главная авиация второй мировой истребители
   J1N Gekko
       
Разработчик: Nakajima
Страна: Япония
Первый полет: 1941
Тип: Многоцелевой истребитель
  ЛТХ     Доп. информация
   


После девяти месяцев боев в Китае от высших офицеров морской авиации стали поступать требования создания дальнего эскортного истребителя, на основе чего морской штаб стал готовить задание на новый самолет. Причиной таких требований была своеобразная тактика, используемая китайцами - они отводили свою истребительную авиацию за радиус действия японских истребителей A5M, в результате чего, лишенные прикрытия бомбардировщики G3M несли тяжелые потери. Рассматривая различные варианты решения проблемы, технический отдел штаба Императорского флота Kaigun Koku Hombu пытался приспособить для сопровождения формаций собственных бомбардировщиков своего рода летающие огневые точки из вооруженных дополнительными стволами тех же бомбардировщиков G3M. Проект не увенчался успехом, равно как не исправила положение партия закупленных в США эскортных истребителей Северский 2РА-В3.

Ввиду этого весной 1938 г Kaigun Koku Hombu сформулировал требования спецификации 13-Shi, в целом списанные с французского двухмоторного истребителя Potez Р.630, только что поступившего на вооружение во Франции. После изучения мнения наиболее опытных пилотов 12-го кокутай и внесения в спецификацию изменений, требования 13-Shi были направлены фирмам Мицубиси и Hакадзима. Задание определяло трехместный двухмоторный истребитель, способный в первую очередь вести маневренный бой против одномоторных истребителей. Скорость задавалась в 518 км/ч, дальность полета - 2100 км при нормальном запасе топлива и 3700 км √ с дополнительными баками. Время набора высоты 4000 м √ 6 мин. Вооружение должно было состоять из 20-мм пушки и двух 7,7-мм пулеметов, направленных вперед. Оборонительное вооружение предполагало использование прогрессивной в то время системы из дистанционно управляемых башен. Наиболее трудным представлялось требование обеспечения маневренности сравнимой с новейшим истребителем А6М, только проходившем испытания.

Мицубиси в то время была загружена работами по проектам истребителя А6М и бомбардировщика G4M, поэтому к заданию флота отнеслась без энтузиазма и эскизный проект фирмы J1M был отвергнут заказчиком.

На фирме Накадзима к заданию отнеслись более профессионально. Там был организован специальный конструкторский коллектив под руководством Катсузи Накамура, автором палубного торпедоносца В5N.

В середине 1939 года предварительный проект J1N был готов. В декабре построили натурный деревянный макет. После одобрение проекта заказчиком приступили к изготовлению прототипа.

На этом этапе темп работ замедлился. Боевые действия в Китае снизили накал, а необходимость в дальнем истребителе сопровождения стала не столь острой. Стандартные истребители флота А5М4, оснащенные подвесными баками, а также начавшие поступать на вооружение новейшие А6М, позволяли решать задачи по эскортированию бомбардировщиков относительно успешно.

В результате первый прототип J1N1 поднялся в воздух лишь 2 мая 1941 года. Новый самолет представлял собой аэродинамически чистый двухмоторный моноплан, в конструкции которого было применено несколько новаторских для японского авиастроения решений.

Для самолета были выбраны два двигателя воздушного охлаждения Nakajima NK1F "Sakae" √ двухрядная 14-цилиндровая звезда мощностью 1130 л.с., имевшие в прототипе лицензионный французский Gnome-Rhone 14K, но чтобы исключить отрицательный эффект реактивного момента винта, двигатели были двух модификаций "Sakae" модель 21 и "Sakae" модель 22 с противоположным вращением винтов. Вооружение состояло из 20-мм пушки Тип 99 модель 1 и двух 7,7-мм пулеметов Тип 97 в носовой части и двух дистанционно управляемых башен с парой 7,7-мм пулеметов Тип 97 в каждой. Причем башни монтировались на фюзеляже тандемом с уступом одна над другой сразу за кабиной пилотов. Управление пулеметными башнями, а также закрылками и уборка шасси, осуществлялись с помощью гидравлики.

Для улучшения маневренности второй опытный самолет был оснащен закрылками, отклонявшимися на 20 градусов при боевом маневрировании и на 40 градусов при посадке. Были также установлены автоматические предкрылки. Оба самолета были переданы для официальных испытаний флоту в августе 1941 г. Испытания оказались неудачными, так как самолет был в целом перетяжелен, возникли проблемы из-за противоположного вращения винтов и сложной гидравлической системы. Дистанционно управляемые башни оказались слишком тяжелыми, а их наведение на цель было неточным. Кроме того, на виражах на J1N1 наблюдалась сильная тряска элеронов. Маневренность была признана недостаточной, хотя для двухмоторного самолета была довольно высокой. Сравнение с одномоторным истребителем А6М2 показало, что J1N1 уступает первому практически во всех аспектах за исключением дальности полета. В результате в октябре 1941 г флот решил отклонить дальний эскортный истребитель. Hо так как самолет практически не уступал А6М2 в скорости, фирме было предложено переделать несколько уже почти готовых машин в дальний скоростной разведчик берегового базирования, с целью замены эксплуатируемых на флоте одномоторных С5М.

При перепроектировании самолета особое внимание было уделено снижению веса и повышению надежности. Так, запас топлива был сокращен с 2270 л до 1700 л, от наступательного вооружения отказались, а ненадежные пулеметные башни было решено заменить на обычную турель. Также надежность эксплуатации самолета повысил отказ от разных двигателей и замена двигателей на одну модификацию - "Sakae" модель 22.

Для сохранения дальности полета при сокращении запаса топлива была предусмотрена возможность подвески под центропланом двух 330-л дополнительных баков. Фюзеляж был перекомпонован. В носовой части фюзеляжа располагались пилот и стрелок-радист. В распоряжении последнего был 13-мм пулемет Тип 2 на турели. Штурман располагался в отдельной кабине за крылом, расположенной ярусом ниже. Кроме того, самолет был оснащен протектированными баками и бронекреслом пилота.

Модифицированный самолет был принят на вооружение в июле 1942 года, получив обозначение "Разведчик флота модель 11" или короткое J1N1-С.

Так как надобность в специализированном самолете-разведчике была не такой настоятельной по сравнению с основными боевыми типами, то темпы производства были низкими - с апреля 1942 г по март 1943 г Hакадзима поставила только 54 J1N1-С, включая опытные машины. Разведчик начал поступать в боевые части с осени 1942 г. Впервые союзники увидели J1N1-С во время боев на Соломоновых островах.

Позже самолет был переименован в J1N1-R. Несколько разведчиков в порядке эксперимента были вооружены расположенной за кабиной пилота башней с 20-мм пушкой Тип 99 модель 1, демонтированной с опытных тяжелых бомбардировщиков G5N при переделки их в транспорты. Эта модификация получила обозначение J1N1-F модель 12.

