Реклама...

    


 
главная авиация второй мировой истребители
   Mosquito FB
       
Разработчик: de Havilland
Страна: Великобритания
Первый полет: 1942
Тип: Истребитель-бомбардировщик
  ЛТХ     Доп. информация
   


Несколько истребителей F.II оборудовали двумя подкрыльевыми держателями для 113-кг бомб. Скорость самолета с бомбами уменьшилась на 15 км/ч, а с одними бомбодержателями - на 8 км/ч. Эти опыты послужили первым шагом к наиболее массовой модификации "Москито" - истребителю-бомбардировщику FB.VI. Атаки неприятельских аэродромов и железнодорожных составов "интрудерами" из 23-й эскадрильи выявили недостаточную мощь четырех 20-мм пушек. Усиления вооружения можно было добиться путем подкрыльевой подвески пары 227-кг бомб либо применением реактивных снарядов. Кроме того, уменьшив емкость фюзеляжного бензобака до 227 л, удалось восстановить небольшой бомбоотсек, в котором могли разместиться еще две 227-кг бомбы.

Учитывая особенности боевого применения "интрудеров", на опытном самолете с заводским номером DZ434 смонтировали форсированные, но невысотные моторы "Мерлин" 25 с взлетной мощностью по 1620 л.с. Первый полет эта машина, ставшая прототипом истребителя-бомбардировщика "Москито" FB.VI, совершила 1 июня 1942 г., а в октябре ее испытание успешно завершились. Внедрение модификации в серию задерживалось в связи с необходимостью разработки нового усиленного крыла (так называемого "базового" или "универсального") с узлами подвески дополнительных бензобаков, бомб и реактивных снарядов.

Ранние серийные истребители-бомбардировщики FB.VI имели нормальную взлетную массу 9000 кг и оснащались моторами "Мерлин" 21, 23 или 25 (последних первое время не хватало). С боевой нагрузкой из четырех 113-кг бомб (две в бомбоотсеке и две под крылом), боезапасом (по 150 снарядов на пушку и по 500 патанов на пулемет) и с 1825 л топлива в баках самолет мог пролететь 1950 км. У земли машина с двигателями "Мерлин" 25 летала с максимальной скоростью 541 км/ч, на высоте 1550 м развивала 577 км/ч, а на второй границе высотности (3960 м) - 608 км/ч. Постройкой "шестерок", помимо завода в Хатфилде, занимались фирмы "Стандарт Моторс" и "Эрспид". Всего было выпушено 2140 самолетов FB.VI. Немного отступая от хронологии, опишем здесь последующий вариант истребителя-бомбардировщика "Москито", строившийся серийно в небольших количествах (17 машин, все изготовлены в Хатфилде).

Основное отличие FB.XVIII от "шестерок" заключалось в вооружении и бронировании. Самолет предназначался для борьбы с немецкими подлодками и оснащался одной 57-мм пушкой "Молинс" или "Виккерс" S, а также четырьмя (на некоторых машинах - двумя) 7,71-мм пулеметами "Браунинг". "Восемнадцатый" мог взять 8 реактивных снарядов на подкрыльевых подвесках. Масса добавочной брони, смонтированной вокруг кабины и частично прикрывавшей двигатели, составляла около 400 кг, в связи с чем нормальная взлетная масса возросла до 9650 кг. Пушка производила сильное впечатление. Увидев ее снятой для чистки, один из пилотов в шутку поинтересовался: "А где же лошади?"

Впервые идея создания истребительно-бомбардировочного варианта "Москито" была сформулирована 11 июля 1941 г. Конструкторы "Де Хевилленд" сначала планировали просто вооружить четырьмя пушками бомбардировочную модификацию, но позже эту мысль отвергли в пользу разработки многоцелевой машины на базе истребителя с новым усиленным крылом. В феврале 1942 г. от вариантов ночного истребителя и дальнего истребителя сопровождения отказались, и для дальнейшей проработки остался только FB.VI - "чистый" истребитель-бомбардировщик. В июне опытный самолет (заводской номер DZ434), подвергшийся серьезным переделкам из серийного В.IV (позднее он получил новый номер HJ662/G), поступил на испытания в Боскомб Даун. Спустя месяц машина потерпела аварию. Из-за отказа одного из двигателей при взлете самолет зацепился стойкой шасси за один "Бьюфайтер", а затем врезался во второй. Авария задержала испытания, к тому же потребовалось определенное время на отладку технологии нового крыла, поэтому серийное производство FB.VI началось только в феврале 1943 г.

С августа истребителями-бомбардировщиками стали укомплектовывать подразделения 2-й группы 2-х Тактических ВВС. Ими стали 21, 464 (австралийская) и 487-я (новозеландская) эскадрильи, объединенные в 140-е крыло. С октября 1943 г. по ноябрь 1944 г. единственными "Москито", наносившими бомбовые удары в светлое время суток, были самолеты 2-х Тактических ВВС. Их целями являлись отдельные строения, железнодорожные депо, транспортные средства на дорогах. Истребители-бомбардировщики внесли свой вклад и в борьбу с немецким "чудо-оружием", уничтожая пусковые установки и склады самолетов-снарядов "Фау-1" и ракет "Фау-2".

Вскоре после полудня 2 октября 1943 г. состоялось боевое крещение "Москито" FB.VI. 24 машины из 464-й и 487-й эскадрилий под общим командованием груп кэптэна П.Пиккарда вылетели для нанесения удара по электростанции Пон Шатэ, что в 50 км северо-западнее Нанта. В составе группы шел еще один "Москито" В.IV, специально оборудованный для выполнения киносъемок (у DZ414 увеличили остекление в носовой части и смонтировали кинокамеры). Две шестерки наносили удар с бреющего полета, сбросив бомбы с 11-секундным замедлением. Остальные 12 машин атаковали станцию с пикирования, предварительно "подпрыгнув" до 600 м. В цель попало не менее шести бомб калибра 227 кг. Весь налет был тщательно спланирован и "синхронизирован": ведь задержись вторая группа на несколько секунд, и ее самолеты "поймали" бы осколки бомб, сброшенных раньше. На этот раз все прошло, как по нотам. Атаку поднятых на перехват FW190 отбили "Тайфуны" (Typhoon) сопровождения. Пять машин из ударных групп и "киносъемочный" самолет получили повреждения от огня зенитной артиллерии, но все они сумели добраться до Англии.

