главная авиация второй мировой бомбардировщики
   АР-2
       
Разработчик: ОКБ Архангельского
Страна: СССР
Первый полет: 1940
Тип: Бомбардировщик
  ЛТХ     Доп. информация
   


В начале 1940 г. в КБ Архангельского на 22-м авиазаводе продолжались интенсивные работы по совершенствованию СБ как в части текущей модернизации самолета и его узлов, так и в части реализации двух основных направлений модернизации: малой - в основном за счет улучшения аэродинамики самолета (результат - достижение максимальной скорости 500 км/ ч) и большой - за счет изменения конструкции самолета (результат - достижение максимальной скорости 600 км/ч).

Согласно Постановлению КО при СНК СССР N230 от 29 июля 1939 г. авиазавод N22 обязывался с января 1940 г. полностью перейти на производство модернизированных самолетов СБ с моторами М-105, "обеспечив их выпуск в объеме не меньше программы 1939 года", а с марта месяца - выпускать все СБ с моторами М-106 с максимальной скоростью 500 км/ч на высоте 6500 м.

В январе 40-го начали летать 2-й экземпляр самолета ММН с моторами М-104, самолет СБ N20/207 с установкой заполнения бензобаков инертным газом.

Продолжались заводские испытания и доводка СБ N18/206 с моторами М-103, оснащенными турбокомпрессорами ТК-2. Активно прорабатывался вопрос и по установке ТК-2 на СБ с моторами М-105. Постановление КО N240 от 1 июня 1940 г. обязывало 22-й завод к 1 сентября провести испытания трех самолетов СБ с моторами М-105ТК-2. Однако в связи с трудностями по доводке турбокомпрессоров ТК-2 в установленные сроки ими были оборудованы только два СБ 2М-105, из которых ни один не успел пройти заводских испытаний. Не была доведена "до ума" и установка ТК-2 на самолете СБ 2М-103, в силу чего последний не прошел заводские испытания. По этим причинам планы ввода в строй высотных СБ с турбокомпрессорами были откорректированы. Согласно новым планам КБ А. А. Архангельского, ЦИАМ и завод N22 обязывались к 10 октября 1940 г. "...провести заводские испытания двух СБ с моторами М-105ТК-2, ...один СБ 2M-J05TK-2 передать в НИИ ВВС КА для производства государственных испытаний и, не дожидаясь их окончания, изготовить 20 СБ 2М-105ТК-2 для проведения войсковых испытаний" и "...развернуть работы по доводке ТК на СБ 2М-103". Велись работы по увеличению дальности полета серийных СБ, а также интенсивные испытания СБ с различными системами вооружения, оборудованием и т.д. В частности, специалисты НИП АВ ВВС совместно с НИИ ВВС и ЦАГИ в течение 1939 г. проводили работы по отработке методов бомбометания с пикирования на СБ. В ЦАГИ был разработан специальный бомбодержатель ПБ-3, который обеспечивал безопасный вывод авиабомб из бомболюка при бомбометании с пикирования. В процессе испытаний ПБ-3 "работал безотказно".

В испытаниях были задействованы экипажи майора Жданова, капитана Ковальчука и старших лейтенантов Субботина и Пискунова. В процессе отработки методики бомбометания с пикирования на СБ при угле пикирования 80" экипажи уверенно укладывали бомбы в круг радиусом 57 м при высоте сброса бомб 2000 м и в круг радиусом 126 м при высоте сброса бомб 4000 м. Итогом их работы стала разработка рекомендаций для летного состава строевых частей, обеспечивающих обучение и затем боевое применение СБ с пикирования, а также предложений по совершенствованию СБ и его бомбового вооружения.

В испытаниях на "пикирование" участвовали самолеты СБ с моторами М-103 и М-104. При этом СБ с 2М-104

показал неудовлетворительные результаты ввиду недоработанности мотоустановки. По этим же причинам эксплуатация в частях этих вариантов С Б также была признана неудачной.

С целью обеспечения необходимых условий для безопасного бомбометания с пикирования был разработан и испытан ограничитель перегрузок при выводе самолета из пикирования. Ограничитель перегрузок был смонтирован на серийном самолете СБ N11/248 с моторами 2М-103. Для определения величины и постоянства перегрузок при выводе самолета из пикирования всего сделано 50 пикирований (6 полетов) на углах от 20" до 65град.  при скоростях начала вывода из пикирования от 350 до 450 км/ч по прибору.

В результате проведенных испытаний было установлено, что оптимальное значение перегрузки на выводе из пикирования составляет 2,9 единицы. В этом случае при соответствующей регулировке ограничителя перегрузок: "Пилотирование самолета с включенным прибором производится без каких-либо ограничений на всех режимах скоростей; можно производить виражи до 60град. , набор высоты, планирование, спираль, боевые развороты с перегрузкой, допускаемой ограничителем. При выходе из пикирования независимо от угла пикирования, скорости, положения триммера руля глубины и резкости взятия рулей на себя прибор обеспечивает заданную перегрузку".

15 июля 1940 г. начались войсковые испытания пяти серийных бомбардировщиков СБ с 2М-105 с винтами ВИШ-22Е в пикирующем варианте. На СБ 2М-105 устанавливались бомбодержатели ПБ-3.

Одновременно с СБ проходили войсковые испытания и бомбардировщики ДБ-3 с винтами ВИШ-23, также в пикирующем варианте.

На втором экземпляре СБ-РК N1/ 281 впервые были установлены подвижные тормозные решетки и автомат вывода самолета из пикирования по типу Ju88. Эти устройства запускались в производство на московском заводе N213. Испытания этого варианта СБ-РК проводились в период с 27 июля по 11 августа 1940 г.

Помимо "обучения" самолетов СБ бомбометанию с пикирования, СБ пытались "научить" стрелять с пикирования ракетными снарядами.