Весной 1943 г командир 251-го кокутай Ясино Кодзоно предложил установить на J1N1-C пушки в фюзеляже самолета под углом к горизонту, переоборудовав тем самым разведчик в ночной истребитель. На часть разведчиков 251 кокутай, находившегося в Японии на отдыхе, прямо в полевых условиях вместо оборудования кабины штурмана было установлено две 20-мм пушки Тип 99 модель 2 наклонно вверх под углом 30 град. и еще две - вниз. Доработанный самолет получил обозначение J1N1-C КАИ и собственное имя "Gekko" - "Лунный свет". Вскоре с его помощью были перехвачены и сбиты несколько бомбардировщиков В-17, доказав тем самым пригодность идеи Кодзоно. Успех этого опыта вместе с осознанием необходимости в ночных истребителях заставили штаб флота выдать заказ Hакадзиме переключиться с разведчика на перехватчик.

Производство истребителя, получившего обозначение J1N1-S "Гекко" Модель 11, началось на заводе в Коидзуми августе 1943 г. Темпы производства сразу возросли c апреля 1943 г по март 1944 г было выпущено уже 181 J1N (в основном истребители) по сравнению с 54 а предыдущие 12 месяцев. До прекращения производства в декабре 1944 г было выпущено еще 240 самолетов. Hовый J1N1-S получил вооружение по образцу J1N1-С Кai, от которых отличался зашитым остеклением кабины штурмана. Часть перехватчиков была модифицирована из готовых разведчиков прямо в боевых частях, проходивших формирование в Японии, в результате внешний вид переоборудованных перехватчиков и выпущенных на заводе несколько отличался. Боевой опыт показал неэффективность пушек, стреляющих вниз, и часто их не ставили.

Последней версией перехватчика был J1N1-Sa "Гекко" Модель 11А. У этой версии уступ за кабиной был сглажен и была изменена корневая часть киля. Вооружение, как правило, составляли две-три наклонные пушки Тип 99 модель 2, направленные вверх. Иногда пара нижних 20-мм пушек на этой версии сохранялась, которые оказались полезными для штурмовых операций и атак небольших кораблей и подводных лодок противника. В носовой части также иногда встречалась установка курсовой 20-мм пушки Тип 99-2 или прожектора.

Отдельные машины вооружались противовоздушными зажигательными бомбами. В последний год войны "Гекко" использовали летчики токкотай √ для самоубийственных ударов по кораблями противника. При этом на узлы подвески топливных баков самолет брал пару 250-кг бомб. Хотя в данном качестве "Гекко" использовался редко. Самолет был слишком нужен для защиты своей территории от армад В-29.

В конце 1944 года название модификаций "Гекко" было вновь изменено. Разведывательная версия сохранила обозначение J1N1-R, перехватчик J1N1-S получил обозначение J1N2 модель 11, а J1N1-Sa √ обозначение J1N3 модель 23.

Отдельного упоминания заслуживает практика использования радаров на перехватчиках "Гекко", инициатором установки которых на этой машине был все тот же вездесущий командир 251-го кокутай, тайса (капитан 2-го ранга) Ясино Кодзоно.

К 1944 году бортовая авиационная радиолокационная техника Японии была представлена весьма громоздким и тяжелым радаром Ta-Ki 1 Type 3 Kai 6 модель 4 (Tип H6) массой более 100 кг, с длиной волны 2 метра. Эти радары с антеннами типа "Yagi", расположенными в носовой части самолета и по бортам фюзеляжа применялись только на бомбардировщиках и тяжелых летающих лодках и использовались для поиска вражеских кораблей с августа 1942 года. Этот радар был разработан инженером фирмы Тошиба Дайроку Ёкои на основе английского радара ASB, захваченного в Сингапуре в начале войны. Характерно, что изучая английский радар, Ёкои с удивлением обнаружил на нем антенны типа "Yagi", являющиеся японской разработкой конца 30-х годов.

Тема радиолокации в японском флоте долгое время не была приоритетной и финансировалась чуть ли не по остаточному принципу, поэтому разработка бортовых авиационных радаров нового поколения затянулось на два года, отдельные модели которых появились уже лишь в 1945 году.

Хотя радар Н6 был предназначен главным образом для обнаружения морских целей типа корабль, теоретически он-таки допускал обнаружение и воздушных целей √ одиночной на дистанции до 70 км, групповой √ до 100 км.

По инициативе Кодзоно, как раз на тот момент возглавившего только что сформированный в Японии 302 кокутай ПВО, на часть перехватчиков "Гекко" были установлены радары Н6.

Но практика показала, что данный тип радара для перехватчика почти бесполезен. Обнаружить с его помощью воздушную цель можно было лишь при исключительном везении.

Гораздо более перспективным выглядел радар 18-Shi Ku-2, имеющим также обозначение FD-2, с длиной волны 25 см, Первые серийные образцы его появились к осени 1944 года. FD-2 весил значительно меньше √ около 70 кг и позволял обнаружить воздушную одиночную цель на дистанции 3 км, групповую √ до 10 км.

В порядке эксперимента радарами FD-2 осенью 1944 года начали оснащать перехватчики "Гекко" на авиабазе Ацуги из состава "Йокосука" кокутай. Радар устанавливался в носовой части самолета. А четыре антенны "Yagi" выводились из носа. Управление радаром осуществлял второй член экипажа.

После проведения комплекса испытаний в Ацуги, которые были признаны удовлетворительными, все "Гекко" поздней постройки в обязательном порядке получали радар FD-2 в качестве стандартного оборудования.

Первым получил оснащенные радаром перехватчики 302-й кокутай, затем 332 и 210 кокутай.

Не смотря на утверждения Кодзоно об эффективности новой техники, пилотам перехватчиков часто удавалось визуально обнаружить цель быстрее, чем определить направление на радаре.

Тем не менее, фирма Тошиба до конца войны исправно выпускала эти девайсы, а в частях их столь же исправно монтировали на перехватчики. Всего было выпущено не менее сотни радаров FD-2, большая часть из которых была установлена на перехватчики J1N.

Не смотря на относительную малочисленность "Гекко" в составе морской авиации, их боевое применение в годы войны было достаточно насыщенным.

Первое соприкосновение с противником нового разведчика состоялось раньше, чем ожидалось. Утром 18 апреля 1942, хико хэйтё (старший матрос) Сатору Оно (Satoru Ono) пилотировал один из прототипов "Гекко" в районе Йокогамы. Самолет был приписан к "Тайнань" кокутай и экипаж опробовал новую технику в воздухе, готовясь к назначенному на следующий день перелету трех опытных разведчиков J1N1 в Рабаул. Около полудня, Сатору заметил два неизвестных двухмоторных самолета, идущими постоянным курсом, сопровождаемых разрывами зенитных снарядов, а в городе были замечены дымы пожаров. Таким образом, Сатору Оно стал одним из немногих пилотов, встретивших в воздухе бомбардировщики В-25 из знаменитой группы Дулитла, совершавших первый налет на Японию. Ввиду отсутствия вооружения на своем самолете, Оно предпочел вернуться на свой аэродром на авиабазе Кисаразу, чтобы 20 апреля в составе первой группы "Гекко" из трех самолетов вылететь в сторону Соломоновых островов.