Спустя пять дней истребители-бомбардировщики снова поднялись в воздух для нанесения удара по авиамоторному заводу в районе Меца. Как и в предыдущем случае, в полет отправились по 12 машин от 464-й и 487-й эскадрилий, но результаты рейда оказались совершенно иными. В условиях сплошной облачности и тумана шестерки потеряли визуальный контакт. Винг коммандер Вильсон из 487-й эскадрильи оторвался от своей группы, после чего "осиротевшая" пятерка повернула назад. Сам Вильсон продолжил выполнение задания, отыскал цель и нанес по ней удар. Самолет обстреляли немецкие зенитки. Одна из очередей "эрликона" зацепила крыло, а навигатор Вильсона получил осколок в висок. Летчик с большим трудом сумел привести поврежденный "Москито" обратно. Не лучше обстояло дело и у другой шестерки. Ее ведущий был сбит снарядом зенитки, еще одна машина по неизвестной причине взорвалась в воздухе.

Из дюжины самолетов 464-й эскадрильи основную цель атаковал лишь один, еще три "Мосси" отбомбились по запасной. В воздушном бою погиб винг коммандер Микин, успевший уничтожить ВИЮ в "пустынном" камуфляже. Еще один "Москито" был сбит над Бельгией, два других получили тяжелые повреждения от зенитной артиллерии. В довершение ко всему группа на обратном пути попала в стаю птиц.

Вскоре после злосчастного вылета в эскадрилье побывал Дж.Де Хевилленд - старший, который впоследствии вспоминал: "Вместе с Пиккардом мы обошли вокруг каждого самолета. Лобовые стекла залеплены перьями и залиты птичьей кровью настолько, что приходится удивляться, как летчики сумели приземлиться. У четырех машин помята передняя кромка крыла, у двух повреждены главные лонжероны".

В том же октябре в составе 2-й группы началось формирование 138-го крыла истребителей-бомбардировщиков. В его состав вошли 613, 305 (польская) и 107-я эскадрильи. К боевым вылетам оно было готово только в феврале 1944 г. В этом месяце "Москито" из 140-го крыла осуществили одну из наиболее известных операций, которая прочно "вписалась" в историю Королевских ВВС.

Английскому командованию стало известно, что гитлеровцы планируют казнить большую группу заключенных-французов, которые участвовали в движении Сопротивления и после ареста содержались в амьенской тюрьме. Попытки партизан спасти осужденных не дали результата. Возникла идея их освобождения путем разрушения части тюрьмы и караульного помещения "хирургически точными" бомбовыми ударами.

Для участия в операции под кодовым обозначением "Иерихон" привлекли по шестерке "Москито" от каждой эскадрильи 140-го крыла, "киносъемочный" DZ414 и 12 "Тайфунов" сопровождения из 198-й эскадрильи. Командовал всеми силами, участвовавшими в налете, груп кэптэн Пиккард. Первую шестерку "Москито" из 487-й эскадрильи возглавлял винг коммандер И.Смит. Один из ее пилотов М.Спаркс вспоминал:

"Все восемнадцать самолетов взлетели с минимальными интервалами примерно в 11.00. Удар по тюрьме планировалось нанести в тот момент, когда охрана обедала. Набрав высоту 90 футов, мы сразу попали в пелену непогоды - снег и дождь стучали в лобовое стекло. Казалось невозможным собраться группой и лететь строем, поэтому я просто направил свой самолет на восток в сторону Ла-Манша. В двух милях от побережья погодные условия улучшились. Через несколько минут мы уже летели над Францией, заняв свои места в боевом порядке.

Мой самолет шел в тройке Смита, задачей которой было проделать брешь в восточной стене. Другая тройка должна была бить по северной ее части. На последнем отрезке пути мы летели на высоте около 30 футов вдоль шоссе Альберт- Амьен, которое выводило нас точно на тюрьму. Я никогда не смогу забыть эту дорогу, прямую как стрела и покрытую снегом. По пути то и дело попадались высокие тополя, приходилось через них "перескакивать". Одним глазом я следил за деревьями, а другим - за большой группой одномоторных истребителей, появившихся справа-спереди. К счастью, ими оказались наши "Тайфуны". Внезапно тополя остались сзади, и я чуть было не подпрыгнул на своем сиденье - в миле от нас была тюрьма.

Она выглядела точь-в-точь как та масштабная модель, на которой мы "проигрывали" нанесение удара перед вылетом. Спустя несколько секунд наши машины были в точке сброса бомб. Мы прижались к земле так низко, как только могли, и летели на самой малой скорости, с тем чтобы бомбы упали у самого основания стены и не срикошетировали. Сразу после отделения бомб моторы взревели, самолеты пронеслись над тюрьмой, и наша часть работы была выполнена. Возможности посмотреть на ее результаты не оставалось, мы должны были немедленно убираться и не мешать другим. Разворачиваясь на запад, я заметил выходившую в атаку вторую тройку новозеландцев. Она сбросила бомбы на северный участок стены и вскоре пристроилась к нам".