7 июня 1940 г. директор НИИ-3 Б.М. Слонимер и главный инженер института военинженер 1-го ранга А.Г. Костиков направили на имя Члена Совета оборонной промышленности Комитета обороны при СНК СССР А.К. Ходякова развернутый доклад, в котором по итогам отработки ракетных снарядов различного типа предлагали форсировать работы по созданию систем ракетного вооружения для боевых самолетов, стоящих на вооружении ВВС КА. Предполагалось, что летаю щие ракетные батареи будут поражать трудноуязвимые для авиации цели, "имеющие броневое перекрытие (танки, надводный морской и речной флот и т.д.)", с пикирования под углами 45-60град.  ракетными бронебойными снаряда ми калибров 82 мм, 132 мм и 203 мм.

При замене бронебойной головной части РБСов на бетонобойную, "что легко достигается стандартизацией ракетных частей", обеспечивалось поражение "наземных фортификационных сооружений". Поражение других целей с меньшей защитой (автомашины, артиллерия на позиции, огневые средства ПВО, пехота на марше и т.д.) предполагалось обеспечивать ракетными осколочно-фугасными снарядами калибра 132 мм - РОФС-132.

Основным козырем применения ракетных снарядов с пикирования являлась повышенная точность стрельбы и мощь боевых частей снарядов, разработанных в НИИ-3. Стрельбу предполагалось вести как одиночно, так и залпом из двух, четырех и восьми снарядов. При этом считалось, что именно залповая стрельба будет давать наибольший эффект.

В качестве основных носителей такого оружия предлагалось использовать самолеты И-15бис или И-16 (8 РБС-82), а также пикирующие варианты двух моторных бомбардировщиков СБ (22 РБС-132) и ДБ-3 (9 РБС-203).

Размещение ракетных снарядов на СБ предлагалось выполнить комбинированным: 10 РБС-132 разместить на пусковых установках под плоскостями крыла и 12 РБСов - в специальной кассетнице, расположенной в бомболю-ке самолета и выдвигаемой при стрельбе из бомболнжа в воздушный поток.

На ДБ-3 ракетные снаряды РБС-203 предлагалось разместить следующим образом: 3 снаряда под фюзеляжем и 10 - под крылом самолета.

Предполагалось, что "монтаж и демонтаж ракетного вооружения самолетов (за исключением электропроводки в крыльях самолета)" в полевых условиях будет выполняться техническим составом авиачастей "в течение I ч. до 3,5 ч. в зависимости от типа самолета и калибра РБС".

Для отработки методики стрельбы ракетными снарядами с пикирования, совершенствования пусковых установок ракетных орудий, отработки тактики применения ракетных самолетов Слонимер и Костиков просили выделить для испытаний в НИП АВ ВВС КА один СБ, один ДБ-3 и звено самолетов И-15бис или И-16. Полигон под Ногинском требовалось оборудовать "бетонной и бронеплощадками размерами 50x50 м".

В период с 26 июня по 4 сентября 1940 г. в НИП АВ ВВС КА проводились полигонные испытания СБ N221, вооруженного ракетными осколочными и бронебойными снарядами типа РС-132 и РБС-132. Ракетные орудия РО-132 монтировались под крылом самолета. Стрельба велась с пикирования под углами 45-50" с дистанции 1500-1700 м. Было установлено, что вероятное круговое отклонение РБС-132 при стрельбе в воздухе примерно в 1,4 раза было меньше, чем при стрельбе РС-132, и не превышало 30 м в боковом направлении (вместо 40 м для PC-132) и 39 м по дальности (вместо 55 м для РС-132).

Несмотря на общие положительные результаты стрельб, было принято решение запретить применение РБС-132 для стрельбы с самолета СБ. Дело в том, что при стрельбе РБС-132, как на земле, так и воздухе, от мощной газовой струи деформировались элероны самолета. По этой причине в ходе полигонных стрельб произошло разрушение элерона самолета. Вносить какие-либо изменения в конструкцию установки ракетных орудий под крылом самолета посчитали нецелесообразным.

Отметим, что полигонные испытания РБСов на самолетах Су-2, Ил-2 и Пе-2 летом 1941 г. были более успешными. Явлений, подобных наблюдавшимся на СБ, на этих самолетах не происходило. Как следствие РБСы были рекомендованы "к вводу на вооружение ВВС Красной Армии и Военно-Морского Флота для использования их на Пе-2, Ил-2 и Су-2 по сухопутным и морским целям противника..."

На фоне этих событий и шли работы по модернизации самолета СБ. Основу дальнейшего совершенствования аэродинамики СБ-РК составили результаты государственных испытаний опытных ММН 2М-105 и СБ-РК 2М-105, проводившихся, как уже упоминалось выше, соответственно, в периоды с 1 июля по 16 августа 1939 г. и с 11 по 16 мая 1940 г., а также результаты проектирования скоростного ближнего бомбардировщика СББ, проводившегося в рамках большой модификации самолета СБ.

В соответствии с Постановлением КО при СНК СССР N240 от 1 июня 1940 г. 22-му авиазаводу поручалось до 15 августа изготовить и предъявить на испытания 3 эталонных экземпляра самолета СБ-РК с улучшенной аэродинамикой. Требовалось получить максимальную скорость "на границе высотности мотора 490 км/ч и запас прочности - 8,5".

На эталонных СБ-РК заменили "стандартную" носовую часть серийных СБ на более совершенную в аэродинамическом отношении носовую часть Ф-1, испытанную на самолете ММН, и установили уменьшенный по высоте новый выпуклый колпак фонаря кабины стрелка-радиста, так называемую "черепаху". Кроме этого, в конструкцию самолета был внесен и ряд других улучшений.

Обшивка верхней части центроплана между 4-м и 8-м шпангоутами выполнялась из балинитовой фанеры, приклеиваемой клеем ВИАМ к деревянным отъемным частям 5-го, 6-го и 7-го шпангоутов.