Дальний перелет, правда, не заладился с самого начала. Три разведчика "Гекко" пилотировали хико хэйтё (старшие матросы) Сатору Оно (Satoru Ono) и Тамоцу Токунага (Tamotsu Tokunaga) и итто хико хэйсо (главный старшина) Джиро Такахаши (Jiro Takahashi). Вылетев утром 20 апреля из Кисаразу, все три самолета взяли курс на Сайпан, где должны были заправиться. На полпути к Сайпану над океаном в самолете Оно начались перебои в работе правого двигателя. При заходе на посадку двигатель встал окончательно. Сатору Оно пришлось проявлять мастерство, чтоб посадить самолет на одном моторе. В самолете Токунага на посадке отказали тормоза и он врезался в хвост севшего перед ним третьего "Гекко" Такахаши. Таким образом, в первом же полете все три новых разведчика оказались выведены из строя, не достигнув места назначения. Самолеты были отремонтированы и вскоре вернулись обратно в Японию, где было решено доукомплектовать самолеты новым фотооборудованием.

Наконец 10 июля 1942 года два разведчика J1N1-C прибыли в Рабаул. Несколькими днями позже туда же прибыл и третий "Гекко". Экипажи "Тайнань" кокутай, имевшие в своем составе старые разведчики Mitsubishi C5M "Babs", начали переучиваться на новую технику. 20 июля три "Гекко", объединенных в отдельный бунтай (отряд) дальних разведчиков перебазировался в Лаэ, в провинции Моробе на западном побережье Новой Гвинеи. В тот же день экипаж хико хэйтё (старший матрос) Сатору Оно (Satoru Ono) вылетел на первое боевое задание в карьере "Гекко", осуществляя разведку над мысом Горн к северу от Йорка, Австралия.

А 2-го августа 1942 года был потерян первый "Гекко". В ходе разведывательной миссии над Порт-Морсби, Новая Гвинея, экипаж и Тамоцу Токунага (Tamotsu Tokunaga) и Марадаме Морисита (Maradame Morishita) был перехвачен тремя "Аэрокобрами" из 41-й истребительной эскадрильи США. Победу над "неопознанным двухмоторным самолетом" записал себе 1-й лейтенант Элберт Шинц (Elbert Schinz).

В начале августа 1942 года, с началом многомесячных кровопролитных боев на Гуадалканале для экипажей разведчиков "Гекко" появилась новая задача, постоянного мониторинга действий союзников на этом маленьком островке. На следующий день после высадки американских морских пехотинцев на Гуадалканале, 8 августа 1942 года экипаж Сатору Оно, как раз перед этим получившего повышение в звании - санто хико хэйсо √ примерно соответствующее старшине 2-й статьи, вылетел на разведку в район места высадки противника. В состав экипажа Оно входили также сёи (мл. лейтенанты) Хаяши и Кавасаки. Над Тулаги, к северу от Гуадалканала, "Гекко" подвергся нападению группы из трех истребителей "Уайлдкэт". Оно, используя высокую скорость своей машины, удалось укрыться в дождевом шквале и избежать перехвата, однако, задание осталось не выполненным.

9 августа, Оно вновь отправился на разведку в район Гуадалканала. На этот раз японцу повезло избежать встречи с вражескими истребителями, а в районе высадки были сфотографированы группа кораблей противника и самолеты на аэродроме.

13 сентября два разведчика "Гекко", пилотируемые Хаяши и Оно вновь отправились к Гуадалканалу с целью детального фотографирования аэродрома Гендерсон-Филд, а также оперативной координации действий наземных войск на острове. Разведчики сопровождали девять истребителей "Зеро" из "Тайнань" кокутай. Была проведена детальная разведка аэродрома и командование наконец осознало масштабы американской операции.

На следующий день был потерян один из J1N1-C, когда сёи (мл. лейтенант) Хаяши отправился на разведку в район Лунга Пойнт. "Гекко" сопровождали одиннадцать истребителей "Рейсен", но они не смогли надежно прикрыть своего подопечного. Группа "Уайлдкэтов" из VF-5 и VMF-323 атаковали японцев. Пилоты "Зеро" увлекшись боем, оттянулись от подопечного, который атаковали сразу пять американских истребителей. Надо отдать должное экипажу японского разведчика, он оказался весьма непростым противником. Самолет, пилотируемый сёи (мл. лейтенант) Хаяши, был одним из двух предсерийных "Гекко", оснащенных парой дистанционно-управляемых оборонительных башен с парой пулеметов каждая. На серийных машинах от этих башен отказались ввиду их недостаточной эффективности. Однако, практика показала, что бой этого одиночного "Гекко" с пятью "Уайлдкэтами" длился без малого 20 минут. Хаяши маневрировал над самой водой, на высоте не более 50 метров. Один из нападавших, получив порцию свинца из оборонительных установок Хаяши, врезался в воду, но силы были слишком не равны и японский разведчик погиб. Возвратившиеся американские пилоты доложили о групповой победе над "Фокке-Вульфом", вероятно, ошибочно идентифицировав новый японский самолет как немецкий Fw-187, широко распиаренный немцами.

Таким образом, за полтора месяца боевого применения в Рабауле остался лишь один разведчик J1N1-C. Его судьба также висела на волоске, когда незадолго до полудня 14 октября, последний "Гекко" из "Тайнань" кокутай, пилотируемый Сатору Оно, в экипаж которого также входили штурман сёи (мл. лейтенант) Кинджи Кавасаки (Kinji Kawasaki) и стрелок-наблюдатель итто хико хэйсо (гл. старшина) Нобуо Савада (Nobuo Sawada), производил фоторазведку аэродрома Гендерсон на Гуадалканале. Целью разведки являлось определение результатов ночного обстрела аэродрома японскими линкорами "Конго" и "Харуна". Японский разведчик был замечен патрульным звеном "Уайлдкэтов", из VMF-121. Сатору Оно пытался уйти от преследователей, но был подбит. "Уайлдкэт" мастер-сержанта Джозефа Палко сумел поджечь правый двигатель "Гекко". Сатору Оно удалось быстро перекачать топливо из правого крыльевого бака в левый. Оставшиеся пары бензина в правом баке вызвали яркую вспышку. Американский пилот, видимо принявший эту вспышку за взрыв бензобака, посчитал японский самолет уничтоженным и отказался от дальнейшего преследования. К счастью для Сатору Оно, ему удалось резким пикированием сбить пламя и дотянуть до Бугенвиля. С трудом приземлившись и выбравшись из кабины, Оно обнаружил, что правый двигатель был превращен в бесформенный кусок железа, от винта осталась лишь одна лопасть, а вся правая консоль была изрешечена пулями. Самолет хотя и был впоследствии восстановлен, но более не участвовал в боях.

В ноябре 1942 года "Тайнань" кокутай отправился в Японию и был переформирован, став 251-м кокутаем. Вплоть до весны 1943 года разведчики "Гекко" на фронте не появлялись. Производство их шло неспешными темпами.

В апреле 1943 года в районе Соломоновых островов и Новой Гвинеи начинает действовать 151-й кокутай, в составе которого использовались разведчики D4Y1-C "Suisei" и армейские Ki-46. Тогда же в 151-й Ku. поступили два или три J1N1-C. Но экипажи предпочитали летать на более скоростных и высотных "Джуди" и "Дина" и разведчики "Гекко" использовались лишь эпизодически.

