главная авиация второй мировой истребители
   Ki-61 Hien
       
Разработчик: Kawasaki
Страна: Япония
Первый полет: 1941
Тип: Истребитель
  ЛТХ     Доп. информация
   


Для летчика-писателя лейтенанта Minoru Shirota это решение было выстрадано отчаянным положением Японии, в котором она оказалась в начале 1945 года. Год назад фронт был за тысячи километров от Родины в Новой Гвинее. Но теперь, короткий год спустя, фронт был всего в нескольких тысячах футов - Японию терзали гигантские бомбардировщики В-29. 4 января 1945 года, когда прозвучал сигнал тревоги, объявляющий о появлении группы из 78-ми В-29 497-й и 500-й бомбардировочных групп над Нагоей, Shirota, закончив свои последние слова на бумаге, побежал к своему любимому истребителю "Hien". Около шести минут ему потребовалось, чтобы набрать высоту, когда он увидел своего врага и мгновенно спикировал на него.

Волнение от осознания себя пилотом ВВС, радость полета, и гордость за нацию, - все было в последних строках Minoru Shirota . Летчик и писатель, он обратил свой творческий талант в перо и заработал большое количество восторженных читателей во всей воюющей Японии. Shirota думал о своем истребителе, как о коне, о воздушном бое, как о рыцарскам поединке, о пилотах своего полка, как о рыцарях Круглого стола, о своей Родине √ Японии как о Камелоте. Благодаря своим многочисленным статьям в газетах и журналах Shirota стал неофициальным представителем ВВС японской армии и героем впечатлительной японской молодежи. Его читатели следили за каждым его словом, и делом.

В тот день вместе с 43 истребителями "Tony" из 55 сентая с аэродрома Комаки и 56 сентая с аэродрома Итами, на перехват американским бомбардировщикам с аэродрома Мэйдзи поднялись 12 истребителей "Зеро", 6 двухмоторных "Ирвинг" и 9 переделанных в истребители пикировщиков "Джуди" из 210-го кокутая авиации флота. Японские истребители сделали 346 заходов в атаку, однако не добились каких-либо результатов. Когда уцелевшие японские истребители, расстреляв боекомплект, оставили свои попытки помешать американцам, над формацией американских бомбардировщиков появились несколько одиночных истребителей "Tony". Первый "Hien" Minoru Shirota приблизился к 67-тонному B-29 и с нарастающей скоростью начал пикировать, игнорируя шквал огня из оборонительных установок В-29. Через несколько мгновений японский истребитель как управляемая ракета врезался между фюзеляжем и двигателем No.3 В-29 "Leading Lady" No. 42-24766 882 эскадрильи, пилотируемый майором Wilbur "Barney" Hurlbutt. Страшный удар оторвал крыло гигантского бомбардировщика и оба самолета закувыркались вниз. Лишь хвостовой стрелок сержант Harold T. Hedges сумел выбраться из падающего самолета. Вслед за Shirota в В-29 No. 42-24626 "Joker▓s Wild", пилотируемый 1-м лейтенантом John W. Lawson, врезался "Tony" лейтенанта Toshiro Wakui. Через пару минут истребитель "Hien", пилотируемый сержантом Yoshio Takamuki, спикировал на еще один бомбардировщик, однако промахнулся, лишь слегка зацепив гиганта, и с развороченным крылом сумел вернуться на базу. Внизу, на крыше одного из домов, один из друзей-писателей Shirota снял целый фильм о последнем бое японского Экзюпери. Minoru Shirota в последний момент сумел покинуть падающий истребитель с парашютом, но на следующий день не приходя в сознание умер от полученных травм. Писатель-истребитель стал героем нации, и начал кровавую баню "патриотизма" в воздушном пространстве над Японией. Смерть Minoru Shirota послужила примером для многих летчиков и одним из самых распространенных самолетов армии, использовавшим новую тактику "Taiatari" - таранных атак, стал истребитель Kawasaki Ki-61 Тип 3 "Hien", что переводится как "Летящая Ласточка ". Первый истребитель армии, созданный после начала войны на Тихом океане, "Hien" был уникальным для Японии, так как он был единственным серийным истребителем в годы войны, использовавшим рядный двигатель жидкостного охлаждения. Он начал свою жизнь как попытка японцев улучшить немецкий истребитель Мессершмитт Bf.109 E-2 и закончил как лучший истребитель армии, оснащенный радиальным двигателем, Ki-100, который, однако, никогда не идентифицировался союзниками как отдельный тип истребителя.

Cерия Ki-61 может быть описана как кульминационная работа фирмы Kawasaki в годы войны. То время как другие самолеты Kawasaki также использовались JAAF, строились серийно, многократно модифицировались, разрабатывались экспериментальные модели, но никакой другой тип самолета, разработанный конструкторами фирмы не производился так долго, в таком количестве или в таком изобилии моделей. "Hien" стал памятником веры Kawasaki в истребитель с рядным двигателем, и горьким напоминанием того, что японские инженеры за всю войну так и не смогли довести этот двигатель до ума.

Это был год, что Kawasaki проиграла в конкурентной борьбе за контракт на армейский истребитель, уступив Nakajima с ее проектом Тип 97 Ki-27. Тогда представитель компании Sei Yamasaki, был послан в Германию по приказу управляющего директора Masayuki Nemoto, с целью покупки лицензии на производство нового немецкого двигателя Daimler-Benz DB-601A . Не задолго до этого Kawasaki добилась определенных успехов со своими проектами истребителей бипланов "тип 92-Сен" и Ki-10 "тип 95-Сен", но потеряла свои позиции в качестве ведущего производителя истребителей для армии в 1937 году, когда ее экспериментальный истребитель Ki-28 был отвергнут в пользу Ki-27 от Nakajima. Закупка лицензии на производство немецкого двигателя позволяла надеяться восстановить преимущество Kawasaki над конкурентами в части достижения технологического прорыва.

Благодаря дружбе и контактам с главой фирмы "Blohm und Voss" в Гамбурге, немецким конструктором доктором Фогтом, не задолго до этого бывшим главным конструктором Kawasaki, и при поддержке твердой валюты, лицензионное соглашение между немецкой фирмой "Daimler-Benz" и Kawasaki было подписано в конце 1939 года. Kawasaki теперь имела все права на один из самых лучших в мире рядных двигателей жидкостного охлаждения, и шанс вернуть внимание японской армии. С Hisashi Tojo, брата военного премьера Японии Hideki Tojo, в составе совета директоров Kawasaki новое приобретение быстро получило признание в высших эшелонах власти. В феврале 1940 года штаб армейской авиации Koku Hombu выдал Kawasaki контракты на тяжелый перехватчик Ki-60 и легкий истребитель Ki-61 с немецкими двигателями. К апрелю еще до завершения проектирования Kawasaki начала активно рекламировать эскизные проекты новых истребителей, работа над которыми активно шла под руководством главного конструктора фирмы Takeo Doi. Более приоритетный проект перехватчика Ki-60 Doi и его заместитель Shon Owada, оснастили теми же двигателями DB-601A, лежащими в основе немецкого Мессершмитт Bf.109. Три DB-601A прибыли из Германии в апреле 1940 года в качестве образца для лицензионного производства на Kawasaki, и были немедленно установлены на почти готовые прототипы Ki-60, а в марте 1941 года первый Ki-60-01 прототип был готов к полету. Самолет был настолько мал, и при этом тяжел, что вызывал недоверие армейских спонсоров. Второй прототип, завершили летом 1941 года, на нем было несколько увеличено крыло и переработан капот для лучшего охлаждения и улучшения аэродинамики. Два из четырех пулеметов первого прототипа были сняты, с заменой на немецкие 20-мм пушки Маузер MG-151. Пушки были также установлены в новых крыльях Ki-60-02. Испытания показали максимальную скорость лишь 556 км/ч вместо ожидаемых 600 км/ч. Для того чтоб хоть как-то повысить скорость, пушки были сняты, еще более обжали капот третьего прототипа Ki-60-03. Вооружение было изменено на четыре 12,7-мм пулемета. Это дало некоторый эффект √ скорость возросла до 566 км/ч, но это все еще было недостаточно, к тому же пилоты откровенно боялись летать на таком тяжелом истребителе, рассчитанном на тактику "ударь-беги". Для оценки проекта Ki-60 в июне 1942 года в Японию прибыл шеф-пилот фирмы Мессершмитт Willi Stör, однако еще до этого судьба Ki-60 была решена. Самолет был признан слишком опасным для эксплуатации, и в декабре 1940 года проект легкого истребителя Ki-61 получил более высокий приоритет, в то время как работы по Ki-60 были приостановлены.