Были внесены значительные изменения в винтомоторную группу. Установлены новые подмоторные рамы, "новые удобообтекаемые капоты на моторах", устанавливались "новые ребристо-трубчатые водорадиаторы ...в крыле в специальных тоннелях", "новая маслосистема, включающая по одному водомасляному и одному воздушно-масляному радиатору на каждый мотор", а также новые маслобаки и консольные бензобаки емкостью по 330 л. Использовались винты изменяемого в полете шага ВИШ-22Е диаметром 3 м.

Новая носовая часть обеспечивала улучшенные условия для работы штурмана и летчика с обеспечением непосредственной связи между ними. Площадь остекления штурманской кабины в сравнении с кабиной самолета ММН была увеличена, и установлено второе управление со складывающимся штурвалом. При этом с целью улучшения обзора летчику через остекление кабины штурмана при заходе на посадку и на пикировании сиденье летчика было смещено влево, а приборная доска - вправо.

Прицеливание при бомбометании с горизонтального полета обеспечивалось прицелами НКПБ-3 (для бомбометания ночью и с малых высот) и прицелом ОПБ-1М, установленными в кабине у штурмана.

Для наводки на цель при бомбометании с пикирования у летчика имелся прицел ПБП-1. На приборной доске летчика устанавливался пикирующий авиагоризонт и сигнализатор перегрузки.

На самолете были установлены тормозные решетки под плоскостями с гидравлическим управлением от летчика по типу самолета Ju88, а также автомат вывода из пикирования, действующий автоматически при сбрасывании бомб. При вводе в пикирование, после открытия командного крана, тормозные решетки открывались перпендикулярно потоку. О выпуске решеток сигнализировали механические указатели, так называемые "солдатики", которые поднимались из обшивки между 10-й и 11-й нервюрами. Одновременно поднимались триммеры рулей высоты, отклоняя последние вниз. При нажатии кнопки сброса бомб или дополнительной командной кнопки триммеры возвращались в исходное положение.

Оборонительное стрелковое вооружение самолета включало три пулемета ШКАС: один с механическим прицелом в носовой шаровой установке (по типу НУ-ДБ-3ф) с боезапасом 500 патронов у штурмана, один с коллиматорным прицелом К-8Т в верхней задней стрелковой установке ТСС-1 (1000 патронов) и один с прицелом ОП-2Л на нижней убирающейся внутрь фюзеляжа турели МВ-2 с боезапасом 600 патронов.

Носовая установка штурмана позволяла вести огонь в конусе 50град. , установка ТСС-1 - на 90град.  влево и вправо, на 60град.  вверх и на 30град.  вниз, нижняя установка МВ-2 - на 30град.  влево и вправо и от 4-5 до 55град.  вниз.

Турель ТСС-1 представляла собой полукольцо, по которому передвигалась каретка с головкой пулемета. В походном положении пулемет располагался на левом борту, для этого в экране ТСС-1 был сделан небольшой вырез. При необходимости стрельбы прозрачный экран турели сдвигался по рельсам назад и приподнимался немного вверх, защищая стрелка от набегающего воздушного потока.

Бомбардировочное вооружение самолета имело ряд улучшений по сравнению с серийным СБ, в частности была увеличена возможность подвески бомб крупного калибра: при бомбометании с пикирования - до 4 ФАБ-250 (две на наружных держателях и две на внутренних) или 3 бомб типа ФАБ-500 (две снаружи и одна внутри), а при бомбометании с горизонтального полета - до 3 ФАБ-500 или 6 бомб ФАБ-250 (четыре снаружи и две внутри) или 12 бомб калибра 100 кг (4 снаружи и 8 внутри).

Нормальная бомбовая нагрузка была увеличена до 1000 кг, а максимальная в перегрузку - до 1500 кг. Особо отметим, что система бомбового вооружения обеспечивала сброс 1500 кг бомб как с горизонтального полета, так и с пикирования. На пикировании бомбы сбрасывались как с бомбодержателей внутри фюзеляжа, так и с 4-х наружных полностью утопленных в крыло держателей типа НП-1 конструкции завода N22. На держателях НП-1 бомбы крепились вблизи центра тяжести за один центральный бугель и фиксировались при помощи дополнительных упоров.

Химическое вооружение самолета включало два выливных авиаприбора типа ВАП-500 (всего 1000 кг) и два универсальных химических авиаприбора типа УХАП-500 (всего 100 кг) только на внешних подвесках. ВАП и УХАП обеспечивали применение стоявших на вооружении ВВС КА всех типов отравляющих веществ, зажигательных и дымообразующих смесей.

В октябре 1940 г. начались заводские испытания первого опытного экземпляра самолета СБ-РК - эталона для серии. К 4 ноября было выполнено 11 полетов. В качестве основных дефектов самолета отмечались: высокая температура воды (95-100град.  С) и масла (110-115град.  С) и недостаточная продольная устойчивость. 29 октября на заводской аэродром был вывезен 2-й экземпляр эталонного СБ-РК, на котором предполагалось отладить систему вооружения. К этому времени подходила к завершению постройка 3-го эталонного СБ-РК, который предполагалось передать в НИИ ВВС КА для производства государственных испытаний. На этом самолете, по сравнению с первым и вторым экземплярами, были сделаны некоторые улучшения: увеличено сечение выхода из тоннеля водорадиатора путем уменьшения числа створок жалюзи (5 вместо 6), изменен руль глубины, в носовой части фюзеляжа Ф-1 был установлен дополнительный аккумулятор.

Государственные испытания опытного СБ-РК - эталона для серии, были завершены в январе 1941 г. Ведущим инженером по испытаниям был вое-нинженер 1-го ранга М. И. Ефимов, летчики-испытатели - майор В. И.Жданов и капитан А. М. Хрипков. Отчет по испытаниям был подписан Начальником НИИ ВВС КА генерал-майором А. И. Филиным 20 января 1941 г. и 31 января утвержден Начальником ГУ ВВС КА генерал-лейтенантом П.В. Рычаговым. В декабре приказом по НКАП N704 от 9 декабря 1940 г. опытный СБ-РК был переименован в Ар-2.