10 декабря 1942 года, в ходе формирования в Японии 251-го кокутай, его командиром был назначен энергичный офицер, тайса (капитан 2-го ранга) Ясуна Кодзоно (Yasuna Kozono). Оценив потенциал разведчика "Гекко", Кодзоно предложил оснастить самолет наклонными пушками для использования его в качестве ночного перехватчика в борьбе с исключительно живучими и хорошо защищенными американскими тяжелыми бомбардировщиками. Кодзоно по праву считается отцом японских ночных истребителей, независимо от широко известных немецких установок "Шраге Мюзик", предложивший аналогичную тактику ночного перехвата.

По предложению Кодзоно два J1N1-C из девяти включенных в 251-й кокутай разведчиков были оборудованы наклонными пушками Тип 99 модель 2, две из которых были направлены под углом вверх и две вниз, а экипаж был сокращен до двух человек. В мае 1943 года 251-й кокутай был переброшен в район Соломоновых островов. В состав части входили семь разведчиков J1N1-C и два переоборудованных ночника J1N1-C-Kai. К сожалению, в ходе перелета один из перехватчиков, пилотируемый Сачио Эндо потерпел аварию во время промежуточной посадки на Тиниане, поэтому в Рабаул 10 мая прибыл только один перехватчик, оборудованный для ночной охоты, семь разведчиков "Гекко" и 59 истребителей А6М.

21 мая 1943 года ночной истребитель J1N1-C-Kai с хвостовым кодом 51-13, пилотируемый дзёто хико хэйсо (гл. корабельный старшина) Шигетоши Кудо (Shigetoshi Kudo) и штурманом тюи (лейтенантом) Акира Сугавара (Akira Sugawara) вылетел в свой исторический полет на свободную охоту.

В 3.20 утра экипаж заметил тяжелый бомбардировщик В-17, который только что сбросил бомбы на аэродром "Вунакануа" в Рабауле. После 7 минут погони, Кудо незамеченным занял позицию под американской машиной и в упор дал залп из верхней пары пушек. Сразу же были поражены двигатели 3 и 4, через несколько секунд загорелись и оставшиеся два мотора. Сбитым бомбардировщиком оказался B-17E "Honi Kuu Okole" ╧41-9244 из 64-й эскадрильи, 43-й группы. Командир экипажа майор Пол Уильямс до последнего тянул горящий самолет, давая возможность экипажу покинуть машину, но в результате лишь бомбардир мастер-сержант Гордон Мануэль и второй пилот 2-й лейт. Джон Риппи сумели покинуть самолет с парашютами. Мануэль сумел выплыть и спастись, а Риппи был захвачен в плен и вскоре казнен в Рабауле.

В ходе этого же вылета в 4.28 утра Кудо атаковал второй обнаруженный В-17 ╧ 41-9011, пилотируемый капитаном Джозефом Геддесом той же эскадрильи, который также был сбит. Пять из девяти членов экипажа "Крепости" сумели покинуть горящую машину, но были захвачены в плен и также вскоре расстреляны.

В 5.35 утра Шигетоши Кудо, вернувшись на базу, аэродром Лакунай, обнаружил, что для уничтожения двух "Крепостей" потратил лишь 178 20-мм снарядов.

Столь очевидный успех детища Ясуна Кодзоно в первом же боевом вылете вызвал законную гордость командира. Кодзоно немедленно информировал свое руководство в Токио.

Тогда же летом 1943 года разведывательная версия "Гекко" J1N1-С была переименована в J1N1-R, за несколькими переоборудованными разведчиками J1N1-С-Kai сохранили старое название, а организованное производство аналогичных самолетов, оборудованных наклонными пушками прямо на конвейере, получили обозначение J1N1-S модель 11, позже вновь измененное на J1N2.

Успех идеи Кодзоно привел к осознанию необходимости в ночных истребителях авиации флота и заставили штаб флота выдать указание Hакадзиме переключиться с разведчика на перехватчик.

Производство истребителя J1N1-S началось на заводе в Коизуми в августе 1943 г. Темпы производства сразу возросли - c апреля 1943 г по март 1944 г было выпущено уже 181 J1N в истребительной версии по сравнению с 54 разведчиками в предыдущие 12 месяцев.

Новый успех морских ночных перехватчиков пришел на рассвете 10 июня 1943 года, когда двадцать B-17 вновь появились над Рабаулом. На этот раз отлились экипаж "Гекко", пилотируемый санто хико хэйсо (старшиной 2-й статьи) Сатору Оно и итто хико хэйсо (гл. старшина) Кисаку Хамано (Kisaku Hamano), которые заявили один уничтоженный В-17.

Три дня спустя, 251 кокутай уже смог отправить два ночных истребителя против вражеской формации Крепостей. На этот раз, экипажу Оно и Хамано не удалось найти противника, а вот экипажу Кудо и Сугавара вновь повезло. В 3.14 японские ночники расстреляли B-17Е "Georgia Peach" ╧41-24454, который разбился недалеко от деревни Убили, Новая Британия.

26 июня Шигетоши Кудо и хико хэйтё (ст. матрос) Мичитаро Итикава сбили две "Крепости" за один вылет - B-17E "Naughty But Nice" ╧ 41-2430 из 65 эскадрильи и B-17F "Taxpayers Pride" ╧ 41-24448 из 64 эскадрильи, оба из 43 бомбардировочной группы. Из первого бомбардировщика спастись удалось только штурману Хосе Хольгину, который пройдя через два года плена, был освобожден в сентябре 1945 года. Из второй Крепости с парашютом спасся лишь хвостовой стрелок Джоэл Гриффин , также сумевший выжить в плену.

30 июня, Кудо получает статус аса, сбивая во время ночной охоты вместе со штурманом Акиро Сугавара свою шестую "Крепость" B-17F "Pluto" ╧41-24543 из 63-й эскадрильи бомбардировщиков, который врезался в горы к юго-востоку от мыса Ламберт. Никто из экипажа не выжил. В ту же ночь Кудо атаковал "Либерейтор", но единственный потерянный в ту ночь со всем экипажем самолет этого типа B-24D ╧42-40254 из 370-й эскадрильи 307 группы скорее всего пал жертвой зенитчиков.

7 июля 1943 года экипаж Кудо/Сугавара одержал свою последнюю победу над островом Баллале в группе Соломоновых островов. Во время утреннего патруля перехватчик "Гекко" атаковал новозеландский Lockheed "Hudson" Mk.III ╧ NZ2033 из 3-й эскадрильи RNZAF. Экипаж из пяти человек во главе с флайт лейтенантом Уилфредом Oпава Рутерфордом погиб в полном составе. Эта победа была уникальна тем, что была одержана с помощью нижних наклонных пушек "Гекко". Нижние пушки использовались крайне редко для воздушного боя, но иногда применялись для штурмовки. Так 8 июля 1943 года экипаж Сачио Эндо и Масао Онума из нижних пушек атаковал американский десант на пляже острова Рендова. Также использовались "Гекко" во время операций США на Велья-Лавелья в середине 1943 года. "Гекко" неоднократно принимал участие в штурмовых атаках даже против небольших судов. В дополнение к пушечному вооружению экипажи иногда брали с собой пару легких бомб по 30 √ 60 кг.