Если Ki-60 позиционировался как перехватчик, то Ki-61 был разработан в качестве легкого истребителя для замены истребителя "Тип 1" Ki-43 Hayabusa. В сравнении с истребителей Nakajima, Ki-61 оказался тяжелее и быстрее, был мощнее вооружен, хотя и проигрывал Ki-43 в маневренности.

Проект Ki-61 разрабатывался Kawasaki на бесконкурентной основе, эта тенденция началась в армии с проекта Nakajima Ki-43. Однако, существовал и резервный проект для "подстраховки" известный как Ki-62 фирмы Nakajima, также оснащенный немецким рядным двигателем, но он никогда рассматривался Kawasaki как угрозу своему проекту Ki-61, в успехе которого руководство фирмы было уверено абсолютно. И вскоре проект Nakajima был закрыт. К июлю 1941 года Kawasaki закончила переработку конструкции двигателя Daimler-Benz DB.601A в рабочую документацию и запустила его в производство как Kawasaki Ha-40. Первые прототипы двигателей поступили в распоряжение завода в Гифу для установки на планеры Ki-61. Прототип Ki-61-01 был завершен на заводе Гифу в декабре 1941 года, а через несколько дней Японии вступила во 2-ю мировую войну.

Будучи больше и тяжелее, чем Ki-60, использующие те же двигатели, Ki-61-01 оказался значительно быстрее. Когда в начале 1942 года при испытаниях на аэродроме Kagamigahara прототип достиг максимальной скорости 587 км/ч, конструкторы Doi и Оwada могли перевести дух √ все их расчеты оказались верны. Для боевых испытаний Koku Hombu заказал Kawasaki еще 12 предсерийных Ki-61, которые должны были быть поставлены в течение первых шести месяцев 1942 года. Каждая новая тестовая модель отличалась в деталях, таких как различные капоты, кабины, системы управления и вооружения. Но еще до окончания оценочных испытаний Kawasaki получила распоряжение готовить производственные линии, оснастку для серийного производства нового истребителя. К августу 1942 12 предсерийных экземпляров были построены уже с использованием технологической оснастки.

Энтузиазм армии от нового истребителя вскоре упал из-за ряда необъяснимых аварий и катастроф, в которых разбились несколько прототипов Ki-61, похоронив под обломками опытных и квалифицированных летчиков испытателей. Запуск любой новой техники почти всегда чреват проблемами, Ki-61 не был исключением, и тот факт, что самолет был оснащен сложной гидравлической системой, протектированными баками, бронезащитой пилота и другими новшествами, впервые примененными на армейском истребителе добавляло проблем. Но проблемы были более глобальны, и, главное, не находили ответа. Так, один из прототипов Ki-61-04 в конце весны 1942 года неожиданно врезался в вершину горы во время полевых испытаний с аэродрома Kagamigahara в Тачикава. Авария была расценена как ошибка в навигации, пока в конце лета, когда другой прототип взорвался в воздухе, при этом погиб майор Kataoka - главный летчик-испытатель фирмы Kawasaki. Вскоре причины проблем были выявлены √ они лежали в плоскости крайне капризного двигателя Ha-40, который японцы так и не смогли довести до уровня технологического совершенства немецкого прототипа. Но другие отзывы были более полезным для результатов тестирования. Они указывали, что новый истребитель армии был практически по всем параметрам лучше, чем Ki-43-II Hayabusa, Ki-44 Shoki, трофейный американский Curtiss P-40E, или даже хваленый Мессершмитт bf.109 E-3. Эти утверждения основывались на учебных боях с вышеперечисленными истребителями в Kagamigahara в 1942 году. К августу 42-го новый истребитель был официально принят на вооружение армии как "Тип 3 модель I" "Hien" или Ki-61-I.

Первый боевой опыт "Hien" оказался пророческим, ибо он произошел над Японией. 18 апреля 1942 года лейтенант Umekawa совершал испытательный полет на одном из прототипов Ki-61 в районе аэродрома Мито и внезапно наткнулся на американские бомбардировщики B-25 из группы Дулитла, совершавших первый в истории рейд на Японию. Umekawa бросился преследовать один из бомбардировщиков B-25 Mitchell, гнался за ним почти через всю Японию на малой высоте, но был вынужден прервать погоню в связи с недостатком топлива и непредсказуемым поведением своих пулеметов. Один из американских рейдеров, капитан Charles R. Greening, увидел пятнистый тощий истребитель над Японией и сообщил об этом в ВВС США после своего возвращения. Его наблюдение было неправильно истолковано, долго считалось, что в Японии находятся на вооружении закупленные в Европе или производимые по лицензии Мессершмитты, которые надо ожидать в других районах Тихого океана.

Эта случайная встреча севернее Токио была только прелюдией к предстоящим боям. В которых предстояло участвовать "Hien". Еще только через год Ki-61 вновь встретился с американскими самолетами в воздухе. За этот год на тихоокеанском театре произойдут глобальные изменения и "Hien" станет одной из последних надежд JAAF по противодействию этим изменениям.

Когда армия побеждает в сражениях не многие задаются вопросами. Но когда она начинает проигрывать, наступает паника нечасто встречаются военные, способные адекватно реагировать на проблемную ситуацию. Боевое применение "Hien" стало классическим примером этого всеобщего военного синдрома. Еще недоведенные, не прошедшие полного комплекса испытаний, с неясной тактикой применения, с необученными экипажами, "Hien" буквально бросили в мясорубку боев в джунглях Новой Гвинеи. Вся операция представлялась авантюрой, и JAAF это стоило очень дорого. В ретроспективе это стоило им проигранной воздушной войны. Когда японцы достигли предела своего наступательного потенциала в юго-западной части Тихого океана осенью 1942 года, после американского вторжения на Гуадалканал, стало очевидно, что Императорский флот Японии не может в одиночку справиться с задачей удержания рубежей империи. В августе 1942 года, через месяц, как американские морские пехотинцы высадились в районе Соломоновых островов, JAAF получили свои первые "Hien". К концу года были построены тридцать четыре Ki-61-Ia, а к марту 1943 года JAAF получили уже более ста. Было решено бросить новый истребитель в бой на "Южном фронте", и немедленно началось формирование первых сентаев, вооруженных новым истребителем, чтобы как можно быстрее бросить их в бой. Экземпляры Ki-61-Ia были доставлены в техническое училище армейской авиации в Tokorozawa в начале 1943 года, после оснащения 68-го истребительного сентая на новый самолет в марте и 78-го в апреле. Пилоты обоих сентаев вскоре оказались в летном училище армии в Акено для подготовки к полетам на новых тяжелых истребителях, техника пилотирования которых сильно отличалась от привычных легких и маневренных Ki-43.

Хотя обучение прогрессировало, но планы, направленные на укрепление позиций Японии на " Южном фронте " в ходе череды вялотекущих боевых действий в течение почти полугода не могли ждать √ союзники также копили силы. Начиная с апреля 1943 года 68 и 78 сентаи, вооруженные "Hien" прибыли на Рабаул. Эти сентаи вошли в состав 4-й воздушной армии, формируемой в Новой Англии для защиты Соломоновых островов, а затем возможного размещения на Новой Гвинее в случает изменения обстановки.

Первоначальный план предполагал иметь равные силы самолетов армии и флота в районе Соломоновых островов, чтобы обеспечить защиту японским базам. Но с самого начала стало ясно, что армия не сможет выполнить свои обязательства. Необходимое количество самолетов были собраны по всей империи, но потери в ходе доставки морем были столь велики, что от идеи вскоре отказались.

"Hien" 78-го сентая в Японии были погружены на авианосцы и в конце апреля доставлены на Трук, а оттуда своим ходом в Рабаул. Неопытность пилотов, ненадежность двигателя, и бедное радионавигационного оборудования стоило весьма дорого. В первом же полете из тридцати перегоняемых истребителей сентай недосчитался восемнадцати самолетов которые отклонились от курса и произвели вынужденную посадку на риф, хотя большинство пилотов были спасены. В другом случае во время перегона из-за механической неисправности топливно-клапанный магистрали от ПТБ партии Ki-61-Ia, большинство истребителей, выработав топливо основных баков, сели на воду между Труком и Рабаулом. Пилоты, которым повезло остаться в воздухе, могли лишь беспомощно наблюдать, как их друзья висели на своих плавающих истребителях, которые медленно погружались в кишащее акулами море.

