 1943 года для осуществления налетов тяжелых бомбардировщиков с баз в Великобритании и Италии и координации их усилий с ночными налетами самолетов RAF в Европе были организованы Стратегические Военно-воздушные силы США (US Strategic Air Forces) под командованием генерал-лейтенанта Карла Спатза (Carl Spaatz).
В конце 1943 года наконец появились в достаточном количестве эскортные истребители Republic P-47 Thunderbolt и Lockheed P-38 Lightning. Эти самолеты были способны сопровождать B-17 на значительные расстояния над территорией Германии. Весной 1944 года появился и наиболее эффективный истребитель эскорта - North American P-51D Mustang, оснащенный мотором Роллс-Ройс Merlin, который благодаря подвесным бакам мог сопровождать бомбардировщики вплоть до Берлина.

Также в декабре 1943 года самолеты USAAF стали применять "chaff" - дипольные отражатели из полос алюминиевой фольги, аналогичные английским "Window" для защиты от немецких радаров. Несмотря на предпринимаемые немцами контрмеры, отражатели оставались довольно эффективной защитной мерой вплоть до конца войны. Дипольные отражатели выбрасывались в пачках связвнных резинкой членами экипажа В-17 через специальные желоба, или, чаще, через боковые окна в хвостовой части. В момент выброса резинка лопалась и в воздухе образовывалось небольшое облако из дипольных отражателей, которое в течение минуты напоминало на экранах РЛС отраженный сигнал от четырехмоторного бомбардировщика.

Видимость зимой над Европой была неудовлетворительной и для бомбежек в ненастные и пасмурные дни некоторые Flying Fortress были оснащены разработанным в Великобритании прибором H2S. Это была радарная установка, которая передавала изображение земли на экран, информацию с которого считывал специально обученный оператор. Американская версия этого устройства стала известна как радар H2X "Bombing Through Overcast" (бомбардировка сквозь облака) и была установлена в нижней части фюзеляжа на месте шаровой турельной установки. Оснащенные таким образом машины действовали как самолеты наведения, по сигналу с которых все остальные бомбардировщики также сбрасывали свои бомбы. Это оборудование впервые использовалось 27 сентября 1943 года при налете на порт Эмден. 

11 января 1944 года 600 самолетов были направлены против целей немецкой авиационной промышленности. Из-за плохой погоды целей достигли только 238 B-17. Были потеряны шестьдесят B-17. В том же месяце В-17 8-й армии провели ряд налетов на пусковые установки в Па де Кале (Pas-de-Calais) во Франции. 

20 февраля 1944 года стал первым из пяти дней скоординированных нападений USAAF и RAF на немецкую авиационную промышленность. Эти налеты историки позже назвали "The Big Week" - "Большая Неделя". В этот день имел место первый налет тысячи самолетов на заводы по производству истребителей в Брунсвике, Oschersleben, Бернберге и Лейпциге. За время Big Week было потеряно 244 тяжелых бомбардировщика В-17 и В-24 и 33 истребителя эскорта. Однако эти набеги сыграли важную роль в сокращении сил Люфтваффе и облегчили высадку союзников в Нормандии. Ухудшившиеся метеорологические условия положили конец Big Week. Но после этих налетов Люфтваффе оправиться уже не смогли.

Первый налет В-17 в сопровождении истребителей на Берлин имел место 4 марта 1944 года. Истребители P-51 Mustang сопровождали бомбардировщики в обоих направлениях. Из-за сложных метеорологических условий бомбардировщики получили приказ вернуться назад. Но одно крыло из 29 B-17 не получило приказа возвращаться и продолжили путь на Берлин. Вместе с ними продолжила лететь и часть сил эскорта. B-17 сбросили бомбы на Берлин использовав систему H2S. 

В ходе атак истребителей Люфтваффе во время полета назад было сбито 23 истребителя Mustang и пять В-17. 6 марта 561 B-17 и 249 B-24 вновь атаковали Берлин. Сопровождение осуществляли истребители Thunderbolt, Lightning и Mustang, которые сменяли друг друга. Истребители Люфтваффе оказали яростное сопротивление и на этот раз, сбив 69 B-17 и 11 эскортных истребителей. 
В начале 1944 года приоритетными объектами атак стали предприятия нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности Германии. Уже в апреле 15-я воздушная армия нанесла из Италии удар по нефтяным промыслам Плоешти в Румынии. 12 мая 1944 года были начаты бомбардировки нефтедобывающих предприятий и заводов по производству синтетического топлива на территории Германии. Против 935 американских бомбардировщиков немцы бросили 400 истребителей, однако американские истребители сопровождения сумели нанести противнику значительный урон (у немцев было уничтожено 65 машин, американцы потеряли 46 бомбардировщиков). Последствия этих атак оказались для Германии крайне тяжелыми. Только за первые два месяца атак добыча нефти в Германии сократилось в два раза. 