На испытаниях при нормальном полетном весе 6600 кг была достигнута максимальная скорость 475 км/ч на высоте 4700 м. Время набора высоты 5000 м составило 7,1 мин. Практический потолок при нормальном полетном весе составил 10000 м, а при полетном весе 7100 с двумя бомбами ФАБ-250 на наружной подвеске - 9000 м. Техническая дальность полета с внутренней подвеской двух ФАБ-250 на высоте 5000 м на скорости 390 км/ч составила 990 км. Длина разбега с полетным весом 7100 кг равнялась 340 м.

Выяснилось, что самолет при эксплуатационных центровках от 30,5 до 32,7% САХ неустойчив в продольном отношении. Самолет становился устойчивым только при центровке 27,25% САХ. В то же время поперечная и путевая устойчивость на всех эксплуатационных центровках была удовлетворительной. Самолет позволял выполнять полет с одним задросселирован-ным мотором.

За все время госиспытаний было произведено 25 пикирований под углами от 40град.  до 75град.  с убранными и выпущенными тормозными решетками для снятия характеристик пикирования самолета. Кроме этого производилось пикирование на цель с реальным бомбометанием корпусами боевых бомб. Скорость ввода в пикирование равнялась 275-295 км/ч, начальная высота ввода - 4000 м, скорость начала вывода из пикирования 550 км/ч, перегрузка на выводе в среднем составляла 4,5 единицы.

Тормозные решетки и автомат вывода из пикирования во время испытаний работали безотказно. При пикировании под углом 75град.  продолжительность прямолинейного участка составила 9 сек, что обеспечивало "...возможность прицельного бомбометания".

Главные недостатки новой машины относились в основном к винтомоторной группе. За все время испытаний на моторах М-105 имели место: "разрушение правой откачивающей мас-лопомпы, вследствие чего пришлось заменить мотор; ...образование трещины в нижней крышке картера на одном моторе, ...переливание бензина из карбюраторов, в силу чего был случай обгорания всасывающего патрубка карбюраторов".

Отмечалось, что "система охлаждения в зимних условиях работает на верхнем пределе допустимых для моторов температур и совершенно не обеспечит нормальную эксплоатацию самолета в летних условиях". Слить воду из водорадиаторов оказалось совершенно невозможно.

Температура масла, выходящего из мотора, достигала 110град. С на наборе высоты при температуре наружного воздуха у земли минус 10град. С. Это являлось верхним пределом для моторов М-105. Предложенная заводом маслосистема оказалась совершенно непригодной вследствие частого выхода из строя во-домасляных радиаторов - за все время испытаний было заменено 12 водо-масляных радиаторов. Предусмотренные конструкцией шунтовые клапаны на 1,5 атм не предохраняли водомас-ляные радиаторы от разрушения.

Все это делало водо- и маслосистему Ар-2 "...непригодной для эксплуатации в частях ВВС Красной Армии".

Как видно, несмотря на то, что моторы М-105 отрабатывались на Ар-2 значительно позже, чем на самолете СПБ, и имелась возможность анализа результатов работы поликарповцев по доводке этого мотора, специалистам КБ А. А. Архангельского также пришлось столкнуться со значительными трудностями. В дальнейшем мотоустановка на Ар-2 была все же доведена до приемлемого для эксплуатации в частях состояния.

Наряду с достоинствами системы оборонительного стрелкового вооружения Ар-2, имевшей явные преимущества перед существующей на СБ, специалистами НИИ ВВС отмечались и недостатки. По носовой установке: "не доработан блок питания и отвода звеньев и гильз - происходят частые заклинивания их". По верхней установке ТСС-1: "...имеет крупные дефекты, без устранения которых не обеспечивается боевое применение ее: ...плохая устойчивость пулемета при стрельбе; ...вибрация прицела; ...не отлажен звеньеотвод, что приводит к частым задержкам при стрельбе".

В качестве общего недостатка указывалось на использование оборонительных пулеметов нормального калибра, эффективность которых в воздушном бою уже не отвечала современным требованиям. Однако этот недостаток имели все советские серийные бомбардировщики этого времени, и принципиальным считаться не мог.

В выводах отчета по государственным испытаниям самолета отмечалось, что: "Самолет Ар-2, изготовленный на базе самолета СБ, по своим летно-тактическим данным значительно лучше серийного самолета СБ, но по скорости отстает от современных иностранных и отечественных двухмоторных средних бомбардировщиков. ...Летные свойства самолета Ар-2 аналогичны самолету СБ, а управление самолетом даже более легкое. По управляемости и обзору для летчика самолет удобен для пилотирования в строю. ...Самолет. Ар-2 может быть допущен к эксплуатации в частях ВВС Красной Армии при условии ограниченного использования мощности моторов М-105..."

От КБ Архангельского и завода N22 требовалось довести "до ума" винтомоторную группу, обеспечить продольную устойчивость самолета на всех эксплуатационных режимах, довести вооружение и устранить имевшие место дефекты машины, отмеченные в акте и в отчете по государственным испытаниям.

В феврале 1941 г., на государственные испытания в НИИ ВВС КА поступил Ар-2 N1/511 с внесенными в его конструкцию улучшениями по результатам госиспытаний головного Ар-2. Моторы М-105Р на этом самолете были выдвинуты вперед на 150 мм для улучшения продольной устойчивости. Были установлены винты ВИТ1Т-22Е диаметром 3,1 м. Редукция моторов была изменена на 0,59 (вместо 0,66). Кроме того, на самолете были установлены более тонкие тормозные решетки и реактивные выхлопные патрубки. Качество изготовления самолета и отделка его поверхности были значительно улучшены. Указанные доработки позволили получить максимальную скорость у земли 443 км/ч и 512 км/ч на высоте 5000 м.

Казалось бы, стоит продолжать работы по улучшению аэродинамики Ар-2 и усилению его вооружения, обеспечивая, таким образом, требуемые летно-боевые качества самолета в серии, а также форсированными темпами доводить до летно-боевого состояния Б-1. Однако судьба распорядилась иначе.