Надо отметить, что летом-осенью 1943 года американцы даже не подозревали о наличие у японцев ночных истребителей и приписывали потери японской зенитной артиллерии и столкновениям в воздухе. Первое осознание своей ошибки пришло в ноябре 1943 года после анализа аэрофотосъемки Рабаула, где на аэродроме был обнаружен незнакомый двухмоторный самолет. И лишь в июле 1944 года "Гекко" получил традиционное кодовое обозначение "Ирвинг".

Поставки ночных истребителей "Гекко" в части морской авиации в Юго-Восточной части Тихого океана носила крайне нерегулярный характер. Строго говоря, к осени 1943 года лишь 251-й кокутай исправно получал новые ночные истребители. С 1-го сентября этот полк морской авиации был полностью переориентирован на ночной перехват. Имевшиеся в 251-м кокутай истребители "Зеро" были переданы в другие части. По штату кокутай должен был иметь 34 истребителя "Гекко" и два транспортных самолета, но в сентябре 1943 года в составе части числилось лишь девять самолетов J1N1-S. В середине ноября матчасть удалось пополнить еще шестью "Гекко", прибывшими из Японии, что позволило разделить кокутай на два чутая (эскадрильи), один из которых работал из Рабаула, а другой базировался в Кавиенге на северо-западной оконечности о. Новая Ирландия.

В это время на Тихом океане союзники начали активно использовать средние бомбардировщики В-25 и В-26, которые оказались намного более сложными противниками, чем тяжелые В-17 и В-24 просто ввиду того, что меньшие по размеру "Митчелл" и "Мародер" было очень сложно обнаружить в ночном небе. Лишь однажды, 16 сентября нито хико хэйсо (старшина 2-й статьи) Хидео Хаяши сумел сбить "Митчелл", но судя по всему, это была единственная победа ночного перехватчика "Гекко" над средними бомбардировщиками США.

Новый, 1944 год стал достаточно "урожайным" для немногочисленных перехватчиков "Гекко". В ночь на 3 января экипаж перехватчика в составе хико хэйтё (старших матросов) пилота Сабуро Сью (Saburô Sué ) и штурмана Кинджи Кавасаки около Кавиенга сбил летающую лодку "Каталина" и еще одну повредил. В начале февраля 1944 года 251-й кокутай перебазировался на Трук, получив вскоре подкрепление из шести новых "Гекко" и двенадцати членов экипажей, прошедших обучение в "Ацуги" кокутай в Японии.

К сожалению, почти вся матчасть 251-го кокутай была уничтожена в ходе налетов американской палубной авиации на Трук 17 и 18 февраля. Для восполнения потерь в технике из Рабаула удалось перебросить на Трук два истребителя "Гекко". Еще три были доставлены из Японии в середине марта. А 1-го апреля 251-й кокутай был реорганизован, превратившись в 901-й хикотай ночных истребителей (отдельная эскадрилья). В мае 1944 года хикотай получил подкрепление из восьми новых J1N1-S

Оставшиеся в Рабауле два "Гекко" из 251-го Ku. еще продолжали некоторое время работать по прямому назначению в качестве ночных охотников. Последние победы были одержаны экипажем Сабуро Сью, сбившем пару "Либерейторов" 5 и 11 марта соответственно. Но в конце апреля последние два перехватчика были переведены из Рабаула на Трук, чтобы влиться во вновь созданный 901 хикотай, который, в свою очередь, был переброшен на Филиппины и растворился в только что сформированном 153-м кокутай.

1 октября 1943 года на авиабазе Мобара в Японии было сформировано второе подразделение морских ночных истребителей √ 321-й кокутай с собственным именем "Tobi Butai " - ударный отряд "Черный Сокол". Характерно, что на вооружение 321-го Ku. поступали только "Гекко" разведывательных версий J1N1-C с приложенным запасом 20-мм пушек. Установка вооружения ложилась на аэродромных механиков и отличалась от заводских стандартов. Часто от нижних наклонных пушек отказывались ввиду их редкого использования, а огневую мощь в верхней полусфере напротив, увеличивали, устанавливая вместо двух три-четыре наклонных орудия. Также на некоторых истребителях появилась носовая 20-мм пушка или мощный прожектор. Кроме того, на части ночников 321-го кокутай впервые стали появляться поисковые радары. Несколько (не больше четырех) "Гекко" 321-го Ku. в порядке эксперимента получили в средней части фюзеляжа массивную экранированную башню с 20-мм пушкой Тип 99 модель 1. Эти башни демонтировали с непошедших в серию тяжелых бомбардировщиков G5N после переоборудования нескольких выпущенных штук в тяжелые транспорты. Причем тип башен несколько отличался у разных самолетов. Судьба и область применения этих "Гекко", получивших обозначение J1N1-F модель 12, не ясна. Судя по индексу "F" в обозначении эти самолеты планировалось использовать как наблюдательные.

17 февраля 1944, после обучения в авиабазе Tатеяма, Япония, 321-й Ku. получает приказ на перебазирование на Марианские острова. Половина из полка должна базироваться на Тиниане, вторая на Сайпане. Четыре дня спустя, двенадцать "Гекко" во главе с тайи (ст. лейтенантом) Ичиро Симода прибыли на Тиниан и немедленно приступили к противолодочному патрулированию. 23 февраля Марианские острова подверглись массированной атаке американской палубной авиации, в результате которой изрядная часть "Гекко" была уничтожена на земле. Сразу после налета 321 кокутай смог поднять в воздух лишь пять перехватчиков J1N1-S, с задачей разведки местонахождения вражеского флота. Американский флот они не нашли, но зато встретили несколько "Хеллкетов", которые уменьшили группу японских перехватчиков еще на два самолета. J1N1-S командира 321-й Ku. Ичиро Симода сумел уцелеть в бою, но лишь для того, чтоб разбить свой сильно поврежденный "Гекко" на посадке. Новое пополнение прибыло из Японии в конце февраля, но на этот раз японцы не стали "класть яйца в одну корзину", рассредоточив свои ночные истребители на различных маленьких аэродромах, по многочисленным, пока еще подконтрольным, островкам Микронезии.

К сожалению, за этот период с японской стороны не сохранилось практически никаких письменных отчетов или даже мемуаристики, потому что большая часть личного состава "Tobi Butai " погибла в ходе обороны Марианских островов летом 1944 года.

Известно, что в середине мая 1944 года шесть "Гекко" этой части были размещены на Гуаме, два на Тиниане и четыре на острове Яп. Пятнадцать перехватчиков базировались на авиабазе Катори в Японии, а отряд из шести "Гекко" на Пелелиу. Этот последний отряд на острове Пелелиу в архипелаге Палау потерял четыре из шести своих перехватчиков в ходе налета большой группы В-24 на остров. Два последних "Гекко" с Пелелиу перелетели на Яп.