Спаркс не упомянул, что четыре ударных самолета (по два от 21-й и 464-й эскадрилий) потерялись в метели и вынуждены были вернуться на базу, как и звено "Тайфунов". Бомбы первой тройки угодили в основание стены и проделали в ней большую брешь. Одна из бомб второй тройки попала в здание тюрьмы. Две пары "Москито" из 464-й эскадрильи атаковали ту часть тюремного каземата, где размещались помещения охраны. Их также разрушили. "Киносъемочный" самолет кружил над объектом, фиксируя результаты удара. Он трижды пролетел над целью на малой высоте, в итоге командование получило бесспорное подтверждение ошеломляющей точности "Москито". На обратном пути снаряд зенитки разорвался в кабине одного из "Москито", убив оператора и тяжело ранив пилота. Командир эскадрильи Мак Ритчи вынужден был посадить машину на снег, и попал в плен.

На заключительном этапе операции над тюрьмой появилось несколько FW190. "Тайфуны" сопровождения вступили в бой, но не смогли отвести удар от машины Пиккарда, которая к тому же оказалась поврежденной огнем зениток. Очередь "фоккера" оторвала хвост "Москито", и он рухнул на землю неподалеку от Монтигни. Некоторое время экипажи 140-го крыла надеялись, что Пиккард и его навигатор остались живы, однако вскоре группа Сопротивления подтвердила факт их гибели и указала место захоронения. "Тайфуны" потеряли одного сбитым в районе Амьена, второго в снежном заряде над Ла-Маншем, еще один истребитель совершил вынужденную посадку.

Впоследствии стало известно, что 258 из почти 700 заключенных амьенской тюрьмы сумели воспользоваться результатами авиационного налета и бежать. Более сотни содержавшихся под стражей французов погибли от взрывов бомб и от пулеметного огня, который открыла охрана. Имелись жертвы и среди гражданского населения за пределами тюрьмы. Таким образом, с точки зрения рациональности результаты налета трудно считать абсолютно безупречными. Но важнее было другое. Как отмечали руководители Сопротивления, удар по амьенской тюрьме стал одним из примеров самопожертвования английских экипажей ради спасения жизней французов и имел огромный моральный эффект. Один из австралийских навигаторов - участников налета утверждал: "Это была операция такого сорта, которая создает ощущение: если бы ты ничего больше не сделал в ходе войны, и тогда этого было бы достаточно".

Вплоть до дня "Д", когда войска союзников высадились во Франции, задачи истребителей-бомбардировщиков из 2-й группы мало отличались от тех, что решали "рейнджеры". Хотя вражеские аэродромы чаще всего "обрабатывали" последние. Зато мосты, заводы, командные пункты (особенно здания штабов войск СС и гестапо) были излюбленными целями 138-го и 140-го крыльев. Интенсивность боевой работы 140-го крыла можно охарактеризовать следующими цифрами: за период с 3 октября 1943 г. по 26 мая 1944 г. его самолеты совершили более 1600 вылетов, нанесли 155 групповых ударов, 36 машин не вернулись на свои аэродромы, а еще 21 "Москито" FB.VI - списан из-за боевых повреждений.

4 июня на самолеты 2-х Тактических ВВС нанесли черно-белые "полосы вторжения". В ночь на 6 июня эскадрильи совершили 113 боевых вылетов, в основном по коммуникациям противника, и потеряли всего одну машину. Следующая ночь оказалась еще более напряженной - 196 боевых вылетов. И в дальнейшем истребители-бомбардировщики продолжали "трудиться в поте лица". Так, за 72 дня после высадки в Нормандии самолеты 140-го крыла совершили 2319 вылетов, то есть в среднем по 32 ежесуточно. Только за одну ночь на 1 сентября 1944 г. истребители-бомбардировщики атаковали 23 поезда с 300 вагонами, обстреляли свыше 300 автомобилей на дорогах и 20 речных судов и барж на реках Франции, Бельгии и Германии. Такие успехи обходились недешево. За три месяца (с июля по сентябрь) 32 самолета не вернулись с боевых заданий и 11 получили непоправимые повреждения.

Наиболее удачливым истребителем-бомбардировщиком "Москито" считается FB.VI (заводской номер LR385). Он совершил 104 боевых вылета в составе 21-й и 487-й эскадрилий.

Все шесть истребительно-бомбардировочных эскадрилий планировалось в возможно короткие сроки перебазировать на территорию Франции, с тем, чтобы они могли качественнее осуществлять непосредственную поддержку наступающих войск союзников. Но жизнь внесла свои коррективы, и первые "Мосси" из 2-х Тактических ВВС перелетели на континент только в ночь на 20 ноября.

Широкую известность осенью 1944 г. получил налет 24 "Москито" из 140-го крыла на штаб-квартиру гестапо в Ютландии, где хранились тысячи дел на подозреваемых и разыскиваемых немцами патриотов. Вновь, как и в случае с амьенской тюрьмой, экипажи тщательно отработали порядок выполнения задания на макете. Бомбы сбрасывались шестерками самолетов с бреющего полета, в результате некоторые машины получили повреждения от осколков. Одному из "Москито" пришлось совершить вынужденную посадку в Швеции.

В период новогоднего отчаянного контрнаступления фон Рундштедта истребители-бомбардировщики "Москито" на смогли сыграть заметной роли из-за плохой погоды. Большую часть боевых вылетов они совершали по ночам, когда поиск малоразмерных объектов становился почти невозможным. Позднее их удары по железным и автомобильным дорогам серьезно затруднили обратный маневр германских войск, перебрасывавшихся на восток.

22 февраля 1945 г. истребители-бомбардировщики приняли участие в операции "Кларион", дневном массированном ударе по коммуникациям, заводам и важнейшим узлам сопротивления немцев. Эта операция дорого обошлась эскадрильям. Вопреки распространенному мнению о том, что в 1945 г. "немец был уже не тот", именно в феврале и апреле 1945 г. истребители-бомбардировщики "Москито" понесли самые тяжелые потери. Подавляющее большинство сбитых самолетов в этот период приходится на зенитную артиллерию, концентрация которой на территории рейха была очень высокой. Февраль, март и апрель 1945 г. оказались трудными также для Берегового командования и подразделений "рейнджеров".