К этому времени головной Пе-2 (в соответствии с приказом НКАП N704 от 09.12.40 г. ПБ-100 переименован в Пе-2 - авт.) уже успешно прошел испытания, показав неплохие результаты - при полетном весе 7536 кг максимальная скорость на высоте 5100 м составила заветные 540 км/ч, потолок - 8700 м, дальность полета 1200 км. Нормальная бомбовая нагрузка - 600 кг, в перегрузку - 1000 кг.

Начиная с нового года, авиазаводы N39 и N22, предназначенные для серии Пе-2, стали выкатывать на летное поле продукцию. У руководства НКАП и ВВС появилась уверенность в скором решении всех технологических и организационных проблем, связанных с запуском "пешки" в крупную серию.

29 января 1941 г. свой первый полет по программе заводских испытаний совершил опытный пикирующий бомбардировщик "103" 2АМ-37 конструкции ОТБ НКВД. В это же время на 156-м авиазаводе полным ходом шла постройка улучшенного экземпляра этого самолета "103У" 2АМ-37 - завершение работ планировалось в марте месяце.

Согласно Постановлению ГКО N401 от 11 октября 1940 г. максимальная скорость этих вариантов самолета "103" должна была составлять 580-600 км/ч на высоте 7000 м, нормальная бомбовая нагрузка -1000 кг (в перегрузку до 3000 кг), дальность полета с нормальной бомбовой нагрузкой - 2500 км, стрелково-пушечное вооружение - 2 пушки ШВАК и 5 пулеметов ШКАС.

Первые результаты заводских испытаний самолета "103" вселяли надежду, что вскоре ВВС смогут получить ударный самолет, который по своим летно-боевым данным превосходит все известные на начало 1941 г. боевые машины этого класса и полностью разрешит "задачу вооружения ВВС Красной Армии фронтовыми пикирующими бомбардировщиками".

В итоге Постановлением Комитета Обороны от 11 февраля 1941 г. серийный выпуск Як-4 (приказом НКАП N704 от 9.12.40 г. ББ-22 2М-105 переименован в Як-4) на авиазаводе N81 был прекращен. Прекращался серийный выпуск и бомбардировщика Архангельского - Ар-2 2М-105. На 22-м авиазаводе прочно обосновывался пикировщик В. М. Петлякова - Пе-2.

1 апреля 1941 г. А. И. Шахурин подписал приказ N291 "О проектировании и постройке самолета МоВ-2 с мотором АМ-38 конструкции Можаровского Г. М. и Веневидова И. В." Проектирование возлагалось на завод N32,а постройка на завод N89. Поскольку ранее А. А. Архангельский участвовал в разработке эскизного проекта этого штурмовика, то 10 апреля последовал приказ по НКАП N309, по которому весь конструкторский коллектив А. А. Архангельского переводился на 32-й завод для обеспечения работ по проектированию и постройке МоВ-2.

Как видим, создание современного фронтового бомбардировщика ВВС КА в преддверии большой войны проходило под лозунгом "даешь скорость", и в этом направлении были достигнуты определенные успехи. Однако надо признать, что "скоростное" развитие советских самолетов бомбардировочного типа шло в ущерб их основным боевым качествам. Увлечение скоростью при тогдашнем уровне развития советской авиапромышленности, главным образом моторостроения, закономерно привело к серьезному снижению боевой нагрузки бомбардировщиков, а значит, к уменьшению "мощи бомбовых ударов по противнику". Так, основной советский фронтовой бомбардировщик Пе-2 имел весьма скромную для такого самолета нормальную бомбовую нагрузку - всего 600 кг (в перегрузку 1000 кг), а скоростной ближний пикирующий бомбардировщик ББ-22ПБ и того менее - 400 кг (в перегрузку 500 кг).

В то же время в довоенный период совершенно не проводились серьезные исследования по поиску оптимальных форм и способов боевого применения авиации в современной войне. Вследствие этого, не получили должного внимания работы по определению оптимальных направлений развития авиации (состав и оргструктура боевых сил авиации) и анализу боевой эффективности самолетов различного типа в условиях будущей войны. Соответственно, не был определен облик (летно-технические данные и конструктивная схема самолета, число моторов, состав экипажа, состав вооружения и схема его размещения на самолете, необходимый размер боекомплекта и т.д.) перспективных боевых самолетов (истребителя, фронтового бомбардировщика, штурмовика и т.д.) и не были разработаны рекомендации по совершенствованию уже стоящих на вооружении ВВС КА самолетов.

В свою очередь, отсутствие обоснованной концепции строительства ВВС Красной Армии привело к тому, что ни военные, ни руководство страны и НКАП накануне войны не имели ясного и четкого понимания, какими боевыми самолетами, в каком количестве и в каком соотношении необходимо оснащать ВВС КА. И самое главное, не было единства во взглядах по этим вопросам.

В результате при принятии решений по созданию боевых самолетов нового поколения, а также по постановке на вооружение или снятию с вооружения ВВС того или иного самолета учитывались и сравнивались только некоторые показатели, характеризующие отдельно летные и отдельно боевые качества самолетов. Фактически все решения принимались Комитетом Обороны, УВВС КА и НКАП вслепую и большей частью без учета конкретной боевой обстановки, в которой придется воевать боевым машинам.

Между тем, с точки зрения общевойскового командира важным является, не с какой скоростью летает, например, бомбардировщик, или какой у него потолок, а какой ущерб бомбардировщик может нанести противнику при выполнении конкретной боевой задачи в интересах наземных войск. То есть для общевойскового командира важными характеристиками бомбардировщика являются: вес и состав бомбовой нагрузки, эффективность применяемых авиационных средств поражения (авиабомбы, зажигательная смесь и т.д.) по конкретным целям, точность бомбометания и стрельбы. С другой стороны, бомбардировщик решает конкретную боевую задачу в условиях противодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии противника. И с этих позиций важными являются: скорость, маневренность, потолок, эффективность оборонительного вооружения, боевая живучесть самолета и т.д.