В конечном счете, уцелевшие "Гекко" из 321 кокутай летом-осенью 1944 года редко привлекались к миссиям по ночному перехвату, для которых этот тип самолета был предназначен. Основной задачей экипажей J1N1 в тот период стала патрульно-противолодочная работа, сопровождение морских конвоев и разведывательные операции. 10 июля 1944 года 321-й кокутай был расформирован, просуществовав менее года. Единственным успехом этого полка в части ночных перехватов стала победа хико хэйтё (старшего матроса) Ишии в ночь на 3 июля над "Либерейтором". Большая часть экипажей 321-го кокутай погибла в качестве обычных пехотинцев в ходе обороны Марианских островов летом-осенью 1944 года. Исключение составили пара уцелевших "Гекко" из отряда Пелелиу, перелетевшие на Яп, а потом вошедшие в состав 901-го хикотай в Давао, Филиппины.

Отдельного упоминания заслуживает 202-й кокутай, действовавший на Борнео. 202-й Ku, был вооружен истребителями А6М "Рейсен" и прикрывал нефтепромыслы в Голландской Ост-Индии. До августа 1943 года "Зеро" вполне справлялись со своими функциями, но активизировавшиеся в конце лета налеты формаций B-24 заставили японское командование развернуть несколько ночных истребителей "Гекко" в этом районе. Четыре или пять двухмоторных ночников J1N1-S были включены в состав 202-го кокутай и действовали с Баликпапана в Борнео и из Макассара, Сулавеси. После того, как основная часть 202-го Ku. была переброшена в центральную часть Тихого океана в феврале 1944 года, "Гекко", входившие в него, остались в районе Голландской Ост-Индии, влившись в сформированный в ноябе 1943 года 381-й кокутай. 1-го апреля 1944 года эскадрилья ночных истребителей 381-го Ku. была превращена в отдельную эскадрилью √ 902-й хикотай, продолжая действовать в том же районе с теми же функциями по защите нефтепромыслов.

Резкое повышение активности американских бомбардировщиков в этом районе в конце сентября и начале октября 1944 года, привела к сомнительной попытке повысить эффективность вооружения немногочисленных "Гекко" 902-го хикотай, экипажи которых были обучены использованию "противовоздушных" фосфорных бомб. Первая попытка их боевого применения была отмечена в ходе отражения дневного налета 10 октября 1944 года. Но в тот день "Либерейторы" работали с мощным истребительным прикрытием, которое не оставило двухмоторным "ночникам" ни единого шанса даже приблизиться к своим подопечным.

После этого 902-й хикотай больше не использовался в дневное время, вернувшись к более актуальным ночным перехватам американских бомбардировщиков в районе Моторай. В середине марта 1945 года "Гекко" 902 хикотай привлекались к сопровождению конвоев, эвакуировавших японские войска из Тимора, а в начале апреля часть была возвращена в Японию, чтобы влиться в 352-й кокутай, сформированный для ПВО метрополии и известный также как "Kusanagi Butai".

Успехи 902 хикотай над Баликпапаном, в общем-то, не сильно впечатляли. Известна победа экипажа Тетцуя Ямада и Нанпачи Хатао, 13 января 1944 года сбивших за одну ночь два "Либерейтора", к которым в апреле они добавили уничтоженную "Каталину".

Как уже отмечалось выше, 901 хикотай базирующейся на Филиппинах в течение лета-осени 1944 года поглотил остатки 251-го и 321-го кокутай. 1 апреля 1944 года эта отдельная эскадрилья ночных истребителей вошла в состав 153 кокутай, первоначально дневных истребителей, но летом сдавший все свои "Зеро" в другие части, и ставший чисто ночной истребительной частью. В конце лета, формации B-24 начали усиливать свой прессинг налетами на Давао в ночных рейдах, и "Гекко" 153-го Ku. делали все возможное, чтобы противостоять армадам американских тяжелых бомбардировщиков.

В ночь на 2 сентября 1944 года, экипаж, ночного перехватчика "Гекко" - пилот итто хико хэйсо (гл. старшина) Есимаса Накагава и штурман санто хико хэйсо (старшина 2-й статьи) Исаму Озуми умудрились атаковать и каким-то непостижимым образом сбить "Лайтнинг" над Давао, вероятно разведчик F-4 или F-5, а через три дня, тот же экипаж таранил "Либерейтор" B-24D "Miss Liberty", из 63-й эскадрильи, 43-й бомбардировочной группы. Любопытно, что как японскому пилоту, так и командиру "Либерейтора", лейтенанту Роланду Фишеру удалось сохранить контроль над своими машинами и обоим вернуться на свои базы.

9 сентября, три "Гекко", пытались разведать местоположение американского морского конвоя, но встретили группу "Хэллкетов". Результат был закономерен. Два "Гекко" были сбиты, а третий, пилотируемый ветераном 251-го Ku., хико хэйтё (старший матрос) Сабуро Сью, сумел уйти, привезя в изрешеченной машине убитого штурмана. В середине сентября, 901 хикотай перебазировался на аэродром Николс Филд вблизи Манилы на острове Лусон.

Во второй половине октября 1944 года в ходе Филиппинской битвы, а особенно десантных операций американцев на Лейте, основными функциями уцелевших ночников стали штурмовые операции по непосредственной поддержки наземных сил. Для усиления японских сил на Филиппины перебрасывают 804 хикотай ночных истребителей "Гекко", входящий в состав 141 кокутай, который прибыл на Николс Филд 22 октября с Формозы, а также 812 хикотай из состава 203-го кокутай с Хоккайдо. Но превосходство союзной авиации над Филиппинами было подавляющим. Многие "Гекко" погибали на земле, не успев сделать ни одного боевого вылета. Японские аэродромы были просто парализованы постоянно барражирующими над ними вездесущими "Хэллкетами". После тяжелых потерь уцелевшая матчасть 804 и 812 хикотаев была влита в 153 кокутай в феврале 1945 года. Когда стало очевидным, что Филиппины не удержать, 153 кокутай был выведен на Формозу, а затем вернулся в Японию, был доукомплектован перехватчиками D4Y2-S "Сусей" и влился в оборону метрополии. Оставшийся на Филиппинах наземный персонал вышеупомянутых частей, а также "безлошадные" экипажи, разбитые остатки машин которых усеивали окрестности аэродромов, продолжали сражаться на Филиппинах в рядах пехоты, пока не погибли практически в полном составе.

Еще одним подразделением на Филиппинах был 851 хикотай (отдельная эскадрилья) ночных истребителей, имевший в своем составе 25 "Гекко". Это подразделение также формально вошло в состав 153 Ku. Не смотря на ужасающие условия на Филиппинах в конце 1944 √ начале 1945 года, 851 хикотай до последнего осуществлял попытки ночных перехватов, хотя и без особых успехов. Кроме того, функциями летчиков "Гекко" из 851 хикотай были долгие часы противолодочного патрулирования. Отдельные экипажи по собственной инициативе предпринимали попытки самоубийственных таранов кораблей союзников. Позднее, в апреле 1945 года 851 хикотай принял участие в обороне Окинавы, выполняя ночные диверсионные рейды на местные аэродромы, захваченные американцами и транспортные корабли союзников на якоре, часто используя тактику токкотай камикадзе. Потери матчасти ничем не компенсировались. Последние три уцелевших "Гекко" из 851-го хикотай были захвачены китайцами на Формозе после капитуляции.