68-й сентай, выдвинулся на юг в мае, перегоняя свои истребители полностью по воздуху маршрутом из Рюкю на Формозу, потом на Филиппины и по северной окраине Новой Гвинеи в Рабаул. К концу мая, после опасных рейсов, оба сентая едва насчитывали тридцать истребителей "Hien" на Рабауле и уже потеряли целый ряд своих опытных пилотов еще даже ни разу не вступив в бой. Однако наращивание сил продолжалось, самолеты 4-й воздушной армии заполнили аэродромы Рабаул в Vunakanau, Lakunai и Rapopo с более чем 300 самолетов к середине июня. Позднее и другие подразделения JAAF будут направляться в направлении "Южного фронта", в том числе 33-й истребительный сентай, вооруженный "Hien". Подразделения JAAF выводились из Индо-Китая, Малайи, Бирмы, Китая и Маньчжоу-Го, оголяя эти участки, чтобы защищать южные границы Японии.

Одной из первых задач сентаев, вооруженных "Hien" 4-й воздушной армии в Рабауле было защита транспортных конвоев, идущих в Новую Британию, Новую Ирландию, и задачи ПВО в Новой Гвинее. Некоторые из самолетов армии даже приняли участие в рейдах на Соломоновы острова.

Американские разведывательные самолеты впервые сфотографировали новый японский истребитель на аэродроме Vunakanau в Рабауле. После анализа снимков Ki-61-Ia впервые был идентифицирован как новый отдельный тип японского истребителя . Много было споров о кодовом имени нового противника, пока не было утверждено имя "Tony". В начале рассматривался вариант кодового имени "Mike" √ ввиду тонкого профиля Ki-61 просматривалось некоторое сходство с Messerschmitt bf-109, но потом американские аналитики пришли к выводу об итальянском влиянии. Поскольку Ki-61 внешне весьма напоминал итальянский Macci MC-202, американская разведка в конце концов идентифицировала новый японский истребитель как итальянскую конструкцию. И "Итальянский истребитель" вошел в историю с логически оправданным именем "Tony".

Создание JAAF на Новой Гвинее начало принимать позитивные формы в июне 1943 года. Штаб-квартира 4-й воздушной армии, размещалась на острове Амбон, а боевые подразделения временно базировались в Рабауле. Они были проведены в готовность для дальнейшей переброски, как только инженерные службы подготовят базы на северном и северо-восточном побережье Новой Гвинеи. 4-я воздушная армия оказалась ответственной за контроль над Новой Гвиней к востоку от 140 ╟ долготы, с основными аэродромами в Wewak, Dagua, But, Aitape и Tarni, разбросанными вдоль побережья Новой Гвинеи, Холландии, Нубии и Мануа. Передовые аэродромы, пригодные для использования "Hien", были созданы в Madang, Alexishafen, Lae, Salamana, Finschhafen и Saidor. В июле и августе большая часть из 324 самолетов 6-й дивизии и 156 самолетов 7-й дивизии плюс 84 самолета, находившихся на острове Амбон, вошедших в состав 4-й воздушной армии, перелетели из Рабаула и Амбона, в Wewak с одновременным размещением там и новым штабом армии. К 20 сентября 1943 передислокация была полностью завершена.

Передислокация сил на Новой Гвинее шла полным ходом, когда начались постоянные атаки авиации американской 5-й воздушной армии, также размещенной на Новой Гвинее далеко на юге. Так, впервые во 2-й Мировой Войне Япония оказалась в обороне, когда обе стороны твердо стояли на одной земле, разделенные горным хребтом Стэнли.

К размещенным на Новой Гвинеи первой модели Ki-61-Iа, в скором времени присоединились новые истребители Ki-61-Ib с вооружением из 4 х 12,7-мм пулеметов.

Хотя Nakajima Ki-43 Hayabusa по прежнему оставались самыми массовыми истребителями на Новой Гвинее, именно "Hien" пришлось вынести основную тяжесть боев по прикрытию морских конвоев, следующих из Рабаула на Wewak, в дополнение к обязанностям обеспечения ПВО аэродромов, когда требовался быстрый перехват самолетов союзников. Это было почти невыполнимой задачей для японцев, не имеющих радиолокационных станций и чаще всего американским самолетам удавалось застать японскую авиацию на земле. Американские базы были расположены почти вплотную к хребту Стэнли, и часто японским перехватчикам приходилось взлетать уже под атакой. Первый удар был нанесен в ночь на 17 августа 1943 года. Союзная разведка с мая наблюдала за наращиванием японских сил в Wewak и на окружающих аэродромах. Потом, когда все аэродромы были заполнены самолетами, в том числе более 200 истребителей, авиация американского 5-го воздушного флота нанесла массированный удар в попытке придавить JAAF в то время как союзные войска вторглись в Lae и Salamana. Удар по четырем главным аэродромам 4-й японской воздушной армии на Wewak, But, Dagua и Boram, американских тяжелых и средних бомбардировщиков в сопровождении 74-х истребителей "Лайтнинг" Р-38 застал японскую авиацию на земле. На следующее утро американцы повторили налет. Через пять дней беспрерывных атак 4-я воздушная армия потеряла в воздухе и на земле около 250 самолетов, при этом большинство из них сгорело на аэродромах. Удары были настолько стремительными и внезапными, что пилоты союзников часто заставали японских механиков копающихся в моторах самолетов, готовя их к взлету. Даже тогда, пилоты "Hien" успевали подняться в воздух, они редко могли добиться успеха. Так утром 18 августа в ходе отражения очередного американского налета JAAF потеряли двадцать восемь из тридцати истребителей в воздушном бою в то время как американцы потеряли лишь три своих. Однако потери были не всегда такими односторонними, в течение следующего года в мясорубке беспрестанных воздушных боев выросло более десятка японских асов, воевавших на "Hien". Большинство из них погибло, хотя некоторые выжили, чтобы сражаться на своих "Ласточках" и на Филиппинах, и в Японии.

Удары авиации союзников были не единственными проблемами, стоявшими перед "Hien" на Новой Гвинее. Были и другие, не столь явные, но в не меньшей степени сокращавшие сентаи "Hien". Горячий, влажный климат представлял не меньшую опасность для экипажей и машин. Двигатели Ki-61 Ha.40, и без того весьма капризные, в тропическом климате постоянно перегревались, кроме того, чтобы сократить время взлета, дежурные звенья "Hien" вынуждены были постоянно гонять двигатели в холостую на аэродромах, сокращая и без того небольшой ресурс их. Вездесущая пыль в Wewak засасывалась в воздухозаборники, проникая через фильтры, оседала на подшипниках, выводя их из строя.

Механики проявляли чудеса изобретательности, устанавливая природные фильтры, сделанные из высушенной мякоти тыквы, чтобы защитить от пыли деликатные детали двигателей. Тропические болезни также собирали свою жатву, многие японцы оказались в тропиках в первый раз в своей жизни. Малярия, грибковые заболевания просто косили личный состав. Хотя из Японии постоянно подходили подкрепления в виде новых самолетов и экипажей, но их количество не могло компенсировать огромные потери на Новой Гвинеи.

До ноября 1943 выпуск "Hien" составлял около 100 самолетов в месяц, позднее его удалось довести до 150. Однако, несмотря на постоянный контроль качества выпускаемой продукции на заводах, значительное количество выпущенных самолетов не отвечали требованиям надежности. Значительное число из сотен выпущенных истребителей "Hien", достигавших берегов Новой Гвинеи не могли быть использованы в бою по прибытии, поскольку сразу же требовали ремонта, а из-за хронического недостатка запчастей огромное количество новеньких "Hien" безжизненно стояли на аэродромах, представляя отличные мишени для американской авиации. Чтобы решить проблему с запчастями, часть производственных линий Kawasaki была переведена только на выпуск комплектующих к Ki-61, тем самым сократив выпуск истребителей.

Обслуживание "Hien"в частях представляло также немалую проблему. Только лишь небольшой процент техников являлся действительно квалифицированным, прошедшим обучение, причем большая часть наземного персонала не имела даже базового опыта, куда уж было разбираться в сложной конструкции "Hien". С самого начала давала течь гидравлическая система и радиаторы охлаждения. Японцы так и не смогли справиться с этой проблемой до конца войны. Борясь с постоянными утечками гидравлических и охлаждающих систем, постоянными отказами двигателей, наземный персонал был близок к отчаянию. Потенциально великолепный истребитель оказался слишком ненадежным. Огромное количество обездвиженных и бесполезных "Ласточек" скопилось в джунглях вокруг аэродромов на Новой Гвинеи. Запасные части были в дефиците и часто механики из нескольких "Hien" собирали один, способный подняться в воздух. Большой конвой с запчастями для "Hien", был потоплен почти в полном составе по дороге на Новую Гвинею. Капитальный ремонт был практически невозможен, поскольку ближайший ремонтное депо для капитального ремонта Ki-61 было в Halmahera, за тысячи километров от Wewak, и когда "Hien" требовалась замена двигателя он должен был быть отправлен на корабле обратно в Манилу на Филиппины.