В этой связи, для полноты описания развития советской концепции скоростного ударного самолета интересно сравнить между собой предвоенные серийные и опытные пикирующие бомбардировщики ВВС КА и люфтваффе - Ар-2, Пе-2, ББ-22ПБ, "ЮЗУ", СПБ и Ju88A-4, с точки зрения их потенциальной боевой эффективности в условиях боев на восточном фронте.

Оценку боевой эффективности самолетов-бомбардировщиков будем проводить исходя из вероятности выполнения последними конкретной боевой задачи по уничтожению целей в интересах наземных войск, или вероятности боевого успеха бомбардировщика. При этом вероятность боевого успеха бомбардировщика определяется вероятностями для бомбардировщика не быть сбитым истребителями и зенитной артиллерией противника на подлете к цели и над целью, вероятностью выхода в район цели с заданной погрешностью, вероятностью обнаружения цели визуальным способом и вероятностью поражения цели при бомбометании.

Все расчеты для сравниваемых самолетов проводились для одинаковых условий их боевого применения. В качестве исходных данных брались типовые наземные цели и условия для наземных и воздушных боев на восточном фронте. Рассматривались два способа боевого применения бомбардировщиков: бомбометание с пикирования по малоразмерной трудноуязвимой цели (долговременные оборонительные сооружения с толщиной перекрытия не более 70 см, мосты, склады и т.д.), для поражения которых требовалось применение авиабомб крупного калибра (250 кг и выше), и бомбометание с горизонтального полета по площадной слабо защищенной или не защищенной цели (колонна пехоты, автомашин и легкобронированной техники, артиллерийские и минометные орудия на позиции и т.д.). Во всех случаях в расчетах принимались максимальные характеристики самолетов.

Вероятности выхода бомбардировщика в район цели и ее обнаружения в расчетах были приняты равными единице. При расчете вероятности поражения цели при бомбометании учитывались характеристики уязвимости цели по отношению к конкретным типам применяемых средств поражения. Летная и стрелковая подготовка летчиков и штурманов - хорошая.

При оценке вероятности сбития бомбардировщика огнем зенитной артиллерии считалось, что распределение зенитной артиллерии (стволов ЗА) в тактической зоне обороны противника равномерное. Поскольку рабочие высоты фронтовых бомбардировщиков на восточном фронте равнялись 2000-3000 м, то в расчетах учитывались только стволы ЗА средних калибров. Учет противозенитного маневра бомбардировщика осуществлялся путем внесения дополнительной' ошибки в прицеливание зенитных расчетов.

При расчетах вероятности сбития бомбардировщика истребителем были приняты следующие допущения, упрощающие вычисления, но не влияющие на общий вывод при сравнительной оценке боевой эффективности бомбардировщиков различного типа:

в качестве истребителя противника принимался немецкий Bf109f-1, обнаружение и атака бомбардировщика истребителем противника осуществляется из положения барражирования в воздухе, вероятность обнаружения бомбардировщика пилотом атакующего истребителя в зоне патрулирования выполняется визуальным способом и принимается равной 1, при расчете вероятности выхода истребителя в атаку на бомбардировщик противника со стороны задней полусферы (т.е. сближение и боевой разворот с выходом на кривую атаки на дистанцию открытия огня) учитывались характеристики пикирования, скороподъемность и время установившегося виража (радиус), при этом во всех расчетах было принято, что предельная перегрузка на кривой атаки, при которой летчик мог вести прицельный огонь, не превышает 4 единиц, - вероятность сбития бомбардировщика истребителем оценивалась с учетом ответного огня воздушного стрелка бомбардировщика, - стрелковая и летная подготовка летчиков-истребителей - хорошая, стрелковая подготовка воздушного стрелка - хорошая, - учет противоистребительного маневра бомбардировщика осуществлялся путем внесения дополнительной ошибки в прицеливание, - условия воздушных боев (распределение ракурса стрельбы, дистанции стрельбы и длины очереди, предельные перегрузки при атаке и т.д.) принимались типовыми для периода воздушных боев периода Великой Отечественной войны, - прицелы: у истребителей - оптический, у воздушного стрелка бомбардировщика - механический, - стрельба истребителя во всех случаях - сопроводительная. Расчеты показывают, что в типовых условиях боев на восточном фронте при решении боевой задачи по уничтожению малоразмерных трудноуязвимых целей пикирующий бомбардировщик Ар-2 превосходил по эффективности бомбардировщик ББ-22ПБ почти в 5,5 раз, Пе-2 - в 1,4 раза, и немецкий Ju88A-4 - в 1,3 раза.

При решении боевой задачи по уничтожению площадной слабо защищенной цели из всех серийных советских бомбардировщиков наилучший результат показывал опять же Ар-2. При этом Пе-2 "отставал" от Ар-2 в 1,3 раза, а ББ-22ПБ - почти в 2,5 раза. В то же время Ар-2 уступал "юнкерсу" по эффективности в этом виде "двоеборья" примерно в 1,3 раза.

Опытный пикирующий бомбардировщик "ЮЗУ" 2АМ-37 превосходил по боевой эффективности как Ар-2, так и Ju88A-4 при решении любых задач авиационной поддержки войск. В отличие от своих оппонентов "ЮЗУ" был способен нести три ФАБ-1000 (максимальная емкость бомбодержателей) и "метать" их с пикирования.

К сожалению, начавшаяся война не позволила быстро довести машину до летно-боевого состояния - мотор АМ-37 был снят с серийного производства, а установленный на самолет вместо него мотор М-82А страдал множеством "детских" болезней. В результате первые три серийные Ту-2 2М-82 (приказом НКАП N234 от 28.03.42 г. самолетам "103" было присвоено обозначение Ту-2) попали на фронт только в сентябре 1942 г., а ритмичное и качественное серийное производство (уже с моторами М-82ФН) было налажено лишь к середине 1944 г. Однако "умение" бомбить с пикирования бомбардировщик утратил - с самолета были сняты тормозные решетки с системой управления. Машину стали классифицировать как средний бомбардировщик, предназначенный "для выполнения задач дневного бомбометания с горизонтального полета по ближним тылам врага".