Хоть и с меньшим накалом, но боевые действия с участием ночных истребителей "Гекко" происходили далеко на севере. Учитывая угрозу со стороны Советского Союза, а также потерянных Алеутских островов, штаб Императорского флота развернул в северной части Курильской гряды 203-й кокутай. Основу матчасти 203-го Ku. составляли истребители А6М5, однако, в апреле 1944 года на авиабазе Катаока, на острове Шумшу были размещены три ночных истребителя J1N1-S. В начале мая 1944 года эти три машины были выведены из состава 203-го Ku. и поступили в непосредственное подчинение 51-го Коку сентай. В обязанности экипажей этих ночников входили задачи по защите морских путей в этом районе, которые часто являлись объектами прессинга со стороны американской дальней базовой авиации, действовавшей с Аляски и Алеутских островов. Излишне говорить, что отвратительная погода в этом регионе не способствовала работе японских воздушных патрулей. Единственный успех выпал на долю экипажа санто хико хэйсо (старшина 2-й статьи) Баба и хико хэйтё (ст. матрос) Амари, которые в ночь на 13 мая 1944 года смогли завалить американский патрульный бомбардировщик PV-1 "Ventura" номер VB-135.

К концу 1944 года стало очевидным, что основной накал боев происходит на юге Империи, а северное направление теряло всякое стратегическое значение. В середине ноября звено (чутай) ночных охотников 51-го Коку сентая было переброшено на Хоккайдо и влилось в только что сформированный 861 хикотай (отдельную эскадрилью) ПВО.

В этот же период, когда над Японией впервые начали появляться группы В-29, настал звездный час "Гекко", к тому времени уже устаревшего самолета.

Первый налет на Японию 15 √ 16 июня 1944 года группы Сверхкрепостей не мог остаться незамеченным со стороны флотской авиации. Штаб флота среагировал оперативно, создав уже 1 августа 1944 года два новых полка перехватчиков ПВО √ 332-й кокутай в Ивакуни, призванный прикрыть порт и базу Куре, и 352 кокутай в Омура, прикрывавший сектор Сасебо √ Нагасаки √ Омура. Каждый полк имел по двенадцать перехватчиков J1N1-S.

Первое боевое крещение по защите домашней территории "Гекко" провели 20 августа 1944 года, когда американцы бомбили области Явата и Сасебо. В отражении атаки приняли участие четыре "Гекко" из 302-го кокутай. В этом бою отличился экипаж тюи (лейтенанта) Сачио Эндо и нито хико хэйсо (старшина 1-й статьи) Кадзуо Одзаки, которые на своем "Гекко" модели J1N3 сбили над Южно-Китайским морем два В-29, еще один "вероятно" и две другие Сверхкрепости были повреждены.

В ходе следующего налета 25 октября 78 Сверхкрепостей на Омуру по американским данным было потеряно два В-29, один из которых пал жертвой экипажа "Гекко" из 352 кокутай в составе сейто (ст. мичман) Коретаке Иде и хико хэйтё (ст. матрос) Шигеру Футамура. 6 ноября два "Гекко" 332 кокутай были подняты по тревоге, извещенные наземной службой наблюдения о приближении одиночного разведчика F-13, попытались выйти в атаку, но не смогли догнать его, однако же, заставили ретироваться, прервав свою миссию.

Тогда же экипажи 352 кокутай выработали свою тактику. Менее скоростные "Гекко" занимали эшелон на пути следования формации В-29 заранее на дальних подступах, а "Зеро" и "Райдены", прикрывали ближние подступы к цели, не мешая двухмоторным перехватчикам. В ходе налета на Омура 21 ноября такая тактика принесла определенный результат. Экипажи "Гекко" 352 Ku. встретили формацию американцев над островом Гошима и смогли сбить два В-29. В этот раз отличились экипажи санто хико хэйсо (старшина 2 статьи) Койи Ягура со штурманом хико хэйсосё (мичман) Икуши Мурано и санто хико хэйсо Нобуро Нара со штурманом хико хэйсосё Шигеру Сайто.

Американцы повторили налет на Омура 19 декабря и 6 января, практически сравняв город с землей. Защитники не смогли помешать американцам.

Сверхкрепости вновь появились над северным Кюсю в конце марта 1945 года. В это время 352 кокутай остался единственной частью морских перехватчиков "Гекко" в этом районе, да и то весь состав полка к началу апреля составлял лишь восемь самолетов.

Ситуация с техникой несколько улучшилась после 25 мая, когда 352 кокутай получил подкрепление из состава влившегося в него 902 хикотай, эвакуированного из Ост Индии, а также остатков 851 хикотай, уцелевших после бойни на Филиппинах, среди которых был ветеран Рабаула сейто (старший мичман) Саторо Оно, одним из первых освоивших пилотирование разведчиком "Гекко". В ночь с 3 на 4 июля 1945 года он уничтожил B-29 над Такамацу, вместе с другим ветераном √ своим штурманом Kинджи Кавасаки. Эта победа стала пятой в карьере Оно.

Центральный сектор оборонял 210 кокутай, прикрывавший район Нагоя на Хонсю, имевший 12 "Гекко". Боевое крещение 210 Ku. получил 13 ноября 1944 года, попытавшись перехватить одиночный разведчик F-13, появление которых обычно было предвестником крупного налета. Но идущие без бомб на большой скорости разведчики F-13, как правило, были неуязвимы для старых и относительно тихоходных двухмоторных перехватчиков. Ожидаемый налет на Нагою состоялся через месяц, 13 декабря. 94 "Сверхкрепости совершили сокрушительный налет на город и расположенный рядом завод Мицубиси, стоивший американцам лишь четырех потерянных бомбовозов. Два из них записали на свой счет летчики 210 Ku. Два дня спустя после налета в поддержку 210 кокутай передается 332-й кокутай, расположившийся на авиабазе Итами.

Новые налеты на Нагою последовали 18 и 22 декабря. Во время второго налета ночникам из 210 Ku. удалось сбить один бомбардировщик.

С одной стороны успехи пилотов "Гекко" особо не впечатляли своей результативностью, но они рассеивали формации Крепостей, не давая бомбить прицельно, что было важнее уничтожения отдельных машин. Так, в ходе следующего налета 3 января 1945 года только 57 из 97 американских бомбардировщиков смогли выйти на цель, остальные были рассеяны и сбросили бомбы на окрестности Нагои.

В конце марта 1945 года большая часть матчасти 210 кокутай была переброшена на юг Кюсю для участия в битве за Окинаву. В результате оборона Нагои была значительно ослаблена. Лишь несколько "Гекко" остались на аэродроме Итаму. В середине мая в обороне города участвовал 302 кокутай, имевший в своем составе двенадцать J1N1-S и восемь D4Y2-S. Эта часть защищала город с 12 по 21 мая, после чего была переброшена на защиту Токио. 302 кокутай возглавлял дайсе (капитан 1-го ранга) Ясуна Кодзоно √ отец перехватчика "Гекко". По инициативе Кодзоно наклонные пушки устанавливались практически на всех более или менее скоростных самолетах, имевшихся в распоряжении флота. Среди них кроме "Гекко" были бомбардировщики "Сюсей", "Гинга", палубные разведчики "Сайюн", а также одномоторные истребители "Зеро" и "Райден".

Под руководством этого амбициозного талантливого офицера 302 кокутай стал самым результативным подразделением морских перехватчиков, защищавших Японию в последний год войны.

24 ноября 1944 года В-29-е впервые появились над Токио. Охотники из 302-го Ku. уже ждали их в воздухе. Однако эшелон свыше 8 км, на котором шли американцы, оказался недоступен для перехватчиков. Первый успех пришел 3 декабря 302-й кокутай, в котором числилось 11 "Гекко", не считая перехватчиков других типов. Летчики 302-го Ku. заявили сбитыми шесть В-29 и еще три "вероятными". Сравнение с американскими данными, однако, подтверждает лишь четыре погибшие Крепости и ни одна из них не была сбита экипажами "Гекко".

Новый год принес с собой новый этап ожесточенных сражений в воздухе над Токио. В ходе налета 23 января летчики 302 кокутай сбили три В-29; 27 января √ две; в ночь с 15 на 16 апреля были уничтожены еще две; 24 мая √ четыре Крепости и одна "вероятно сбитая"; в ночь с 25 на 26 мая истребители заявили 7 уничтоженных Крепостей

В общей сложности итог работы "Гекко" 302 кокутай √ 24 подтвержденные победы плюс 4 "вероятные". Самым результативным перехватчиком части был экипаж Сачио Эндо и Осаму Нишио, за которым числилось восемь уничтоженных В-29, не считая "вероятно уничтоженных" и поврежденных. Короткая карьера Эндо оборвалась во время воздушного боя 14 января 1945 года, после того, как его J1N3 был сбит стрелком В-29.

Японскую столицу защищал также "Йокосука" кокутай, также имевший на вооружение несколько перехватчиков "Гекко". Среди ночников "Йокосука" Ku. выделялся экипаж санто хико хэйсо (старшина 2-й статьи) Юзо Курамото и хико хэйсосё (мичман) Широ Куротари, которые одержали в общей сложности шесть побед над В-29, причем, все были подтвеждены в послевоенных американских исследованиях.

В целом, перехватчик J1N1-S был достаточно эффективной боевой машиной, особенно учитывая его относительную малочисленность. Он доставил много неприятностей союзникам в боях на Новой Гвинее. В ходе борьбы с В-29 над Японией, уже устаревшая машина также смогла сказать свое слово, хотя, конечно, для действий на больших высотах "Гекко" был не достаточно эффективен. Но даже в этом случае экипажам "ночников" удавалось одержать несколько побед. Позже, когда В-29 в погоне за точностью, снизили свой рабочий эшелон, "Гекко" снова стал эффективен.

До сегодняшнего дня из 477 выпущенных сохранился лишь один "Гекко" последней серийной версии J1N1-Sa или иначе J1N3. Захваченный после капитуляции на авиабазе Ацуги, он принадлежал "Йокосука" кокутай, был вывезен в США, восстановлен до летного состояния и в 1949 году передан Смитсоновскому авиамузею, но в 1979 году попал в аэрокосмический музей Пола Гарбера. После прохождения цикла реставрации, в 1983 году единственный сохранившийся "Ирвинг" выставлен в экспозиции аэрокосмического музея в Вашингтоне, по соседству со своим бывшим противником В-29. Два самолета, два смертельных врага, застывшие на вечной стоянке, "примирились" через 70 лет.

(c) Евгений Аранов




 Модификации :
 J1N1  Прототип. Вариант эскортного истребителя. С передним вооружением из1х20 и 2Х7.7 мм и двумя дистанционно управляемыми башнями с 2х7.7-мм в каждой. Построено две штуки. Позднее переднее вооружение демонтировано.
 J1N1-С (J1N1-R) модель 11  Фоторазведчик, вооружение из 1Х13-мм пулемета в кабине стрелка. Построено 54 машины.
 J1N1-F модель 12  Вариант разведчика с башней, оснащенной 20-мм пушкой Тип 99-1 на месте кабины стрелка. Переоборудовано из версии J1N1-С не более 4 штук.
 J1N1-С-Каi Gekko модель 11  Вариант ночного перехватчика с установкой наклонных 20-мм пушек Тип 99-2 на месте кабины штурмана две "вперед-вверх" и две "вперед-вниз". 13-мм пулемет в кабине стрелка сохранен. Переоборудован из серийных разведчиков J1N1-С. Количество модифицированных самолетов не известно.
 J1N1-S (J1N2) Gekko модель 11  Ночной истребитель. Вооружение аналогично версии J1N1-С-Каi. От которой отличался зашитым остеклением кабины штурмана.  Всего выпущено 122 штуки. Некоторое количество переоборудовано из серийных разведчиков версии J1N1-С, которые отличались от заводских количеством и местами установки вооружения. На некоторых в носовой части ставилась дополнительная курсовая пушка Тип 99-2, прожектор или радар.
 J1N1-Sа Gekko Модель 11а
 (J1N3 Модель 23)
Версия с демонтированной кабиной штурмана, вооружение из двух "верхних" пушек Тип 99-2 и двух "нижних". Нижние иногда не ставились, а количество верхних доходило до 3 √ 4. На большей части устанавливался радар. Всего выпущено 176 штук.



 ЛТХ:
Модификация   J1N1-S
Размах крыла, м   16.98
Длина, м   12.18
Высота, м   4.56
Площадь крыла, м2   40.00
Масса, кг  
  пустого самолета   4852
  нормальная взлетная   7250
  максимальная взлетная   7527
Тип двигателя   2 ПД Hакадзима NK1F Сакае -21
Мощность, л.с.   2 х 1130
Максимальная скорость , км/ч   507
Крейсерская скорость , км/ч   333
Практическая дальность, км   2545
Максимальная скороподъемность, м/мин   525
Практический потолок, м   9320
Экипаж, чел   2
Вооружение:    две 20-мм пушки тип 99 под углом к горизонту вверх
   две - вниз, на J1N1-Sa - только вверх и иногда 20-мм
   пушка тип 99 вперед
   возможна подвеска двух 60-кг бомб


 Доп. информация :


  Чертеж "Nakajima J1N Gekko"
  Фотографии:

 Прототип J1N1
 Прототип J1N1
 J1N1-F
 J1N1-S
 J1N1-S
 J1N1-Sa
 J1N1-Sa
 J1N1-Sa
 J1N1-Sa (J1N3), оборудованный локатором
 J1N1-Sa (J1N3), оборудованный локатором
 Кабина пилота J1N1-S
 Кабина стрелка J1N1-S

  Схемы:

 J1N-S
 J1N-Sa

  Варианты окраски:

 J1N1-S
 J1N1-Sa        (c) Pierre-Andre Tilley

 



 

Список источников:

Евгений Аранов. Ночной перехватчик флота Тип 2 (J1N1 "Gekko"/"Irving")
Андрей Фирсов. Авиация Японии
Rene J Francillion. Japanese Aircraft of the Pacific War
Burin-Do. FAOTW. Nakajima Navy Night Fighter Gekko
Lotnictwo Wojscowe. Krzysztof Zalewski. Nakajima J1N Gekko (Irving)


Уголок неба. 2013  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



Rambler's Top100 Rambler's Top100