Несмотря на многие проблемы, и ненависть механиков, пилоты любили "Hien", и предпочитали летать скорее на нем, чем на Ki-43 Hayabusa. Немного неуклюжий в маневренных боях по меркам других проворных японских истребителей, "Hien" был все же более маневренным, чем истребители союзников вплоть до прибытия F6F Hellcat и P-51 Mustang. "Hien" был достаточно устойчив к боевым повреждениям по сравнению с другими японскими самолетами. Союзники считали "Тоny" самым опасным противником из японских истребителей в небе Новой Гвинеи, Ki-61, которые могли подняться в воздух отлично показывали себя в боях с Р-40 и Р-39. В невыгодной для себя ситуации, пилот "Hien" мог всегда выйти из боя в пикировании. Только в боях с мощным двухмоторным Р-38 этот прием не проходил, но и в боях с Лайтнингом Ki-61 с успехом использовал свое преимущество в маневренности. Защищенные броней летчики "Hien" были, как правило, более агрессивны, чем их коллеги на легких Ki-43 Hayabusa.

По второй половине 1943 года японские силы на Новой Гвинеи начали сдавать свои позиции. После катастрофических потерь в области Wewak, 15 марта 1944 года 4-я воздушная армия начала эвакуировать свои объекты и перенесла свой штаб на запад в Hollandia. Ну уже к середине апреля союзники были готовы вторгнуться и в Hollandia. Америанцам вскоре вновь удалось подловить японские самолеты на земле и к 15 апреля было подсчитано, что в Hollandia было уничтожено около 340 самолетов в основном на аэродромах. Остатки 4-й японской воздушной армии уже не представляли из себя сколь-нибудь реальные силы. Воздух над Новой Гвинеей, наконец, принадлежащих союзникам и к концу весны 44-го архипелаг для Японии был практически потерян.

30 декабря 1943 года союзниками на бывшем японском аэродроме мыса Глостер был захвачен первый практически неповрежденный "Hien" 68-го сентая, дав представление о самом грозном противнике. Американцы быстро облетали японский истребитель, отметили, что "Tony" был приятен в пилотировании, достаточно энергичен, легко управляется, но также было отмечен тот факт, что японцам тяжело содержать "Tony" в технически исправном состоянии.

Потери в Новой Гвинее были ошеломляющие, и JAAF никогда уже не оправился после этого. К тому времени окончания боевых действий на Новой Гвинеи состав JAAF потерял девяносто пять процентов своих квалифицированных пилотов, имеющих более 300 часов налета. Сравнительно небольшое число опытных пилотов "Tony" выжили в этой мясорубке, среди них лейтенант Kuroki из 33-го сентая, переживший войну с 33-мя победами, уорент-офицер Tokuyasu Ishizuka с 23-мя победами, капитан Kanshi Kishkawa с 19-ю, и сержант Susumu Kajinami из 68-го сентая, который, как сообщается сбил свой 18-й самолет над Новой Гвиней в свой 21-й день рождения. Другие пилоты погибли в боях, в том числе такие асы, как майор Takaji Kimura, один из опытнейших летчиков-испытателей Ki-61, который отправился в Новую Гвинею, как командир 68-го сентая. Атакованный Р-38 из верхней задней слепой зоны, у Kimura было двадцать шесть побед на момент его гибели.

Когда наступил крах на архипелаге, экипажи армейской авиации оказались в ловушке. Большинство пилотов, инженерно-технический персонал, не имея возможности эвакуироваться, вынуждены были бежать в джунгли и продолжать партизанскую борьбу еще долгие годы после окончания войны.

В ходе боев на "Южном фронте" неоднократно предпринимались попытки усилить эффективность "Hien". Первые модели Ki-61-Iа и Ib вскоре оказались явно недовооруженными. Для борьбы с прочными и живучими американскими бомбардировщиками, пулеметного вооружения очевидно было недостаточно. Японская промышленность оказалась не в состоянии удовлетворить требования армии по организации производства авиационных пушек. По соображениям личных амбиций армейского командования предложение по установке на "Hien" давно освоенных морских авиапушек "Тип 99" было отвергнуто и был заключен контракт с немецкой фирмой "Маузер" на поставку из Германии партии немецких 20-мм пушек MG-151. Восемьсот штук достигли Японии на борту подводной лодки в августе 1943 года. Существующие крылья Ki-61-I были изменены и укреплены для установки немецкого вооружения, обладающего значительной силой отдачи. При установке пушки MG-151, их пришлось поворачивать на бок для размещения в относительно тонком крыле Ki-61, закрывая выступающие части казенной части небольшими обтекателями на нижней поверхности крыла. Новая пушечная модификация Ki-61-I Kai была запущена на производственной линии в Гифу в сентябре 1943 года параллельно с выпускаемыми более ранними моделями. Технические специалисты Kawasaki были доставлены на Новую Гвинею, чтобы произвести необходимые изменения по установке пушечного вооружения на воевавших Ki-61-Ia и Ki-61-Ib более ранних моделях, которые после модернизации получили обозначения Ki-61-Ia Kai и Ki-61-Ib Kai, в зависимости от базового варианта, на котором производилась установка пушек. К июню 1944 года - немецкие пушки были использованы и 388 истребителей "Hien" было оснащено ими. 33-й истребительный сентай первым получил пушечные "Hien" перед отправкой на Новую Гвинею, 68-й и 78-й сентаи получили некоторое количество Ki-61-I Каi в Wewak, модифицированных в полевых условиях.

Уроки Новой Гвинеи, подвигли конструкторов Kawasaki начать серию экспериментов и модификаций для улучшения эксплуатационных характеристик "Hien". Такие попытки предпринимались еще в начале программы "Hien", с первой модели, построенной на технологической оснастке в августе 1942 года. Они отличались от прототипов и более поздних моделей в том, что имели несколько другой фонарь кабины, подвижная часть которого не сдвигалась назад, а откидывалась в сторону, аналогично Bf-l09.

Однако идея была отвергнута после того, как в ходе испытательного полета откидная часть фонаря была сорвана воздушным потоком и обломками был травмирован летчик-испытатель Yoshitsugu Aramaki, который был буквально пригвозжен обломками и с трудом, практически вслепую сумел посадить самолет. Позже было установлено, что переплет фонаря Мессершмитта был сделан из стали, а не легкого дюраля, как на "Hien".

Другие эксперименты были направлены на обширные изменения Ki-61-Ia летом 1943 года для испытания ламинарного крыла с испаряющей системой охлаждения, разработанного Такео Дои для проекта перспективного истребителя Kawasaki Ki-64. В результате испытаний скорость модифицированного "Hien" увеличилась на 40 км/ч, показав отметку 626 км\ч. Тестирование закончилось в конце года после 35 испытательных полетов. Не смотря на положительные результаты испытаний, идею на Ki-61 не решились реализовывать в серии поскольку техническое обслуживание "Ласточек" было и так проблемным, а внедрение испарительной системы охлаждения обещало усугубление проблем в боевых частях.

Дальнейшим изменениям, были подвергнуты "Hien" в части установка лыжного шасси для использования на севере - на Курилах, Алеутах или в северной Маньчжурии. Испытания лыжного шасси на Ki-61-Ib проходили зимой 1943-1944, но в серию не внедрялись, так как условия изменились слишком быстро.

Наибольшее изменение были проведены на следующей модификации "Hien", по сравнению с предыдущими моделями это был совершенно новый самолет. Постоянные проблемы с техническим обслуживанием "Hien" в Новой Гвинее очень быстро достигли конструкторов Kawasaki. Армия горько жаловалась на плохую репутацию Ki-61 у технического персонала. Конструкторам Doi и Оwada была предоставлена возможность для разработки нового истребителя, с акцентом на простоту обслуживания. Прототип был завершен в январе 1944 года как Ki-61-I- Kai -с, известный также как Kawasaki Модель А. Оснащенный парой синхронных 20-мм пушек Ho.5 японского производства в дополнение к двум крыльевым 12,7-мм пулеметам Тип 1 сделал вооружение Ki-61-I- Kai -с аналогичным ранним пушечным моделем Ki.61-Iа Kai и Ki.61-Ib Kai. Другие различия: несколько увеличенная длина фюзеляжа, увеличена площадь стабилизатора и увеличен диаметр хвостового колеса, которое стало неубираемым, заменив сложное в обслуживании убираемое на более ранних моделей. Системы управления были упрощены, уменьшено общее количество сборочных единиц, что значительно улучшило технологичность конструкции. Задняя часть фюзеляжа была выполнена съемной для удобства ремонтных работ и условий транспортировки на кораблях.

В дополнение к этим изменениям, было значительно усилено крыло самолета для увеличения его способности выдерживать значительные нагрузки в бою. Кроме того, на крыле были введены крепления для установки как топливных баков, так и бомбового вооружения. С конца весны 1944 года производство модели Ki-61-Ib-Каi начали постепенно сворачивать, одновременно наращивая выпуск новых Ki-61-I-Каi-с, который к августу 1944 г. стал единственной моделью "Hien" в серии.

Каi-с оставался в производстве до января 1945 года. На его базе было построено также небольшое количество модели Ki-61-I-Каi-d, единственным отличием которого была установка пары 30-мм пушек Ho.155 в крыльях вместо 12.7-мм пулеметов. Однако производство модели Каi-d продолжалось недолго, что было связано со слишком большой отдачей 30-мм орудий. Вести из них прицельный огонь было почти нереально, кроме того, даже усиленные крылья новой модели "Hien" долго не выдерживали чудовищных нагрузок при стрельбе из этих орудий и после нескольких десятков выстрелов в лонжеронах крыла появлялись значительные деформации и трещины.

Некоторые из выпущенных Ki-61-I-Каi-с успели попасть к завершающим аккордам боев на Новой Гвинеи, но большинство из этих самолетов служили на Филиппинах и в ПВО Японских островов. Новые истребители "Hien" поступили на вооружение 17, 18, 19, 26, 53, 55, 59, 105 и 244-го истребительных сентаев, а старые сентаи, ранее летавшие на "Hien" получали модель Каi-с в качестве замены выбывающей техники. Именно в этот период, 68-й и 78-й сентаи исчезли из записей JAAF, будучи официально расформированными 20 августа 1944 года в подтверждении их полного уничтожения. Но, на протяжении 1944 года были сформировано много новых подразделений, вооруженных "Ласточками". Кроме того, модели Ki-61-I-Каi-с и Ki-61-I-Каi-d были направлены в летные школы в Акено и Хитачи, чтобы ускорить подготовку новых летных кадров для предстоящей битвы за Филиппины.

Наращивание сил на Филиппинах происходило быстро, и снова основной силой там была многострадальная 4-я воздушная армия. Для обеспечения обороны Филиппин истребительные подразделения изымались из Бирмы, Малайи, Китая и Маньчжоу-Го, а новые пилоты и самолеты шли из Японии. К моменту американского вторжения на Филиппины в октябре 1944 года, в 4-й воздушной армии было более 400 самолетов. Но по сравнению с многотысячной союзной авиацией, вторгшейся на архипелаг это было почти ничто. К январю 1945 4-я японская воздушная армия на Филиппинах была полностью уничтожена.

Новые подразделения Ki-61 начали перебрасываться на Филиппины в сентябре и октябре 1944 года. 17-й истребительный сентай под командованием майора Yoshitsugu Aramaki вылетел юг через Окинаву и Формозу, для обеспечения ПВО Манилы, и к середине сентября оказался в гуще боев, как только американские палубные самолеты начали серию атак на японские аэродромы, которые предшествовали вторжению. 19-й сентай добавил свои силы к системе ПВО Манилы, привлекая к себе Хэллкеты, которые часто появлялись в небе над Манилой. Полеты крупными группами Ki-61-I-Каi-c этих подразделений агрессивно оспаривались все время растущим числом самолетов союзников. 22 октября 33-й сентай из Малайи перелетел на Лусон и разместился на Кларк Филд. В середине ноября, туда же были переброшены 18 и 55 сентаи в попытке задержать растущую волну американского наступления. К концу ноября все пилоты 55-го сентая погибли вокруг Лейте, прекратив существование этого полка, а к середине декабря сопротивления японцев над Лейте было полностью сломлено. 22 декабря сосредоточеные усилия американцев по уничтожению японской авиации на Кларк Филд был в стадии завершения. Американские самолеты специально провоцировали оставшиеся еще в строю японские истребители на принятие боя, чтобы, навалившись кучей на одиночных храбрецов уничтожить их. "Тоny" стал привычным противником для нового поколения американских пилотов, так как защита Кларк Филд и области Манилы растянулась на несколько недель. Но, опять же американцам удалось уничтожить огромное число воздушных судов на земле, чтобы гарантировать себе относительную безопасность в воздухе. И вскоре не только Кларк Филд, но и все филиппинские аэродромы были завалены обломками японских самолетов, немалый процент которых составлял "Тоny".

В одном из последних воздушных боев за Филиппины 11 января 1945 года два американских пилота P-51 Мустанг, выполнявших разведывательный полет встретили японский морской бомбардировщик G4M "Betty" переделанный в транспорт, который сопровождали двенадцать (!) истребителей "Тоny". Американские пилоты вдвоем атаковали 6-кратно превосходящего противника, сбили девять "Тоny" и сопровождаемый ими "Betty". Позднее, пилот Мустанга, сбившего японский бомбардировщик, William A. Shomo получит Орден Почета от Конгресса за уничтожения штаба японского флота, находившегося на борту бомбардировщика, который пытался ускользнуть с Филиппин. Уцелевшие в воздушных боях японские пилоты и наземный персонал были пойманы в ловушку и, потеряв свои самолеты, с остатками сухопутной армии отступали в горы острова Лусон как партизаны.

Когда кампания на Филиппинах продошла к концу, финальная битва развернулась в Японии. Это должен был быть лучшим, но самым бесполезным часом истребителя "Тоny". Воздушные налеты на Японию начались летом 1944 года, и обещали усилиться после падения Сайпана. Для большинства из оставшихся к середине 1944 года истребительных сентаев рейды американских бомбардировщиков вызывали больше раздражения, чем угрозы, но к концу года частота и мощь их стала неуклонно увеличиваться. Япония были распределена на три сектора обороны Восточный, Центральный и Западный, ответственность за которую была возложена на 6-ю воздушную армию. Истребителя "Тоny" присутствовали во всех секторах. Ki-61 стал символом обороны Японии, появившись даже на японской почтовой марке весной 1945 года, из-за того, что был основным истребителей ПВО столичного района Токио в составе 244-го сентая под командой майора Teruhiko Kobayshi 10-й авиационной дивизии, сформированного из оставшейся элиты армейской истребительной авиации. Восточный сектор обороны, в который вошли Йокогами, Токио, Нагоя, в конечном счете защищали "Тоny" из 18, 23, 28, 53 и 244 сентаев. В Центральном секторе базировались 17-й, обновленные 55 и 56 сентаи в составе 11-й авиационной дивизии, позднее 56-й сентай передается в западный сектор, чтобы присоединиться к 59-й сентаю 12-й авиационной дивизии. Эти подразделения имели разнообразные модели "Hien", начиная с самых ранних Ki-61-Iа и заканчивая тяжеловооруженными Ki-61-I-Каi-d. На этих самолетах применялись самые разные вариации вооружения, так в 244-м сентае "Hien" лишили пулеметов, чтобы максимально облегчить самолеты, и добраться до B-29, летящих на высоте 9 км. Другие подразделения добавляли дополнительные 20-мм пушки Ho.5, доводя вооружение "Hien" до 2х20-мм синхронных пушек в фюзеляже, еще пары в крыльях и 2х12.7-мм пулеметов в крыльях. Иногда пулеметы демонтировали.

В ПВО метрополии участвовали и другие подразделения, осуществлявших помимо учебных задач и функции перехватчиков, например, имевшие в своем составе истребители "Hien" 8-й и 39-й чутаи повышенной летной подготовки (в оригинале √ "сompanу" - т.е., дословно √ рота, не уверен, что этот термин соответствует чутаю, т.е. эскадрилье), 5, 7, 11 и 18 учебных чутаев (в оригинале также "сompanies"), и летных школ в Акено и Хитачи. "Hien" стал основным истребителем армии в обороне Окинавы в апреле 1945 года, когда вторжение союзных войск было встречено "Hien" 19, 59, 65 и 105 сентаев, а также истребителями 23-го и 37-го Независимых учебно-тренировочных чутаев.