Явным аутсайдером при решении любой боевой задачи является ББ-22ПБ. Следует признать, что принятие на вооружение ВВС КА самолета ББ-22 в варианте бомбардировщика является грубейшей ошибкой УВВС, НКАП и Комитета Обороны. Реальной боевой ценности он не представлял, но сил и средств на его внедрение в серийное производство и освоение в частях было затрачено не мало.

Серьезной ошибкой является и прекращение серийного производства бомбардировщика Ар-2 в пользу запуска в массовую серию бомбардировщика Пе-2.

Кажущийся основной недостаток Ар-2 - меньшая в сравнении с Пе-2 максимальная скорость полета - вполне "закрывался" за счет оптимизации тактики боевого применения пикировщика, лучшей организации взаимодействия с истребителями прикрытия и управления в бою, а также обучения летного состава бомбардировочных полков воздушному бою с истребителями противника одиночно и в составе группы. В этом убеждает пример летчиков люфтваффе, которые, имея ударные самолеты с посредственными летными данными, достигали высокой эффективности боевых действий главным образом за счет рациональной тактики их боевого применения, прекрасной организации взаимодействия со своей истребительной авиацией и с наземными войсками и хорошей летно-боевой подготовки экипажей.

Главное, Ар-2 имел прекрасные взлетно-посадочные качества и был более доступен, чем Пе-2, для освоения молодыми сержантами военного времени. Как известно, Пе-2 совершенно не терпел высокого выравнивания -в этом случае гарантированно ломалось шасси. Подломленные на посадках "пешки" составляли в частях до 30% неисправных машин.

В любом случае, Ар-2 на протяжении всей войны мог показывать лучшую боевую эффективность при решении любой боевой задачи фронтовой бомбардировочной авиации, чем основной пикирующий бомбардировщик ВВС КА самолет Пе-2.

Как следует из анализа потенциальной боевой эффективности сравниваемых бомбардировщиков, система бомбового вооружения немецкого Ju88A-4 в большей степени соответствовала распределению типовых наземных целей, против которых пришлось действовать авиации на восточном фронте в начальный период войны, чем бомбовое вооружение советских бомбовозов.

Основным калибром "юнкерса" являлась 50-кг авиабомба - 28 штук на борту, тогда как система бомбового вооружения советских бомбардировщиков в основном была рассчитана на подвеску 100-кг авиабомб (6-12 шт). Именно в этом варианте подвески максимально использовалась грузоподъемность советских самолетов. При использовании бомб меньшего калибра советские бомбовозы оказывались недогруженными. Например, при подвеске бомб калибра 50 кг Пе-2 "не добирал" 100 кг до нормальной бомбовой нагрузки и 500 кг -до максимальной.

В то же время, исходя из характеристик уязвимости типовых наземных целей в начальный период войны (мо-томехколонны, артминбатареи на позициях и т.д.), основным типом авиабомб должны были быть осколочные бомбы калибра 25 кг и фугасные калибра 50 кг, а также осколочные бомбы более мелкого калибра. Например, приведенная площадь поражения бронетранспортеров и легких танков при сбросе с высоты 500-1000 м десяти ФАБ-50м составляла около 400 м2, а шести ФАБ-100 - только 180 м'2.

В директиве командующего ВВС КА генерал-полковника авиации П. Ф. Жигарева N14501/12153 от 25.01.42 г. об итогах инспекторской проверки боевых действий авиачастей Западного и Юго-Западного фронтов в январе 42-го по этому поводу указывалось, что: "...В большинстве авиационных частей военно-воздушных сил Западного и Юго-Западного фронтов отмечено неграмотное использование стрелко-во-пушечного и бомбардировочного вооружения... Калибр и тип применяемых бомб зачастую не соответствует характеру цели. Применяется стандартная зарядка: ФАБ-100 или ФАБ-50 даже по целям,, требующим поражения их осколочными бомбами..."

Проведенный начальником кафедры стрелково-пушечного вооружения самолетов ВВА им. Н. Е. Жуковского вое-нинженером 1-го ранга Е. Б. Лунцем в феврале-марте 1942 г. анализ боевого опыта частей Западного и Юго-Западного фронтов (19-я, 46-я, 47-я и 63-я сад), 6-го и 7-го иак ПВО за период июнь-декабрь 1941 г. показал, что во многих случаях бомбы применялись главным образом исходя из удобства и быстроты подготовки самолетов к боевым вылетам, при этом совершенно не учитывались защищенность целей и эффективность действия бомб (убойная сила осколков, фугасное действие и т.д.).

По данным Лунца, в течение первых 6 месяцев войны на выполнение боевой задачи по уничтожению танков, мотомеханизированных войск, артиллерии на позиции и живой силы противника все рода авиации затратили 41,6% боевых вылетов, на действия по аэродромам противника - 2,5% и по ж.д. объектам - 1,6%. Остальные вылеты были связаны с выполнением боевых задач без применения авиабомб.

То есть вместо применения осколочных авиабомб типа АО-25с, АО-25м и фугасных типа ФАБ-50, ФАБ-50м бомбардировочные авиачасти использовали бомбы типа ФАБ-100 - 56% от веса всех авиабомб, сброшенных по противнику.

В заключение своего доклада профессор Лунц предлагал "...снять с вооружения ФАБ-100" и "...запретить частям в погоне за тоннажем применять бомбы, не соответствующие характеру цели (например, ФАБ-100 вместо ФАБ-50м или АО-25)".