Американская авиация продолжала наносить удары. 16 июня в налете участвовало больше 1000 бомбардировщиков в сопровождении почти 800 истребителей, а 20 июня число бомбардировщиков составило 1361. На следующий день состоялся налет на Берлин. Одновременно другая группа американских самолетов подвергла бомбардировке нефтеперерабатывающие заводы, после чего совершила посадку в СССР. Потери американцев росли, но зато все больше нефтеперерабатывающих заводов выходило из строя, что оказало пагубное воздействие на снабжение немецких ВВС горючим. К сентябрю германская авиация, которой как минимум требовалось 160 тысяч тонн высокооктанового бензина в месяц, получала всего около 10 тысяч тонн.

Особенно успешными были бомбардировки нефтяных полей в Плоешти (Ploesti) в Румынии, которые выдержали все предыдущие бомбардировки. К моменту занятия района Плоешти советскими войсками было разрушено 90 % оборудования для нефтедобычи. Разрушение центров производства синтетического топлива имело дополнительный выгодный побочный эффект сокращения поставок азота и метанола, которые были необходимы при изготовлении взрывчатых веществ. Послевоенный обзор стратегических бомбардировок (Strategic Bombing Survey) пришел к выводу, что наступление на источники горючего было наиболее эффективным из всех стратегических бомбардировок.

Результат этих бомбардировок повлиял на германскую экономику не так сильно, как об этом пишут многие западные историки. Район Плоешти был занят советскими войсками в августе 1944 года, что не помешало Германии сопротивляться еще 8 месяцев. Таким образом, нельзя утверждать, что бомбардировки этих районов катастрофически отразились на экономике Германии. В ходе налетов были убиты многие тысячи немцев, десятки тысяч стали бездомными. Германская промышленность пострадала мало. Фактически в разгар бомбежек союзной авиации, в марте 1944 года, производство достигло небывало высокого уровня. Цифры говорят сами за себя. В 1942 году англичане сбросили 48 тысяч тонн бомб; немцы произвели 36 804 единицы боевого оружия (тяжелые орудия, танки, самолеты). В 1943 году англичане и американцы сбросили 207 600 тонн бомб; немцы произвели 71693 единицы оружия. В 1944 году англичане сбросили 915 тысяч тонн бомб; немцы произвели 105 258 единиц оружия. Конечно, впервые за время войны уровень жизни немцев снизился, но их боевой дух не пострадал. Наоборот, беспорядочные бомбежки отдали немцев в руки Геббельса с его пропагандой тотальной войны.

По мере приблежения конца войны интенсивность налетов лишь возрастала. 22 февраля 1945 года налет осуществили 1411 бомбардировщиков, которые сбросили бомбы с относительно небольших высот порядка 3 км (10000 футов). В ходе этого налета истребители сбили только один бомбардировщик и еще 4 сбили зенитные орудия.

Последний налет на Берлин самолеты 8-й армии осуществили 18 марта 1945 года, использовав 1327 тяжелых бомбардировщиков. Превосходство союзников в воздухе было подавляющим и, несмотря на участие в бою 50 реактивных истребителей Ме-262, Люфтваффе сбили лишь 8 самолетов. Зенитки сбили еще 16 самолетов и повредили еще 16, которые совершили вынужденные посадки на занятой советскими войсками территории.

Но не все вылеты обходились столь же гладко. 5 апреля 1945 года строй В-17 и В-24, сформировавшийся под Парижем и летевший в северо-восточном направлении атаковали 5 Ме-262. При первом контакте с соединением ракетами они сбили два В-17. Один из них упал под Карлсруэ. Еще два В-17 были повреждены так сильно, что по возвращении их должны были списать. Кроме бомбардировщиков американцы потеряли один Р-51 из сопровождения, ставший жертвой одного из немецких летчиков. После из расходования ракет летчики JV44 напали на вторую волну американских бомбардировщиков, состоявшую из В-24. На этот раз атаковали пушечным огнем. Вот. что сказал об этом Ч. Бэимэн, пилот летевший в одном из В-24: "В этом вылете я действовал как командир одной из машин. Мы находились глубоко в воздушном пространстве Германии, когда справа промелькнул очень быстроходный самолет. "Что это было?" - крикнул мой второй пилот. 

"Мессершмитт 262" - реактивный самолет," - ответил я. Видим, что три В-24 в пламени уже идут к земле. Их экипажи, по-видимому, ничего не поняли, такой неожиданной была атака немецких реактивных истребителей. Стрелки сообщили, что видят Me 262, летающие вокруг нас. Где, к черту, наше истребительное прикрытие? В этот момент бомбардировщик затрясся от пулеметной пальбы и кабина заполнилась дымом горелого пороха. Один Me 262 пролетел над нашими головами; пулеметы бортовых стрелков палили как бешеные. "Реактив" с каждой секундой уменьшался, скорость его падала. Я видел, как он спустился в облачность и прямо перед нашим строем взорвался. Me 262 атаковали нас дважды. При второй атаке мы потеряли еще два В-24. Около пятидесяти наших летчиков тогда погибло". За этот день пилоты JV44 сбили 7 американских четырехмоторных бомбардировщиков и еще несколько повредили. 

16 апреля 1945 года командование USAAF выпустило приказ, согласно которому целей для стратегической бомбардировки уже не имелось, и самолеты переводятся для оказания тактической поддержки. Самолеты 8-й армии выполнили последний налет 15 апреля 1945 года на заводы боеприпасов Skoda.








Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100