Армейская истребительная авиация, защищающая города Японии от налетов Boeing B-29 была в крайне невыгодномположении. Рабочая высота В-29 была значительно выше потолка любого японского истребителя. В этом плане "Tony" был единственным одноместным истребителем, который мог не только забраться на высоту свыше 9000 м, но и сохранять там боеспособность без риска свалиться в штопор. Но даже для него требовалось максимально облегчить самолет, часто путем удаления большей части вооружения с истребителя. Это ставило пилотов "Hien" в еще более невыгодное положения, в попытках атаковать утыканный пулеметами бомбардировщик на своих почти разоруженных истребителях. С такими ситуация часто сталкивались пилоты 244-сентая над Токио. Подчас, для того, чтобы сохранить огневую мощь, "Hien" взлетал с парой подвесных баков, но с почти пустым основным. При выходе в атаку, ПТБ сбрасывались, облегчая самолет, но в основном баке топлива хватало лишь на одну атаку. Многие из пилотов были недавними выпускниками летных школ, которые они закончили имея лишь несколько часов боевой летной подготовки (мера вынужденная из-за крайней нехватки топлива в Японии).

Были и исключения из этого. В составе 244-го сентая Восточного сектора обороны майора Teruhiko Kobaynshi была агрессивная группа пилотов, опытных в борьбе против B-29. Kobaynshi пережил войну с двадцатью победами, из них 10 над В-29. Пилоты сентая практиковали атаку в группе по пять или шесть истребителей из верхней передней полусферы, или в район кабины экипажа на подходе с боков. Истребители "Tony" 244-го сентая над Токио с характерными эмблемами на килях были весьма уважаемыми противниками экипажами американских B-29. В Центральном секторе обороны оперировал 17 сентай во главе с опытным истребителем майором Yoshitsugu Aramaki, тем самым летчиком-испытателем, который почти три года назад сумел вслепую посадить экспериментальный Ki-61, когда у того сорвало фонарь кабины. В Западном секторе обороны сражался подполковник Furukawa главе 56-го сентая, единственная часть, которая успела получить несколько экземпляров выпущенных Ki-61-II модель 2. В боях над метрополией появились свои асы, летавшие на "Hien", среди них уорент-офицер Tokuyasu Ishizuka, ветеран войны на Халхин Голе, сбил на своем "Hien" четыре В-29 и закончил войну с 23 победами; Kanshi Ishikawa с 19 победами; получивший известность в Японии майор Masato Kodama, командир 53-го "Kodarna сентая" Восточного сектора обороны, считавшегося самым дисциплинированным подразделением JAAF; майор Takefumi Kododa , командир 18-го сентая, также Восточного сектора обороны; Майор Takahashi 55-го сентая из Центрального сектора обороны, который в январе 1945 года был переведен для обороны северного Кюсю; майора Yoshido Takata, последнего командира 17-го сентая Центрального сектора обороны.

Крайне низкая уязвимость В-29 от легковооруженных японских истребителей повергала пилотов "Hien" в состояние, близкое к отчаянию в ходе воздушных сражений над Японией. Когда истории атак камикадзе военно-морской и в конечном счете армейской авиации на Филиппинах заполонили страницы СМИ, пилоты перехватчиков, отражавших атаки американцев над Японией оценили эту тактику как реальный способ одолеть B-29. Таранная тактика борьбы с В-29 стала темой для обсуждения, особенно учитывая довольно высокую по японским меркам прочность "Hien", позволявшую пилоту перехватчика остаться в живых после тарана. Таким образом, таран не считался самоубийством, так как пилот перехватчика в данном случае имел больше шансов остаться в живых, чем при классической атаке, потому как меньше времени находился под огнем пулеметов В-29. Рассматривалась следующая техника атаки: пилот истребителя занимал позицию выше бомбардировщика на параллельном курсе, пикировал не него под углом 30 град., одновременно открывая огонь. Таранный удар рекомендовалось наносить в район крыла, как наименее прочное и уязвимое место В-29, после чего японский пилот мог покинуть свой самолет с парашютом.

Японцы небыли первооткрывателями использование тарана как формы атаки. Русские уже давно использовали эту тактику, и даже англичане, немцы и американцы периодически таранили вражеские самолеты в отчаянных ситуациях. Но японцы привнесли в этот вид боя новый элемент. Степень личной безопасности уходила на последнее место, выводя на первый план задачу уничтожения врага любой ценой или героическая гибель за свою страну.

Когда была сформирована группа "Shinien-Setku-Tai" "Небесная дрожь" специальных таранных атак, пилоты знали ее как "Taiaiari" "Разрушители тел". Пилоты в эту группу набирались на добровольной основе и проходили обучение по этой тактике где спокойно и объективно рассказывалось, где и как надо атаковать B-29 для достижения наилучшего результата. Уцелевшие после таранов пилоты Taiaiari смогли рассказать об этих атаках, привлекая в группу новых добровольцев. Когда лейтенант Shinomiya протаранил B-29 в ноябре 1944 года, снеся крылом своего "Hien" всю хвостовую часть американского бомбардировщика, и успешно приземлился после этого, он был новым героем JAAF. Его изрешеченный пулями, с разбитым крылом Ki-61-I-Каi-c был выставлен на обозрение на ротонде первого этажа универмага Matsuya в разделе Ginza в Токио на рождественские праздники. Майор Teruhiko Kobaynshi, командир 244-го сентая уцелел после двух таранов В-29, еще один пилот "Shinien-Setku-Tai" по имени Nakamura также пережил войну с двумя В-29, уничтоженными тараном. Однако, большинство пилотов Taiaiari погибали на месте в момент удара, оставляя после себя лишь восторженные эпитафии на первых страницах ежедневных газет.

Когда лейтенант Minoru Shirota написал о своем чувстве патриотизма, а затем протаранил B-29 на своем "Hien" над Нагоей 4 января 1945 года на виду у журналистов, он послужил примером и поводом для расширения тактики Taiaiari. Пилоты "Shinien-Setku-Tai" стали полностью снимать вооружение со своих "Hien", чтобы улучшить динамические характеристики своих истребителей. К концу января экипажи B-29 возвращаясь из рейдов над Японией, сообщали об увеличении японских истребителей, совершавших тараны, при общем увеличении концентрации японских перехватчиков. В одном из рейдов на Токио 27 января были зафиксированы около 984 атак истребителей, в том числе много много попыток тарана. Пять B-29 были сбиты над целью, хотя их экипажи сообщили об уничтожении шестидесяти истребителей противника, а также семнадцати "вероятно" и тридцати поврежденных. Многие самолеты однозначно были опознаны как Taiaiari, так, один из атаковавших тараном "Hien" был, как сообщили американские экипажи, окрашен полностью в черный цвет с белыми орлами на фюзеляже вместо нормальных знаков Hinomaru. Были и другие, окрашенные в нестандартные цвета.

К 1945 году специальные атаки стали обычным способом сопротивления. Много пилотов истребителей, добровольно переводились из секторов обороны над Японией во вновь формируемые корпуса Специальных атак, в составе которых истребители "Hien" были оснащены 250-кг бомбой для атаки надводных кораблей в море. Для выполнения таких миссий армейские пилоты проходили краткий курс обучения, в основном, касающийся навигации на море. Другие подразделения, такие как 105-й сентай на Формозе в начале 1945 года, были переориентированы для Специальных атак в полном составе. В своем первом вылете 1 апреля 1945 года пилоты 105-го сентая, вооруженные парой 250-кг бомб каждый, не смогли найти свои цели из-за погоды, позволяя своим "Hien" вернуться на базу. Однако в боях за Окинаву 105-й сентай в полном составе выполнил свой долг, к концу мая 45 года, прекратив свое существование.

Задолго до того, как Япония вступила в завершающую фазу войны, конструктора Kawasaki приступили к работе над улучшением базовой конструкции "Hien". Прежде всего Takeo Doi попытался пойти по пути простого наращивания мощности двигателя, создав новую модификацию "Hien" модель 2.

Также как немцы постоянно поддерживали характеристики своего Bf-109, последовательно создавая все более мощные модели Мессершмитта, Takeo Doi и Shin Owada пошли по тому же пути, приступив к разработке новой модели "Hien" на рубеже 1942 и 1943 года. Для этого, на базе двигателя Ha-40 был вновь разработана его более мощная 1500-сильная версия Ha-140, что теоретически давало значительный прирост характеристик для "Hien". В сентябре 1942 года проект нового "Super Hien" был готов к утверждению. К марту 1943 года проект был завершен. От базовой модели Ki-61-II отличался крылом большей площади для обеспечения лучшей маневренности и более прочным хвостовым оперением, кроме того было несколько изменено остекление фонаря кабины для улучшения обзора. На новом самолете ожидалось получить скорость до 640 км\ч. Но когда первый самолет был закончен в металле к августу 1943 года, начали проявляться первые проблемы. Первые же испытания, проходившие в декабре 43 года показали, что двигатель Ha-140 крайне сырой и ненадежный, крылья и фюзеляж нового самолета не могли выдержать возросшие нагрузки и деформировались в полете. И после постройки 8-ми прототипов в январе 1944 года проект был приостановлен. Конструктора Takeo Doi и Shin Owada были сильно подавлены провалом проекта, но засучив рукава взялись за полную переработку проекта. Фюзеляж был спроектирован заново, а крыло нового самолета заимствовано от серийного Ki-61-I-Каi-c. Первый Ki-61-II-Каi был закончен в апреле 1944 года, и хотя он не смог достичь желаемой скорости, характеристики его тем не менее были лучшими на больших высотах среди всех японских истребителей. Вскоре были простроены еще три прототипа под обозначением "тип 3 модель 2". К сентябрю 1944 года построили дополнительные двадцать шесть предсерийных образцов, и к концу года новая модель Ki-61-II-Каi-a пошла в серию, постепенно вытесняя с конвейера предыдущую Ki.61-I-Каi-c. Сначала ситуация выглядела радужно, однако вскоре начались проблемы, решить которые удалось лишь тогда, когда менять что-либо было уже поздно.