И все же война шла к концу. Последние боевые вылеты истребители-бомбардировщики "Москито" совершили в ночь на 4 мая. После окончания боевых действий эскадрильи 2-й группы частично вошли в состав британских оккупационных ВВС в Германии, а другая их часть разместилась на территории Бельгии и Голландии. Дольше всех, вплоть до сентября 1949 г., "Москито" FB.VI оставались на вооружении 107-й (позднее переименованной в 11-ю) эскадрильи.

С февраля 1943 г. в английских ВВС стала приживаться концепция "рейнджера" (ranger - диверсант). В техническом плане "Москито" - "рейнджер" не отличался от "интрудера". Разница заключалась в идеологии боевого применения машин. Если "интрудеры" по ночам находились в постоянной готовности и поднимались в воздух лишь в случае повышения активности люфтваффе (реального или ожидаемого), то "рейнджеры" действовали по собственному графику. Первые постоянно держали связь с землей, вторые занимались свободной охотой и, чтобы не выдать себя, соблюдали радиомолчание. Главной целью "рейнджеров" являлось изнурение немецкой системы ПВО. Их основу составили шестерки от каждой из 6 выделенных эскадрилий истребителей-бомбардировщиков "Москито", еще 4 подразделения "Бьюфайтеров" добавили по 3 специально оборудованных машины. Некоторое время и "интрудеры", и "рейнджеры" сосуществовали вместе.

Первыми в Истребительном командовании попробовали себя в роли дневных "рейнджеров" экипажи "Москито" из 264-й эскадрильи. 4 февраля они осуществили налеты на аэродромы в Северной Франции. Такие задания разрешалось выполнять только при наличии сильной облачности на большей части маршрута и в районе цели. В ночь на 17 февраля удары нанесли ночные "рейнджеры" из 25-й и 151-й эскадрилий. Погодные условия не имели для них большого значения. Усилия "рейнджеров" распределялись следующим образом: 10-я группа работала преимущественно по Южной и Западной Франции, 11-я группа - по Восточной Франции, Бельгии и Южной Германии, а 12-я - по Голландии и Северной Германии.

Появившийся зимой 1943 г. истребительно-бомбардировочный вариант "Москито" FB.VI как нельзя лучше подошел для роли "рейнджера". Увеличенный радиус действия, четыре бомбы и полный комплект стрелково-пушечного вооружения сделали его чрезвычайно эффективным оружием для нанесения "жалящих" ударов. 418-я эскадрилья "рейнджеров" первой в Королевских ВВС получила на вооружение FB.VI.

Командир эскадрильи Грей так описывал один из своих боевых вылетов: "Мы летели по направлению к нашей первой цели над холмами на высоте около 2700 футов (900 м), когда сзади-сверху появились два вражеских истребителя. На полной скорости мы метнулись к горам, и после пятиминутной погони в извилистой долине немцы отстали. Немного позднее, в 50 милях юго-западнее Мюнхена, мы снова обнаружили пару одномоторных истребителей, приближавшихся с северо-запада на высоте 2700 футов. Сразу подумалось: это перехватчики, посланные за нами. Однако мы не стали менять курс и прошли на бреющем прямо под ними. Истребители Bf.109 также продолжали прямолинейный полет, из чего мы сделали вывод, что нас они не заметили. Надеясь застигнуть их врасплох, мы развернулись и стали набирать высоту, заходя сзади. Вероятно, они все же нас увидели и перешли в набор высоты строго на солнце; вскоре мы их потеряли.

Мы вновь вернулись на прежний курс. Цель - аэродром Эрдинг. В 13.57 нам удалось незаметно подкрасться к нему с юго-востока. Летное поле было буквально забито самолетами. Мы выбрали пару Bf.110, стоявших рядом западнее взлетной полосы. Атаковали их с крутого пикирования, обстреляв длинными очередями из пушек и пулеметов. Я успел заметить, что немало снарядов угодило в двигатели, нос фюзеляжа и левое крыло ближайшего "мессера". Самолет взорвался, его обломки разлетелись во все стороны. Я прекратил огонь на расстоянии примерно 50 ярдов. Во второй вражеский истребитель также попало несколько снарядов, последних в очереди. Один Bf.110 мы заявили как уничтоженный, а другой - как поврежденный. На малой высоте проскакиваем над аэродромом. Заметили еще один немецкий самолет. Я дал двухсекундную очередь. Последние снаряды летели в него с расстояния не более 40 ярдов. Угловым зрением успел отметить несколько попаданий, но уверенности в том, что самолет уничтожен, не было. Заявили его как поврежденный. Немецкие зенитчики опомнились и начинали свою охоту за нами. Но поздно - мы уже вне их досягаемости".

Сражения с люфтваффе разворачивались не только над сушей. В рамках операции "Инстеп" самолеты из эскадрилий "Москито" - "рейнджеров" привлекались к борьбе с немецкими дальними истребителями сопровождения, прикрывавшими морские конвои. 11 июля 1943 г. пять "Мосси" из 25-й и 456-й эскадрилий сцепились над Бискайским заливом с пятеркой Ju-88. В результате жаркого боя один "юнкере" пошел "кормить рыб", а еще три получили повреждения. Через день немцы расплатились сполна: восьмерка FW-190 сбила четыре "Москито". Только один поврежденный FB.VI вернулся на свой аэродром. Неудачу частично скомпенсировал успех 151-й эскадрильи, уничтожившей четырехмоторный FW-200.