С другой стороны, наземных целей противника, для поражения которых необходимо применение авиабомб крупного калибра (ДОТ, ДЗОТ, мосты, склады и т.д.), в начале войны было немного, а вносить изменения в конструкцию боевых самолетов с целью обеспечения максимальной загрузки бомбами калибра 50-25 кг было "хлопотно", да и рискованно. Вот и пришлось для исправления ситуации срочно создавать более эффективные в осколочном отношении 100-кг бомбы. Наиболее удачными, как известно, оказались осколочно-фугасная ОФАБ-100 и зажигательная ЗАБ-ЮОЦК. ОФАБ-100 обладала мощным фугасным эффектом при разрыве и давала множество тяжелых осколков, которые на расстоянии до 10 м от точки подрыва могли пробить немецкую танковую броню толщиной до 30-мм и выводили из строя 155-мм полевые орудия. В свою очередь, зажигательная "сотка" - легко пробивала перекрытия зданий, вышибая фугасным ударом окна и двери, обеспечивая тем самым приток воздуха для распространения пожара.

Положение изменилось в 1944-45 гг., когда Красная Армия и ВВС КА столкнулись с особенно сильной обороной вермахта. Как известно, немецкие укрепленные районы представляли собой довольно трудноуязвимую для авиации цель вследствие большой насыщенности средствами ПВО, малых размеров и высокой прочности долговременных железобетонных оборонительных сооружений. Обычной была плотность до 6 ДОТ и ДЗОТ на 1 км фронта, хотя в некоторых случаях их число доходило до 20 на 1 км фронта. Полоса УР по фронту колебалась от 30 до 140 км, а полное число ДОТ и ДЗОТ - от 60 до 900. В то же время возможности основного фронтового бомбардировщика ВВС КА Пе-2 были все же недостаточными - две ФАБ-250 стандартной бомбовой нагрузки (4 ФАБ-250 "таскали" редко) не обеспечивали требуемые вероятности поражения фортификационных сооружений вермахта, а бомбардировщик Ту-2 2М-82, как отмечалось выше, к этому времени уже утратил свои пикирующие свойства.

Вот когда мог наступить звездный час пикировщика Архангельского Ар-2 - его способность нести 6 ФАБ-250 или три 500-кг авиабомбы и "метать" их с пикирования как никогда могла пригодиться Красной Армии. К этому времени Ар-2 уже прошел бы определен ный путь повышения летно-боевых качеств за счет усиления оборонительного вооружения, совершенствования аэродинамики, повышения мощности силовой установки и боевой живучести. Естественно, Ар-2 не смог бы полностью заменить Ту-2, но дополнял бы его с успехом.

Остается только сожалеть, что по состоянию на 1 июня 1941 г. в частях ВВС КА имелось всего 164 самолета Ар-2 2М-105, из них: 147 (3 неисправных) машин - в частях Военных округов, остальные - в частях Центра и на 22-м заводе. В условиях стратегического отступления Красной Армии и откровенно плохой организации боевых действий авиации и наземных войск бомбардировщики Ар-2 не смогли показать всего того, на что были способны. К тому же, ввиду отсутствия требуемого прикрытия своими истребителями и недостаточной подготовки летного состава, большая часть Ар-2 была потеряна уже в первые месяцы войны - по официальным данным штаба ВВС КА боевые потери Ар-2 в 1941 г. составили 95 самолетов.

Отметим, что руководство и специалисты ВВС ВМФ КА при разработке плана оснащения авиации флота в 1941 г. современными боевыми самолетами рассматривали Ар-2 в качестве основного типа пикирующего бомбардировщика, а "пешку" - в основном как истребитель дальнего сопровождения. Но их мнение никто "не услышал"...

Если учесть, что ближний бомбардировщик Су-2 в условиях большой войны "по правилам" оказался не состоятельным как тип боевого самолета, а бронированный штурмовик Ил-2 АМ-38 - не в полном объеме отвечал требованиям современной войны, то приходится констатировать: боевой состав и вооружение ударной авиации ВВС КА накануне войны оказались в целом не соответствующими характеру и условиям боевых действий. С началом войны это обстоятельство в совокупности с недостаточным уровнем боевой подготовки летного состава частей и оперативно-тактической подготовки командного состава авиационных соединений и штабов, а также руководящего состава ВВС и Красной Армии привело к низкой эффективности авиационной поддержки своих войск и большим потерям от огневого воздействия противника.




     



 ЛТХ:
Модификация  
Размах крыла, м   18.00
Длина, м   12.50
Высота, м   3.56
Площадь крыла, м2   48.20
Масса, кг  
  пустого самолета   4516
  нормальная взлетная   6660
  максимальная взлетная   8150
Тип двигателя   2 ПД М-105Р
Мощность, л.с.   2 х 1100
Максимальная скорость , км/ч  
  у земли   443
  на высоте   512
Крейсерская скорость , км/ч   475
Практическая дальность, км   1500
Скороподъемность, м/мин   765
Практический потолок, м   10500
Экипаж   3
Вооружение:   четыре 7.62-мм пулемета ШКАС
 Бомбовая нагрузка до 1600 кг


 Доп. информация :


  Чертеж "Архангельский Ар-2 (1)"
  Чертеж "Архангельский Ар-2 (2)"
  Фотографии:

 Ар-2
 Ар-2
 Ар-2
 Ар-2
 Ар-2
 Ар-2
 Ар-2
 Ар-2
 Внешняя подвеска четырех 250-кг бомб на Ар-2
 Ар-2 захваченный немцами, Киевский ОВР, 1941 год
 Носовая стрелковая установка НУ
 Верхняя турель ТСС-1 и нижняя МВ-2

  Схемы:

 Ар-2

  Варианты окраски:

 Ар-2
 Ар-2

 



 

Список источников:

Авиация и Космонавтика. Перов В.И., Растренин О.В. Неизвестный Ар-2
Михаил Маслов. Пропавшая "Арочка"
Шавров В.Б. История конструкций самолетов в СССР 1938-1950 гг.
Энциклопедия-справочник. Самолеты страны Советов
Крылья Родины. Николай Якубович. Бомбардировщик "Разрезанное крыло". О последних модификациях СБ
"Война в воздухе" ╧ 64,65. СБ. Гордость советской авиации


Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:

Хотите зарегистрировать фирму: регистрация ооо.


Rambler's Top100 Rambler's Top100