При производстве новой модели Ki-61-II-Каi-a завод Kagamigahara уже в октябре 1944 года столкнулись с задержками поставок двигателя Ha-140. Почти 200 из более ранней модели Ki.61-I-Каi-c уже стояли во дворе завода, ожидая двигатели Ha-40. Производство двигателей было сокращено до минимума, налеты союзной авиации еще более усугубляли ситуацию. Имея в дефиците даже хорошо отработанный Ha-40, наладить параллельный выпуск нового Ha-140 было почти невозможно. Все, что можно было сделать в данный момент, это производить планеры модели 2А и как можно быстрее закончить те, для которых двигатели были бы доступны, а остальные хранить в мак-симально безопасным. К концу декабря было готово более 200 планеров из них 146 варианта Ki-61-I-Каi-c. В январе их было 230. В конечном счете только 69 "Hien" Модель 2а были завершены, остальные "обезглавленные" планеры бесполезно стояли на заводском дворе и в окружающих лесах в то время, как JAAF отчаянно нуждались в новых истребителях. Из общего объема производства 374 штук новых Ki-61-II-Каi-a, около тридцати были уничтожены в ходе американских воздушных налетов, а 275 так никогда и не получали своих Ha-140. Чуть более 60 штук "Hien" Модель 2а, на которые хватило двигателей, вступили в строй в начале 1945 года. Простой в производстве, Ki-61-II-Каi-a был вооружен двумя 12,7-мм пулеметами Тип 1 и двумя 20-мм пушками Ho.5. По некоторым оценкам, около тридцати экземпляров были модифицированы позднее в "модель 2b", вооруженной четырьмя 20-мм пушки. Оба самолета были оборудованы пилонами для пары 250-кг бомб. Впервые армия получила истребитель, способный спокойно подниматься на высоту свыше 10 тыс метров и бросать вызов В-29. Но стабильное отсутствие надежности двигателя и частые поломки в системе электрооборудования были постоянными болевыми точками. Выпущенные экземпляры были поставлены в 18, 55, 56 и 244 сентаи. Позже модель 2b также попадали в эти подразделения, в качестве восполнения потерь модель 2 в единичных экземплярах присутствовала в 17, 19 и 59 сентаях, а также в отрядах Taiatari. В последнем случае с новых "Hien" снималось все вооружение.

Введение "Hien" модель 2 совпало с радикально новой ситуацией в воздушных боях над Японией в связи с появлением над метрополией истребителей союзников. Американские палубные самолеты, а затем и армейские истребители P-51D Mustang с аэродромов оккупированной Иводзимы, начали появляться над Японией в феврале 1945 года. Кольцо врагов начало затягивается на Японии, а после падения Окинавы число врагов возросло в геометрической прогрессии. К июлю силы британских палубных самолетов присоединились к американским частям, и появление вражеских истребителей и бомбардировщиков над японскими городами стало почти повседневным явлением. Небо над Японией принадлежало авиации союзников Так для защиты района Токио к лету 1945 года, JAAF+JNAF вместе могли выделить лишь около 200 истребителей всех типов. И силы эти день ото дня таяли на глазах.

Проблемы с поставками двигателей Ha.40 и Ha.140 заставили фирму Kawasaki искать альтернативные пути решения. Главный конструктор Doi, в послевоенных интервью признал, что необходимо было отказаться от капризного двигателя еще в самом начале. Kawasaki была готова вносить и другие изменения в конструкцию в целом удачного самолета, в частности отказаться от использования дефицитного алюминия, перейдя на дерево, чтобы использовать субподрядчиков для сборки деревянных комплектующих. Одним из таких примеров стал вариант Ki-61-I-Каi-е цельнодеревянной конструкции, который, правда так и не дошел до серии. Но когда дело дошло до коренного изменения в части замены двигателей, руководство Kawasaki осталось непреклонным. Причина была очевидна, производство двигателей Ha-40\140 было организовано на заводах Kawasaki, сохраняя таким образом, полный контроль производства "Hien" в руках фирмы.

А тем временем нарастало разочарование армии ненадежными двигателями "Hien", одновременно зарастали безмоторными планерами заводские стоянки, дороги, дворы и поляны в лесу в районе завода в Гифу. А Kawasaki продолжала упорно работать над развитием модели 2, даже когда Koku Hombu в Токио начал формулировать свои собственные идеи о будущем серии Ki-61. Направление работ в Kawasaki было ориентировано на модернизацию модели 2 к мировым стандартам в части введения каплевидного фонаря кабины на Ki-61-II-Каi-c, намеченного в производстве как Ki-61-III "типа 3, модель 3". Несколько экземпляров Ki-61-III были даже завершены в виде прототипов и направлены для боевой оценки в 56-й сентай в район Осака-Кобе.

Дальнейшее развитие "Ласточка" получила в проекте истребителя Тип 5 Ki-100, но это уже другая история. А карьера Ki-61, первого японского армейского истребителя введенного в строй после Перл-Харбора, завершилась в Китае уже после окончания боев 2-й Мировой войны.

Истребители Ki-61-Ib и Ki-61-I-Каi-c в большом количестве использовались в Китае и бывшем японском протекторате в Маньчжоу-Го. Попавшие в руки китайских националистов, истребители "Hien" были перекрашены в китайский камуфляж с нанесением китайских опозновательных знаков и демонстрировались в городах в качестве военных трофеев. Один даже выжил достаточно долго, чтобы попасть на Тайвань после бегства туда Чан Кай Ши. Китайские коммунисты, более прагматичные, собрали несколько экземпляров "Hien" в Маньчжурии и в Пекине и сразу же включили их в состав Красной армии Китая. Летали на них те же японские пилоты, которые только недавно воевали против Китая, только теперь в качестве наемников. "Коммунистические" истребители "Hien" остались в ограниченном использовании до конца 1940-х, когда они начали заменяться более современными, также трофейными P-51D Мустангами и советскими Ла-11.

Так закончилась карьера первого японского армейского истребителя введенного в строй после Перл-Харбора. К сожалению, на протяжении срока службы истребитель "Hien" никогда не признавался союзниками, как оригинальная японская разработка √ вначале его принимали за лицензионный Мессершмитт, потом за копию итальянского MC-202.

Части, применявшие "Hien":