С 1 декабря 1943 г. англичане начали новую серию ударов "интрудеров" и "рейнджеров" по аэродромам противника. Фактически она стала частью подготовки к вторжению на континент. 27 января 1944 г. винд коммандер МакДональд с двумя ведомыми вылетел в район Бурже, где группу ждала редкая удача. Вначале тройка атаковала и уничтожила Не-177, затем √ FW-200, и еще один Не-177. Вернувшись, МакДональд шутя заявил отправлявшимся в полет двум другим дневным "рейнджерам" (флайт лейтенантам Кейну и Джонсону), что не будет с ними разговаривать, если те вернутся минимум без четырех "скальпов". И как в воду глядел. Пилоты заявили об уничтожении двух Ju-88, повреждении двух Ju-34 и одного Ju-86.

Любопытная история произошла с флайт лейтенантами Шерфом и Кливлендом из 418-й эскадрильи. В феврале 1944 г. в ходе одного из полетов они сожгли на земле три немецких самолета и с сознанием исполненного долга отправились восвояси, как вдруг... Оператор Шерфа флаинг офицер Финлейсон заметил странный летящий объект. "Спаренный" He-111Z буксировал два планера. На большой скорости машина ведущего проскочила мимо, зато Кливленд успел сбить задний планер. Выполнив боевой разворот, Шерф атаковал сзади-сверху. Сначала он уничтожил второй планер, а затем перенес огонь на средние моторы "хейнкеля". Кливленд ударил по правому фюзеляжу, от которого в разные стороны полетели обломки. Вскоре немецкий самолет догорал на земле. За уничтожение необычной вражеской машины обоим пилотам записали по одной победе, поскольку, по мнению всех летчиков эскадрильи, "He-111Z состоял их двух обычных Не-111".

418-я эскадрилья переживала свои лучшие дни. За 22 месяца полетов на "Бостонах" ее пилоты сумели уничтожить 22 самолета противника. Зато, перевооружившись на "Москито", они за один месяц уничтожили сразу 24 вражеских машины ценой гибели всего одной своей. В апреле 1944 г. за один вылет флайт лейтенанты Кипп и Кейн сбили над Каттегатом четыре минных постановщика Ju52, затем сожгли на земле еще три и повредили два немецких самолета. Спустя пару дней эскадрилья уничтожила за день десять неприятельских машин, среди которых был даже "длинноносый" FW-190D. В ночь на 3 мая Кипп сбил сразу три истребителя-бомбардировщика FW-190A: это были 98, 99 и 100-я победы группы.

По английским данным на весьма впечатляющем счету 418-й эскадрильи к моменту окончания войны числились 172 вражеских самолета, уничтоженных "достоверно", 8 - "вероятно" и 97 поврежденных. Кроме того, подразделение уничтожило 83 самолета-снаряда "Фау-1", около 200 автомобилей и 16 паровозов. Собственные потери составили 59 машин. 92 члена экипажей погибли, 14 попали в плен и 27 пропали без вести. Наибольших успехов среди пилотов эскадрильи добился флайт лейтенант Шерф: к концу мая 1944 г. за ним числились 23,5 сбитых вражеских самолетов. Он же поставил абсолютный рекорд "одного вылета" для "Москито", уничтожив 5 немецких машин в воздушном бою.

В феврале 1944 г. в состав 100-й группы влилась 515-я эскадрилья, прежде летавшая на "Дифайентах". Подразделение перевооружили на "Москито" FB.VI и с марта привлекли к нанесению ночных штурмовых ударов по аэродромам противника. Радиотехническое противодействие осуществлялось силами 192-и эскадрильи, частично оснащенной "Москито" В.IV в варианте постановщика помех.

Май оказался весьма удачным месяцем для 100-й группы: ее эскадрильи совершили 212 самолето-вылетов и сумели уничтожить 18 немецких машин. Началось перевооружение 141-й и 169-й эскадрилий на специальный вариант "Москито" FB.VI с прибором "Серрат" Mk.VI. Они ориентировались на борьбу с немецкими ночными истребителями, оснащенными бортовыми радиолокаторами. Эффективность "Серрата" сошла на нет в сентябре 1944 г., когда немцы разработали соответствующие технические меры противодействия.

Начало массовых пусков "Фау-1" заставило в конце июля вернуть в состав Истребительного командования 85-ю эскадрилью, взамен 100-я группа получила 23-ю на "Москито" FB.VI. Впоследствии 23-я и 515-я эскадрильи совместно осуществляли штурмовые удары с малых высот по аэродромам противника. Тактика действий 100-й группы в этот период времени была следующей: первая волна "рейнджеров" с бомбами на подкрыльевых пилонах блокировала вражеские авиабазы; вторая волна истребителей с локаторами AI.Mk.X лидировала колонну бомбардировщиков и навязывала бой поднявшимся перехватчикам; третья волна подкарауливала возвращавшиеся истребители противника в районе их аэродромов.

Приведем небольшой отрывок из воспоминаний летчика немецкого ночного истребителя капитана В.Ионена (более 200 ночных боевых вылетов, 34 победы, Рыцарский крест). Кстати, его стрелок Пауль Маль считается автором идеи установки "Шраге мюзик" (Schrage Musik - "Джазовая музыка") - пушек, смонтированных неподвижно под большим углом к продольной оси самолета и предназначенных для атаки бомбардировщиков снизу. Рассказ Ионена достаточно красноречиво свидетельствует о мере опасности, которую создавали английские "Москито" из 100-й группы для немецких перехватчиков.

"Ахтунг, ахтунг! Вражеские бомбардировщики будут над вами через несколько минут. Выключить все огни. Ожидается атака "Москито". Будьте внимательны при взлете", - прохрипел динамик в комнате отдыха летчиков. Через несколько секунд в ней уже никого не было. Механик запустил моторы моею Bf.110, осталось лишь занять место в кабине и вырулить на старт. "Лобстер от Траш-один, я на взлетной полосе. Пожалуйста, включите огни, когда я дам полный гая, и выключите, когда буду в воздухе", - передал я диспетчеру. "Виктор, Виктор, - откликнулся диспетчер. - Осторожно, в воздухе "Москито". Счастливого полета". Я двинул вперед рычаг газа. Вспыхнули огни, подсвечивающие взлетную полосу. Самолет побежал и спустя несколько секунд был уже в воздухе. Едва я убрал шасси и перевел "мессершмитт" в набор высоты, как Маль, прислушивавшийся к сигналам "Наксоса" (аппаратуры предупреждения об облучении), встревожено сообщил: "Внимание, "Москито". Томми выжидал, когда рыбка окажется на крючке. Я бросил машину в вираж, внимательно осматривая верхнюю полусферу. Англичанин не появлялся. Мы перевели дух".

На частоте станции наведения передали, что одна группа бомбардировщиков следует в направлении на Нюренберг, а вторая - на Вюрцбург. Ионен решил лететь к Вюрцбургу. Англичане были уже совсем рядом. "Мы приближались к бомбардировщикам. Но прежде, чем нам удалось выйти на дистанцию стрельбы, их самолет-осветитель сбросил САБы. Светящиеся бомбы повисли на парашютах и их мертвенный свет выхватил из темноты обреченный город. "Вражеский самолет впереди в восьмистах метрах", - передала наземная станция наведения. В этот момент я снова услышал в наушниках характерное пощелкивание "Наксоса". Дальние ночные истребители! Несмотря на это предупреждение, я продолжил сближение с целью и дал полный гая моторам. Щелчки становились все громче. "Москито", - встревожено крикнул Маль. Я вынужден был отвернуть в сторону. Пушечные трассы английского истребителя прошли справа от нас. Но и бомбардировщику удалось ускользнуть.

Теперь мы летели непосредственно над городом в потоке английских машин. По команде ведущего бомбардировщики открыли бомболюки, и на Вюрцбург посыпались зажигательные бомбы. Фосфорные заряды воспламенились еще в воздухе. На городские крыши упало горящее облако. Это было чудовищное зрелище, описать которое мог только Данте. Огненное облако не знало жалости. Оно опускалось на церкви и жилые дома, дворцы и казармы, широкие авеню и узкие улочки. В ярости я бросился в направлении очередного английского бомбардировщика. Но как только наш "мессершмитт" приближался к нему, Маль снова передал: "Внимание, "Москито". Я велел ему заткнуться и предупреждать меня об английских истребителях только в случае крайней опасности. Наконец, четырехмоторный "Ланкастер" оказался в прицеле. Я влепил в него длинную очередь из всех стволов и, по-видимому, угодил в бензобаки. Самолет буквально разворотило взрывом, вероятно, в огненном смерче погиб весь его экипаж. Это была моя единственная победа в ту ночь и последняя в годы войны".

Но приключения Ионена на этом не закончились. "Москито" набросились на его машину, аппаратура "Наксос" постоянно выдавала тревожные сигналы. Маль вел огонь из пулемета. Ионен бросал машину из виража в вираж, пикировал, набирал высоту, но английский истребитель "повис на хвосте" и не собирался уходить без добычи. К счастью для экипажа "мессера", он постоянно открывал огонь со слишком большой дистанции. Но так не могло продолжаться до бесконечности.

"...Маль испуганно выкрикнул: "Я не могу стрелять! "Москито" совсем близко сзади, ниже нас". От этого возгласа меня бросило в пот. Через секунду огненная трасса проткнула машину - слишком поздно я начал маневр уклонения. Ручку от себя! Спикировал к самой земле. Огляделся, окликнул Моля. Вроде все нормально, хотя в кабине запах гари. Потом я посмотрел по сторонам: за правым мотором тянулась узкая белая полоса. Вытекал бензин. Взгляд на стрелку топливомера: она уже возле нулевой отметки. Скорее на посадку! Но неприятности не приходят а одиночку. В наушниках я снова услышал щелчки "Наксоса". Англичанин не бросил своей затеи! Он решил подловить нас вблизи аэродрома. Здесь, на глиссаде планирования, мы были беззащитны.

Я связался с диспетчером: "Лобстер от Траш-один. Необходима срочная посадка. Топлива почти не осталось". "Виктор, Виктор, - откликнулся диспетчер. - У нас все тихо и спокойно. Будьте осторожны - ночные истребители кружат над аэродромом". "Мне необходимо срочно приземлиться, - снова передал я. - Буду садиться вслепую. Зажгите белый огонь на посадочном знаке и красный - в конце полосы, как только я подам команду". Диспетчер подтвердил согласие на этот план.

Я выпустил щитки и убрал газ. Щелчки в наушниках не прекращались. Маль приник к пулемету. На приборной доске вспыхнула красная лампочка: топлива осталось на пять минут. Наконец диспетчер передал: "Траш-один от Лобстера. Фонари в условленных местах. Можете заходить на посадку". "Включайте!" Первым белый фонарь впереди справа обнаружил Маль. Доворачиваю машину. Выпускаю шасси. Секунды тянутся томительно долго. Наконец, мы над посадочной полосой. Колеса касаются земли, тормоза... Самолет останавливается, мы открываем фонарь кабины. Слава Богу, все обошлось. Осторожно добавляю газ моторам, чтобы выхлопы не привлекли внимания "Москито". Рулю в темноте в сторону стоянки. И тут механик допускает идиотскую ошибку. Стараясь помочь нам, он включает зеленый фонарь. Англичанину только этого было и надо.

Я развернул машину против ветра и заглушил моторы. Маль, высунувшись наполовину из кабины, проорал: "Выключи этот проклятый фонарь, ты, осел!" В этот момент мы услышали нарастающий звук мотора. Быстро от самолета! Сейчас здесь будет жарко. Слишком поздно. Англичанин уже открыл огонь. Я инстинктивно вжался в кресло. Снаряды ударили по крылу и хвосту. Быстро выскочил из машины и бросился на землю. Рядом упал Маль. В атаку заходит второй "Москито". Горящий "мессершмитт" отлично виден. Бросаемся от него подальше. Трассирующие очереди упираются в фюзеляж и наш старый добрый Bf.110 взрывается, разлетаясь на куски. "Москито" делают еще один заход, теперь уже парой. В бессильной ярости наблюдаем за ними. Они уходят. Звук их моторов затихает на западе".