  • 17 сентай, сформированный в Кагамигахара, Гифу 10.02.44, командир √ майор Йошитсуги Арамаки. На Ki-61 летал на Филиппинах, Лейте, позднее на Ki-100 на Формозе до конца войны.
  • 18 сентай на Ki-61 летал с февр. 1944 на Филиппинах, командир √ Майор Такефуми Кодода. В ПВО Японии √ на Ki-100 , Восточный сектор.
  • 19 сентай на Ki-61 летал с февр. 1944 на Филиппинах, ПВО Манилы. Затем на Формозе, Окинаве, на Кюсю. Закончил войну снова на Формозе.
  • 23 сентай с окт. 1944 до конца войны сначала как учебный полк, затем в ПВО Чиба, Япония до конца войны. Весной 1945 начал перевооружаться на Ki-84
  • 26 сентай с конца 1944 до конца войны на Формозе
  • 28 сентай с апреля 1944 до июля 1945 года ПВО Чиба √ Восточный сектор, перевооружен на Ki-102
  • 33 сентай с конца 1943 до конца войны Новая Гвинея, Манчжурия, Вест Индия, Филиппины, закончил войну в Индонезии.
  • 53 сентай с марта 1944 до марта 1945 ПВО Японии, Восточный сектор. Позднее перевооружен на Ki-45 Kai
  • 55 сентай с мая 1944 до конца войны Япония, Филиппины, командир √ маойр Такахаши. Сентай полностью погиб на Лейте, переформирован в Японии, осуществлял ПВО Японии, центральный сектор, командир √ майор Кенджиро.
  • 56 сентай с апреля 1944 года до конца войны ПВО Японии Центральный и Западный сектора
  • 59 сентай с конца 1944 до конца войны, ПВО Японии, Западный сектор, Окинава, командир √ капитан Акира Онозаки, 28 побед, летом 1945 перевооружен на Ki-100
  • 65 сентай √ лето 1944 до конца войны √ Филиппины, Окинава, Формоза, Япония, в конце войны начал перевооружаться на Ki-45-Kai.
  • 68 сентай с марта 1943 по апрель 1944 Манчжурия, Новая Гвинея.Сентай полностью уничтожен на Новой Гвинее
  • 78 сентай √ апрель 1943- апрель 1944- Япония, Новая Британия, Рабаул, Новая Гвинея. Сентай полностью уничтожен на Новой Гвинее.
  • 105 сентай √ Авг. 1944 до конца войны, Формоза, Окинава, в конце весны 1945 возвращен на Формозу как подразделение камикадзе. Полностью погиб в течение лета 1945 года.
  • 244 сентай с окт. 1944 до конца войны, ПВО Японии, Центральный, а затем Восточный сектор обороны, командир √ майор Кобаяши. Летом 1945 перевооружен на Ki-100
  • 15 независимый чутай с окт 1944 до конца войны ПВО Чиба. Совместно эксплуатировал Ki-43 и Ki-61. Полностью погиб в июле 1945 как подразделение камикадзе.
  • 23 независимый чутай с янв 1944 до конца войны √ Япония, Окинава, Формоза. В сражении за Окинаву принимал участие в миссиях камикадзе.
  • 8 тренировочный чутай в Японии на Ki-61 с марта 1944 до июля 1945. Использовался для ПВО
  • 37 тренировочный чутай на Формозе и Окинаве с февр 1944 до конца войны. Принимал участие в боях за Окинаву.
  • 38 тренировочный чутай с июля 1944 до конца войны в Японии на Ki-61. Использовался для ПВО Японии.
  • 5-й; 7-й; 11-й; 17-й; 18-й отдельные чутаи повышенной летной подготовки летали на Ki-61 в Японии с мая-ноября 1944 до конца войны
  • Кроме того Ki-61 и Ki-100 находились в летных школах Акено, Хитачи, Токородзава (только Ki-61); Тачикав

 

(c) Евгений Аранов



 Модификации :
 Ki-61  1 прототип+12 предсерийных, оснащенных двигателем Kawasaki Ha-40.
 Ki-61-Ia (Ki-61-I-ko)  Серийный, с вооружением 2х12.7 мм синхронных пулемета+2х7.7-мм крыльевых.
 Ki-61-Ib (Ki-61-I-Otsu)  Вооружение усилено путем замены 7.7-мм пулеметов на 12.7-мм. На части самолетов снимались створки хвостового колеса, которое фиксировалось в выпущенном положении.
 Ki-61-Ia Kai  (Ki-61-Ib Kai, Ki-61-Iс или Ki-61-I-Hei)  388 штук, переделанных из предыдущих моделей, оснащенных немецкими пушками Mauser MG 151/20 вместо крыльевых пулеметов с сентября 1943 по июль 1944. Носовая часть фюзеляжа удлинена на 190 мм, перед кабиной добавлен еще один топливный бак.
 Ki-61-I-Kai-c (Ki-61-Id, Ki-61-I-Tei )  Аналог предыдущей модели, но оснащенный двумя синхронными японскими 20мм пушками Ho-5 над двигателем + 2х12.7-мм крыльевыми пулеметами. На 190-мм увеличена длина фюзеляжа, увеличена площадь стабилизатора и увеличен диаметр хвостового колеса, которое стало неубираемым. Хвостовая часть фюзеляжа сделана съемной. Имелись отличия в интерьере кабины и силовом наборе крыла.
 Ki-61-I- Kai-d (Ki-61-I Kai-Тei)  Вариант перехватчика с вооружением 2х12.7 мм над двигателем и 2х30-мм крыльевые пушки Ho.155. В остальном идентичен варианту Ki-61-I-Kai-c.
 Ki-61-I-Каi-е  Экспериментальный цельнодеревянный вариант Ki-61-I-Каi-с.
 Ki-61-I- w.c.e.s.  Экспериментальная модель с испарительной системой охлаждения двигателя и ламинарным крылом, проходившая испытания летом 1943 года.
 Ki-61-II прототип  весной 1944 года построено 4 штуки оснащенный двигателем Ha-140 1500 л.с. увеличена площадь крыла, изменено остекление фонаря. Вооружение аналогично версии Ki-61-I-Kai-c.
 Ki-61-II предсерийные  26 штук. Оснащался крылом от версии Ki-61-I-Kai-c, фюзеляж укорочен на 220 мм, увеличена площадь радиатора.
 Ki-61-II-KAIa  серийная модель, построено 69 штук, планер и вооружение идентичны пототипам.
 Ki-61-II-KAIb  серийная модель √ около 30 штук переделаны из Ki-61-II-KAIa с вооружением 4х20-мм пушек Но-5, две синхронных, и две в крыльях.
 Ki-61-III (Ki-61-II-Каi-c)  вариант Ki-61-II-KAIa с каплевидным фонарем, построено 3 или 4 прототипа.



 ЛТХ:
Модификация   Ki-61-II KAI
Размах крыла, м   12.00
Длина, м   9.16
Высота, м   3.70
Площадь крыла, м2   20.00
Масса, кг  
  пустого самолета   2840
  нормальная взлетная   3780
  максимальная взлетная   3825
Тип двигателя   1 ПД Кавасаки Hа-140
Мощность, л.с.   1 х 1500
Максимальная скорость , км/ч   610
Крейсерская скорость , км/ч   450
Практическая дальность, км   1600
Боевая дальность, км   1100
Максимальная скороподъемность, м/мин   835
Практический потолок, м   11000
Экипаж, чел   1
Вооружение:   две синхронные 20мм пушки Hо-5 и два 12,7мм кpыльевых пулемета
  2х 250кг бомбы


 Доп. информация :


 Чертеж "Kawasaki Ki-61 Hien (1)"
 Чертеж "Kawasaki Ki-61 Hien (2)"
 Чертеж "Kawasaki Ki-61 Hien (3)"
 Чертеж "Kawasaki Ki-61 Hien (4)"
  Фотографии:

 Прототип Ki.61
 Ki.61-Ia
 Ki.61-Ib
 Ki.61-Ib
 Ki.61-Ib
 Ki.61-Ib
 Ki.61-Ib из 59 сентая 3 чутая на авиабазе Фукуока. Эмблема на киле указывает на принадлежность к отрядам "Специальных атак" камикадзе
 Ki.61-Ib из 59 сентая 3 чутая на авиабазе Фукуока. Эмблема на киле указывает на принадлежность к отрядам "Специальных атак" камикадзе
 Ki.61-I Kai, самолет командира 244-го сентая майора Терухико Кобаяши
 Ki.61-Ib из 39 отдельного учебно-тренировочного хикочутая, аэродром Йокошида, март 45го. Пилот - сержант Шуичи Кайхо, 4 победы.
 Кi-61-1Kai-c в составе авиации Гоминьдана, сентябрь 45-го, аэродром Маньюан, г. Пепинг.
 Ki.61-II-Kai-a
 Ki.61-II
 Ki.61-III
 Кабина пилота Ki.61

  Схемы:

 Ki.61-I
 Компоновочная схема Ki.61 Kai-Hei

  Варианты окраски:

 Ki.61-I-otsu    (c)  Александр Булах
 Ki.61-I ko       (c)  Александр Булах
 Ki.61-I Kai-c   (c)  Александр Булах
 Ki.61-I ko      (c)  Александр Булах
 Ki.61-I ko      (c)  Александр Булах
 Ki.61-II-Kai
 Ki.61-III

 



 

Список источников:

Евгений Аранов. Kawasaki Ki.61/Ki.100 "Hien"/"Tony"
История Авиации. Алексец Андреев.  "Ласточка" императрской армии
Андрей Фирсов. Авиация Японии
Aircam. Richard M. Bueschel. Kawasaki Ki.61/Ki.100 in japanese army air force servece
Aircraft Profile. Rene J Francillion. The Kawasaki Ki-61 Hien
Burin Do. FAWO. Kawasaki Ki-61 Hien
Rene J Francillion. Japanese Aircraft of the Pacific War
Д.Хирокоши, М.Окумия, М.Кайдин. Японская авиация во Второй Мировой войне


Уголок неба. 2013  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



Rambler's Top100 Rambler's Top100