В январе 1945 г. появилась новая версия устройства "Серрат" Mk.IV, наводившая на излучение немецкого локатора "Лихтенштейн" SN2. Кроме того, был создан "Перфектос" - прибор, указывающий направление на излучатель германского опознавателя "свой-чужой". Наиболее важным событием в области технических усовершенствований оказалось появление американского трехсантиметрового радиолокатора ASH, получившего у англичан обозначение AI.Mk.XV. Это высокоэффективное и малогабаритное устройство удалось разместить в носовом коке "Москито" FB.VI ценой небольших переделок (и отказа от носовых пулеметов), что превратило "шестерки" 23, 141 и 515-й эскадрилий в полноценные маловысотные (моторы "Мерлин" 25) ночные истребители. Новый локатор нуждался в деликатном обращении, а для его эксплуатации требовался хорошо подготовленный оператор.

В сентябре 1944 г. канадский филиал "Де Хевилленд" освоил постройку истребителя-бомбардировщика FB.21, представлявшего собой копию FB.VI с моторами "Мерлин" 31. Его выпустили очень малой серией - всего 3 единицы, а затем перешли к производству подобного "Москито" FB.26, Но с двигателями "Мерлин" 225. Самолеты этого типа строились с февраля по август 1945 г. В июле завод в Даунсвью достиг пика производства - удалось построить 73 истребителя-бомбардировщика. Общий объем выпуска "двадцать шестых" составил 288 машин, еще 37 самолетов достроили в варианте учебно-тренировочных Т.29. Как и более ранние Т.22 (6 единиц с моторами "Мерлин" 31) и Т.27 (19 единиц с моторами "Мерлин" 225), учебные машины Т.29 в основном повторяли конструкцию аналогичного английского варианта Т.Ш. Судьба последних серийных канадских "Москито" оказалась непростой. Англичане для своих ВВС на Ближнем Востоке приобрели всего 71 истребитель-бомбардировщик FB.26, а 191 машину этого типа приняли на вооружение канадские ВВС (остальные были потеряны в процессе испытаний). Вскоре выяснилось, что у страны, для которой после окончания Второй мировой войны практически исчезли противники, нет нужды в таком количестве боевых самолетов. Вскоре почти все "Москито" оказались выведены из состава RCAF и собраны на базы хранения. Производство "Москито" на заводе в Даунсвью завершилось в октябре 1945 г. выпуском 1034-й по счету машины.

Если организация серийного выпуска "Москито" в Канаде преследовала цель обеспечить машинами этого типа прежде всего ВВС метрополии, то налаживание постройки в Австралии объяснялось местными нуждами. Фирма "Де Хевилленд" и здесь имела филиал, расположенный в Сиднее. В марте 1942 г. австралийское правительство заявило о своей заинтересованности в производстве истребительно-бомбардировочного варианта "Москито" для австралийских Королевских ВВС (RAAF - Royal Australian Air Force). После консультаций, позволивших решить проблемы финансирования (на первом этапе Министерство авиации Великобритании предоставило кредит фирме "Де Хевилленд - Сидней"), начало производства австралийских "Мосси" наметили на август 1943 г.

В мае 1942 г. около 3000 чертежей и 250 фотографий важнейших узлов "Москито" FB.VI отвезли "Либерейтором" в Австралию. В июне морем был отправлен истребитель F.II (заводской номер DD664), который использовали в качестве эталона. Только 17 декабря после сборки и тщательной проверки он поднялся в воздух с сиднейского аэродрома под управлением шеф-пилота Б.Роуза. В марте 1943 г., после замены моторов на американские "Мерлины" 31 и номера на австралийский А52-1001, машина вновь поступила на испытания. Март в Австралии - это осень, и проверка изрядно затянулась из-за погодных условий.

Между тем руководство сиднейского филиала приняло решение помимо истребительно-бомбардировочного варианта строить ночной истребитель с высотными моторами "Мерлин" 69 и собственный учебно-тренировочный самолет. Вскоре из Хатфилда в Австралию стали поступать чертежи Т.III и NF.X (нереализованного в Англии проекта). Неритмичные поставки оборудования и моторов из США вскоре поставили всю программу под угрозу. На сиднейском заводе катастрофически не хватало квалифицированных специалистов и авиационных материалов, необходимых для производства "Мосси". Для того, чтобы поднять в воздух FB.40 (заводской номер А32-1), на него пришлось переставить двигатели с экс-английского F.II. И все же первый построенный фирмой "Москито" взлетел 23 июля 1943 г., пилотируемый летчиком-испытателем Г.Ли.

Многочисленные трудности отодвинули появление следующей серийной машины до апреля 1944 г. За ней последовали еще две в мае и одна в июне. Камнем преткновения оказалось изготовление качественного формальдегидного клея из местного сырья. В ходе статических испытаний крылья и фюзеляжи австралийских "Москито" первое время разрушались задолго до перехода к максимально допустимым нагрузкам. Положение стало исправляться только со второй половины 1944 г. Серия истребителей-бомбардировщиков FB.40 насчитывала 212 машин, первая сотня оснащалась моторами "Мерлин" 31, а остальные - "Мерлин" 33. В боевых действиях против японцев принимала участие 1-я эскадрилья RAAF, вооруженная FB.40 и английскими FB.VI, а также 87-я эскадрилья на самолетах PR.XVI.

К моменту капитуляции Японии завод в Сиднее успел выпустить 108 самолетов "Москито". Кроме них австралийские ВВС получили еще 76 машин, построенных на английских предприятиях: один F.II, 14 T.III, 38 FB.VI и 23 PR.XVI. Развернуть производство FB.42 с моторами "Мерлин" 69 австралийцы не успели (был построен только один опытный самолет). Вместо этого часть "сороковой" в 1947-1948 гг. модернизировали путем оснащения "Мерлинами" 69 с одновременной сменой "амплуа" - все 27 переоборудованных машин стали разведчиками PR.41. По меньшей мере два "Москито" австралийской постройки проходили испытания в Англии, а 5 машин были переданы новозеландским ВВС (один FB.40 и четыре Т.43).

В1948 г. значительную часть канадских "Мосси" закупило гоминьдановское правительство Китая. Всего в эту страну отправилось не менее 129 истребителей-бомбардировщиков FB.26, бомбардировщик В.25 и около 70 тренировочных Т.27 и Т.29 (в их число входят и дополнительно переоборудованные из FB.26 по заказу китайцев).

В Китай выехала группа канадских инструкторов для облета машин после сборки и обучения пилотов. Китайские летчики, привыкшие к американским самолетам с носовым колесом, невысоко оценили "Москито". К тому же и качество сборки далеко не новых машин после перевозки морем оставляло желать лучшего. Один из инструкторов вспоминал, как однажды сразу после взлета на "свежесобранном" китайскими специалистами "Мосси" оторвался один из люков, закрывавших пушечный отсек. После вынужденной посадки он с ужасом обнаружил, что и бронезаголовник на этом FB.26 также не был закреплен. "В случае грубого касания полосы он, скорее всего, оторвался бы и снес мне голову", - заявил обескураженный летчик. Из 181 собранного и 152 облетанных "Мосси" китайцы за короткое время (к моменту эвакуации правительства Чан Кай-Ши на Формозу) потеряли в авариях и катастрофах не менее 60 машин. Канадские "Москито" не спасли гоминьдановцев от поражения.







 ЛТХ:
Модификация   Mosquito FB Mk.VI
Размах крыла, м   16.51
Длина, м   12.34
Высота, м   3.81
Площадь крыла, м2   42.18
Масса, кг  
  пустого самолета   6506
  максимальная взлетная   10096
Тип двигателя   2 ПД Rolls-Royce Merlin 25
Мощность, л.с.   2 х 1800
Максимальная скорость , км/ч   611
Крейсерская скорость , км/ч   410
Практическая дальность, км   2985
Максимальная скороподъемность, м/мин   870
Практический потолок, м   10060
Экипаж, чел   2
Вооружение:  четыре 20-мм пушки British Hispano, четыре 7.7-мм пулемета
 Бомбовая нагрузка до 1820 кг:
 2х 227-кг бомбы или 2х 113-кг бомбы,
 В перегруз возможна подвеска 4х 227 кг бомб


 Доп. информация :


  РЛЭ "De Havilland Mosquito FB Mk.VI (html)"
  РЛЭ "De Havilland Mosquito FB Mk.VI"
  Фотографии:

 Mosquito FB.Mk.IV
 Mosquito FB.Mk.VI
 Mosquito FB.Mk.VI
 Mosquito FB.Mk.VI
 Mosquito FB.Mk.VI
 Mosquito FB.Mk.VI
 Подвеска 50-фунтовых бомб на Mosquito FB.Mk.VI
 Mosquito FB.Mk.VI с открытым бомболюком
 Mosquito FB.Mk.VI c 8 НУРСами
 Mosquito FB.Mk.VI
 Mosquito FB.Mk.VI
 Норвежский Mosquito FB.Mk.VI
 Mosquito FB.26
 Mosquito FB.42
 Кабина пилота Mosquito FB.Mk.VI

  Схемы:

 Mosquito FB.Mk.VI

  Варианты окраски:

 Mosquito FB.Mk.VI 23 Sq. RAF, 1944 год  (c) Bob Pearson
 Mosquito FB.Mk.VI 464 Sq. RAF, 1944 год  (c) Bob Pearson
 Mosquito FB.Mk.VI 143 Sq. RAF  (c) Bob Pearson
 Mosquito FB.Mk.VI 211 Sq. RAF
 Mosquito FB.Mk.40 No.5 OCU RAAF, 1944 год  (c) Bob Pearson
 Mosquito FB.Mk.VI ВВС Израиля
 Mosquito FB.Mk.VI ВВС Китая (c) Bob Pearson
 Mosquito FB.Mk.VI ВВС Доминиканской республики (c) Bob Pearson
 Mosquito FB.Mk.VI ВВС Чехословакии (c) Bob Pearson
 Mosquito FB.Mk.VI ВВС Турции (c) Bob Pearson

 



 

Список источников:

Арсенал-Пресс. А.Н.Медведь. Де Хевилленд Москито
Squadron/Signal. Aircraft No.127,139. Mosquito in Action
Vic Flinthman. Post-war military aircraft in British service
Jaap Teeuwen. British Aircraft of World War II
FAQs.org.Greg Goebel. Air Vectors. The De Havilland Mosquito & Hornet
Bob Pearson & Chris Banyai-Riepl. History in Illustration. The de Havilland Mosquito
Monografie Lotnicze 101. R. Gretzyngier, L. Musialkowski. De Havilland Mosquito
Aston. Stuart Howe. De Havilland Mosquito. An Illustrated History
Squadron/Signal. Aircraft No.127, 139. Jerry Scutts. de Havilland Mosquito in action
Combat Legend. Robert Jackson. d
e Havilland Mosquito
Crowood. Martin W. Bowman. De Havilland Mosquito
FAotW No.48.
De Havilland Mosquito 
Wydawnictwo Militaria No.157. P. Przymusiala, D. Karnas. de Havilland 98 "Mosquito"

Air International 1983-01. Mosquito : De H's Beautiful Bomber


Уголок неба. 2017  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама: